?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Friday, April 8th, 2011
4:59a - за письку охотника: "Самка" реж. Григорий Константинопольский
Репортерша телевизионных "Южно-Уральских новостей" Лариса (Екатерина Вилкова) снимает репортаж о поимке крестьянами снежного человека. Снежный человек разбивает клетку, изничтожает своих тюремщиков, а девушку увлекает за собой. Она боится, но он, оказавшийся к тому же говорящим, обещает ей знакомство с его родителями, и тащит еще дальше в тайгу. А там вместо родителей Ларису ждет встреча с его женой Жанной. У пары снежных людей нет потомства, и Лариса должна помочь им обзавестись наследниками.

Я все понимаю, честно - по крайней мере, хочется так думать. И если у меня какие-то предубеждения против Константинопольского были, то их развеяла его позапрошлогодняя "Кошечка":

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1504039.html?mode=reply

Но всякий прикол хорош тогда, когда свеж и остроумен. Александр Стриженов и Кристина Бабушкина в пластическом гриме изображают "снежных людей" с их сугубо человеческими семейными проблемами - это может быть весело по задумке, но на деле не смешно, и даже очень глубо выглядит. Как и то, что в лесу помимо снежных людей бродят менты, которые намного хуже любого зверя - со снежным человеком можно договориться, а мент тебя убьет, да еще замучит перед этим, и фамилии не спросит. Ментов играет традиционная для такого типа новорусских комедий пара - Павел Деревянко и Юрий Колокольников. Тут, видимо, скрыт, и не слишком умело, сатирический посыл автора - хорошо, пусть так.

Да нет, если попривыкнуть и обтерпеться, с какого-то момента картина начинает казаться забавной - но надолго терпения не хватает. Можно вынести и рок-балладу "Я цветочки рвала, я веночки плела" (композитором фильма выступил сам режиссер), и Юрия Антонова с "Нет тебя прекрасней" в саундтреке, и то, что каждый следующий эпизод отменяет содержание предыдущего - вроде бы фильм начинали снимать без сценария (и заканчивали, видимо, тоже). Особенно запоминается история о том, что дедушкой снежного человека Вани был охотник, которого звали Иван Сергеевич, и от него бабушке героя досталась тетрадка с заголовком "Записки охотника".

Опять-таки - я человек привычный, я не только читал в "Экспресс-газете" заметики типа "перед концертом Диана Гурцкая пошла в лес по грибы и заблудилась", но даже и сам, бывало, сочинял что-то подобное. Но всему есть предел. Этот предел определяется, наверное, не определеным эстетическим каноном, и не личным вкусом, но самоадекватностью авторов. На протяжении всего фильма героиня ест грибы, которые связкой болтаются на мохнатой шее героя. Легко представить, что все, что она видит - результат воздействия "грибов" на заточенный под сенсацию журналисткий мозг. Или проще всего сказать, что создатели фильма сами грибов обожрались. Чего я, кстати, совсем не исключаю - но не в этом проблема, а в том, что они, насколько я понимаю, и не хотели, не собирались сделать кино мало-мальски нормальное, в любом из возможных форматов. Они забавлялись, как привыкли забавляться в 90-е, когда кино никто не смотрел. Теперь-то смотрят, вот и "Самка" вышла в прокат.

Я, правда, на сеансе в зале сидел один, но все равно - на несколько деней картина занимает некоторое количество экранов по Москве и не только. Вот на это Константинопольский явно не рассчитывал. Или тогда надо перед сеансом, как на фильмы в 3Д выдают специальные очки, предлагать зрителям специальные средства, которые позволяет увидеть "Самку" в истинном свете.

(comment on this)

5:02a - "Запрещенный прием" реж. Зак Снайдер
Подобного рода фильмы я обожаю, и "Запрещенный прием" разочаровал меня тем более, что обманул в самых лучших ожиданиях. Он очень интересно придуман. Его мультижанровая структура строится на трех параллельных сюжетных планах:
1) психоаналитический триллер (после смерти матери отчим сдает в психиатрическую клинику падчерицу, которая пыталась на него напасть, а санитар за взятку в 2000 долларов обещает подделать направление на лоботомию)
2) криминальная драма (девушка видит себя танцовщицей роскошного секс-клуба, где дама-главврач клинике оказывается учительницей танцев, а санитар - сутенером, и спец по лоботомии, который должен приехать через пять дней, представляется вип-клиентом по прозвищу Мажор)
3) фантастический боевик (для побега из клуба и из сексуального рабства девушкам надо заполучить пять артефактов, причем последний предстоит еще и отгадать, каждый предмет добывается с боем на особом задании типа взятия крепости или нападения на поезд, перевозящий бомбу).

Первый, фундаментальный план плохо разработан и невнятен, природа ненависти девушки к отчиму неясна - то ли дело в материнском завещании, которое отчима не устраивает, то ли еще до смерти матери девушка становилась жертвой его агрессии и теперь он боится ее разоблачающих свидетельств. Так или иначе, судя по тому, что пациентка себе напридумывала, она и в самом деле серьезно больна, то есть проблема карательной психиатрии, на которой американское кино зациклено еще со своих черно-белых времен, кажется здесь надуманной, что не отменяет жестокости санитара-сутенера и его подручных. Зато экшн-эпизоды, с драками, взрывами и прочими удовольствиями, в композиционной структуре фильма оказываются вставными эпизодами, непомерно растянутыми и, на мой вкус, скучными. Актрисы неинтересные, спецэффекты режут глаз, да и концы с концами в параллельных сюжетах сходятся не всегда. К примеру, если женщина-врач Вера Горски в "больничном" плане способна вызвать полицию и поставить на место санитара-садиста, когда понимает, что он подделал ее подпись в направлении на лоботомию, то почему в плане "клубном" она - его жертва наряду с девушками и он также над ней измывается, в том числе физически? Зловещий Мажор, которому в "клубе" должна достаться героиня, в "больничном" оборачивается доктором, который хоть и делает лоботомию, но поступает осмысленно и ведет себя как добропорядочный медик, и именно благодаря его внимательности главврачу открывается вся правда.

Многие элементы фильма - свидетельства откровенного дурновкусия, а то и скудоумия его создателей. Начиная с толстяка-повара, вооруженного толстым ножом - этот и вовсе как будто из слэшера забежал, как будто в "Запрещенном приеме" и без него мало жанров намешано. Невнятные товарки по несчастью в "реальном" плане просто не проявляются - как они попали в клинику? каково им там? То, что пятым артефактом оказывается сама девушка, и она должна принести себя в жертву - ход странный, непонятный. Не говоря уже об образе ангела, который в каждом экшн-эпизоде наставляет девиц перед очередным заданием, аки "ангелов Чарли" - морщинистый старик, в финале оборачивающийся водителем автобуса, увозящего единственную успешную беглянку прочь, ближе к родительскому дому. Призыв сражаться повторяется не раз, но все так запутано, что с кем именно надо сражаться - уже неважно. Видимо, с собой прежде всего, ведь в одном только человеке, в его сознании - вон сколько всего сразу.

(comment on this)

5:04a - "Белое на черном" Р.Д.Г.Гальего, "Свободное пространство", Орел, реж. Г.Тростянецкий
Книжка, которая многих в свое время, прямо сказать, потрясла, меня - а я ее читал в первой, журнальной публикации - оттолкнула. И не избыточным натурализмом, не т.н. "чернухой", а как раз наборот - совковым пафосом "мы преодолеем". Я, конечно, рад за автора, который выбрался из русского детдомовского-интернатовско-инвалидного ада, но я и сам в этом аду провел немало лет, так что кое-какое собственное представление на сей счет у меня имеется. Поэтому книжка кажется мне спекулятивной, и от спектакля я не ждал ничего другого. С радостью признаю, что ошибался.

Другое дело, что клоунада - тоже не универсальный жанр, а Тростянецкий им злоупотребляет. Накладные красные носы, которые он использовал даже в "Зеленой птичке" Гоцци, идущей на сцене МТЮЗа, где орловский театр играл "Белое на черном", мне кажутся так или иначе неуместными. То, что многие моменты судьбы маленького испанца-инвалида Рубена, оказавшегося заложником системы советского здравоохранения и советской системы как таковой, начиная с предыстории его появления на свет, решены через пластические этюды, выразительные, остроумные, ироничные - это блестяще. Особенно если учесть, что условность пластики позволяет абстрагироваться от натурализма и избежать его, не греша при этом против достоверности. Использование кукол-перчаток (ими разыгрывается импровизированная стилизованная коррида) - тоже отличная находка как и многое другое. Но как это часто, да что там, почти всегда бывает, Тростянецкому не хватает вкуса и чувства меры. Поэтому, с одной стороны, у него весь вечер на арене бегает клоун в ярко-желтой жилетке и рыжем парике, с другой - в пластические ремарки по меньшей мере дважды вкрапляются пафосные монологи, которые, особенно финальный, с восклицаниями нянечки о том, как батюшка не дал ей благословения покинуть больных деток, портят все дело и сводят усилия режиссера и актеров на нет.

Но надо отдать должное спектаклю - в нем режиссеру удалось главное. С самого начала в музыкальной партитуре "Белого на черном" перемежается беззаботная советская песенка "Я шагаю по Москве" с аккордами Филиппа Гласса, если я не ошибся, из саундтрека к фильмам Годфри Реджио. И заканчивается спектакль не тем, как герой вырвался, убежал, спасся - а серией монологов тех, кому повезло меньше. Судьба конкретного ребенка, в будущем автора ставшей бестселлером автобиографии, таким образом вписывается в глобально-исторический контекст.

На каталке из красных знамен ответственные товарищи лепят человечка из теста - человечек выходит неудачным. Физическое уродство героя - следствие не биологической аномалии, он - продукт эксперимента над человеком, эксперимента не только советского или какого-то другого "тоталитарного режима" - любого искусственного вмешательства в ход естественной человеческой жизни. Консилиум врачей совещается, а больной падает с кровати и валяется, никем не замеченны, на полу - таково взаимоотношение "пациента" с теми, кто призван за ним наблюдать, заботиться о нем. В спектакле мало сентиментальности (она, увы, пробивается под конец) и много юмора, в том числе музыкального - используются мелодии Колыбельной из "Порги и Бесс" Гершвина и "Болеро" Равеля, многие другие.

"Вы, русские - хуже фашистов" - этот крик отчаяния в контексте спектакля звучит не просто воплем обиженного ребенка-инвалида, но едва ли не осмысленным политическим заявлением, делая героя "Белого на черном" похожим на Оскара Мацерата из "Жестяного барабана" Грасса. А разные типы закрытых спецучреждений - детский дом, дом инвалидов и т.д. - представляют собой действующие модели России. В связи с чем то обстоятельство, что героем оказывается представитель иного,цивилизованного народа, особенно бросается в глаза. А в российском цирке уродов умственно отсталые калеки оказываются самыми нормальными людьми - в сравнении с врачами, нянечками и учителями (хор учителей, одновременно провозглашающих избитые школьные истины - один из самых смешных эпизодов спектакля). Еще и поэтому финальный монолог сердобольной православной нянечки звучит так фальшиво, так неуместно.

(comment on this)

5:04a - "Астрал" реж. Джеймс Ван
Хотел посмотреть "Исходный ход", но ни на него, ни тем более на "Железного рыцаря", который шел последний день и которого я без особых сожалений готов был пропустить, зрителей не набралось, и только на "Астрал" набежало ближе к ночи ползала уебков - пришлось и мне пойти, раз уж приперся. Дебильные девицы и их потенциальные ухажеры (почему-то по отдельности, что тех и других только раззадоривало) бесновались и ржали, фильм и сам по себе казался невыносимо идиотическим, но хорошо, что я не ушел с середины - на втором часу в "Астрале" начинается что-то, похожее на кино, и если уж тратить на него время, до досматривать до конца, в противном случае не стоит и не садиться.

Многодетная супружеская пара - муж-преподаватель и жена-домохозяйка с задатками пианистки - переезжает в новый дом. Почти сразу старший их трех детей, но тоже еще маленький мальчик, на чердаке падает с лестницы, а вскоре впадает в странную кому: никаких биологических повреждений нет, но он не просыпается, и так продолжается три с лишним месяца. Жена в то же самое время начинает видеть призраков и настаивает на переезде. Муж уступает, но призраки появляются и в новом доме, а мальчик в себя так и не приходит. Судьба его младшего брата и сестренки-малышки не интересует ни авторов сценария, ни персонажей-родителей, совместными усилиями тех и других никчемных детей удается сбагрить к бабушке и до конца фильма они больше не появятся. Зато появится сама бабушка. Причем ее играет Барбара Херши - выдающаяся актриса, незаслуженно задвинутая киноиндустрией на роли второго плана в таких вот сомнительных проекты. Образ излишне благодушного, но честного отца семейства не впервые в своей противоречиво развивающейся карьере воплощает Патрик Уилсон, тоже актер не из последних. По ходу выясняется, что мать скрывала от сына страшную тайну: в детстве он умел отделяться от своего физического тела и путешествовать по иным мирам, ему являлась страшная старуха, зафиксированная мутным пятном на забытых фото, и дар передался сыну - почему-то только первенцу, но такое в фантастических и мифологических сюжетах случается сплошь и рядом.

Идея отделения астрального тела от биологического - конечно, не революционная, она часто встречается в литературе, иногда, как у Майринка в "Белом доминиканце", даже литературе перворазрядной, и в кино она возникает не впервые - хотя, положа руку на сердце, я навскидку не припомню фильма чисто жанрового, триллера или ужастика, где этот мотив становился бы сюжетообразующим - чаще его используют в связи с сюжетами, построенными на раздвоении личности. Но если "Астрал" и обладает некоторыми кинематографическими достоинствами, то связаны они не с оригинальностью замысла, а с визуализацией путешествия главного героя, того, что Патрик Уилсон играет, в потусторонний мир на поиски пропавшего сына. Там он встречает и старуху, которая его самого преследовала когда-то. А уже по возвращении, когда сын приходит в себя, он тетеньку, которая его внова, как в детстве, выручила, душит собственными руками, потому что злой дух, пока он спасал ребенка, успел вселиться и в него - стандартная для жанрового канона развязка.

Специалистка по таким случаям, которая уже помогала матери героя (той, что играет Барбара Херши), когда он был сам мальчиком, вместе со своими двумя ассистентами, проведя необходимые замеры с помощью особых приборов, выдает рекомендацию: отделиться от тела, благо возможность такая имеется, пусть и не практиковался с детства, и отправиться за сыном - главное, вовремя вернуться, пока злые призраки не вселились в их физические тела навсегда. Примечательно, что дама со своими ассистентами и приборами выглядит стопроцентной шарлатанкой и комический эффект тут определенно запрограммирован - тем удивительнее, что потусторонний мир, в такого рода и уровня триллерах обычно аляповатый, показан на удивление стильно, экономно в том, что касается выбора средств визуальной изобразительности, в духе отчасти Бунюэля, отчасти Тима Бертона - жалко, что до него доходит дело только ближе к концу, а большая часть картины ушла на всякую ерунду.

(1 comment |comment on this)

5:05a - "Квит на квит" по А.Н.Будищеву в филиале театра им. В.Маяковского, реж. Юрий Иоффе
В слабом "доковском" спектакле "Кастинг" по пьесе Германа Грекова актер Роман Фомин запоминается, несмотря на недостатки драматургии, режиссуры и всего прочего. В спектакле театра им. Маяковского, выпущенном на сцене филиала, он, играя главную роль, теряется среди прочих, при том что это один и тот же актер, и актер очевидно талантливый. Я никогда раньше не слышал про писателя Будищева - наверное, в интернете можно найти о нем информацию, но я отложу поиски до болеее удобного случая, потому что и без того ясно: второсортный автор, посредственная вещь, пригодившаяся, однако, театру, который (я не имею в виду театр Маяковского, тем более, что арцибашевский период в нем формально закончился) так и тянет на поиски произведений "из русской жизни", чтоб непременно с "острым" сюжетом, желательно криминально-авантюрного характера, и удобоваримой, в духе времени, ортодоксальной моралью, всегда ведь приятно напомнить в стране, где воровство и убийство - норма, что воровать и убивать - нехорошо, ай-яй-яй. Сегодня с этой целью извлекаются с антресолей давным-давно и заслуженно забытые вещицы Найденова, Сумбатова-Южина, Алексея Н.Толстого, многих других авторов, в том числе небездарных, но оставшихся в прошлом. Это прошлое, выколотив пыль колотушками, постановщики приспосабливают под настоящее, находя в нем моменты, созвучные сегодняшнему дню.

"Квит на квит" - название не сразу понятное, но все же приемлемое в сравнении с оригинальным: "Пробужденная совесть". Главный герой, новоявленный помещик Пересветов, прикупивший на полученные в наследство деньги поместье, влез в долги, отдавать нечем, заимодавец не хочет ждать и требует в качестве благодарности за рассрочку доступ к телу жены должника, а проходимец-управляющий из соседского имения научает, что можно заимодавца обокрасть и взять большой куш. Пересветов оказываться хорошим учеником - не только грабит, но и в припадке ревности убивает. Однако жена, не выдержав, сбегает с тем самым проходимцем - и с большей частью украденных денег.

Не "Околоноля", конечно, но для своей эпохи - нечто в том же духе. И многие мотивы звучат вполне злободневно. А спектакль в то жв время подчеркнуто старомодный: стены-ширмы, фотообои с кленовыми листочками, нехитрая меблировка, в трактирной сцене - разухабистая цыганщина... Юрий Иоффе - режиссер, конечно, не великий, но грамотный и профессиональный. Не так давно он поставил, на ту же тему, в том же ключе и на той же сцене, "На бойком месте" Островского:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1068381.html?mode=reply

В "Квит на квит" обыгрывается аналогичная схема: на одного жулика находится другой, еще больший жулик - схема, впрочем, стандартная, заимствованная еще из "Игроков" Гоголя и в пьесах Островского уже разработанная во всех возможных вариантах. "Квит на квит", однако, не просто комедия, а криминальная мелодрама. Но если за неудачами персонажей, а также за их преступлениями, наблюдать любопытно (сочинение не затасканное, чем дело обернется - доподлинно неизвестно), то за их любовными страданиями - совсем неинтересно. Бездарная бурляевская дочка в роли жены главного героя, Роман Фомин, пользующийся, и не без явного недовольства собой, всеми штампами позапрошлого века, и прочие участники действа, наигрывающие во всю ивановскую, имели на прогоне успех и выживших из ума старух - но для кого они собираются работать дальше, когда спектакль пойдет в репертуаре? А ведь Иоффе все делает правильно, достойно, не скатываясь в совсем уж откровенную халтуру. У него и преступление разоблачается не абы как, а через своего рода "сцену мышеловки", аналогичной гамлетовской, когда подкупленные актеры в трактире разыгрывают сюжет в духе "Убийство Гонзаго", обстоятельствами напоминающие Пересветову об убийстве кредитора. И романс "Отвори потихоньку калитку" звучит уместно. И раскаяние главного героя не выглядит совсем уж искусственным. И в целом постановка - в своем роде - удачная. Но это не теперешний театр, и более того, по сегодняшним понятиям - не театр вовсе. За Иоффе обидно - он действительно хороший режиссер.

(1 comment |comment on this)

5:05a - Наталья Толстая, Джеймс Матхвей и др. в галерее "Мар'c"
Некоторое время назад нас привлекла выставка кукол в "Марсе", но специально туда не пойдешь, а после дневного прогона в филиале Маяковки достаточно было просто спуститься вниз по переулку ближе к Трубной улице, и хотя именно на выставку кукол, в отличие от прочих экспозиций, вход был теоретически платный, нас по бедности нашей и убожеству очень любезно пропустили просто так. Куклы, правда, расположились только в относительно небольшом закутке на втором этаже, а в соседних залах развернута недавно открывшаяся экспозиция Натальи Толстой "Память. Знаки. Время" - неплохие, но ничем особо не примечательные абстрактные работы, выполненные в смешанной технике: живопись, графика, аппликация, объекты из проволоки и других материалов, с такими же абстрактно-метафорическими названиями. Фотовыставка Джеймса Матхвея на первом этаже (на нее вход свободный в любом случае) посвящена борьбе с туберкулезом во всем мире, так и называется - "Победить туберкулез", на снимках можно видеть, как благодарным африканцам врачи без границ вводят вакцину, делают анализы и всячески способствуют торжеству прав человека во всем мире - смотреть на эти кадры противно по многим причинам, но главным образом даже не по идеологическим, а по эстетическим, при том что сделаны они, безусловно, мастером - это ж надо поймать такой ракурс, чтобы негр-туберкулезник воспринимался как модель для арт-объекта.

По счастью, куклы - замечательные. Все - разные, все - интересные, и каждый автор обладает собственным мышлением, узнаваемым и отличным от других почерком. Конечно, я сразу зацепился за "Арлекинок" - двух куколок-девочек в характерных костюмчиках и шляпках. Но не только по технике, но и по персоналиям выставка предлагает выбор на любой вкус: от чисто декоративной "Улыбки раннего утра", воплощающей, видимо, дриаду, причудливо изогнувшую тело-стебель навстречу солнцу, до ироничного "Материнства", где три маленьких валенка с хвостиками "присосались" в большому валенку-маме, как котята или щенки. Есть и концептуальные вещи - например, "Женская логика" Саши Худяковой: изображение женской фигуры с кринолином в форме птичьей клетки с механическим соловьем внутри и в шляпке, имитирующей часовой циферблат; или "Путеводная свинья" - еще более юморной, практически фарсовый сюжет: гребец, лодка, а на носу лодки - свинка. Не только сюжетами и техникой различаются работы, но и материалом, один из самых интересных - войлок. Помимо валеночного "Материнства", привлекает внимание "Большой ребенок" Алины Татарской - в отличие от одноименной скульптуры Рона Мьюека, только что показанной на выставке лотов аукциона "Кристи", герой этой работы - взрослый усатый дядя из войлока, скачущий на деревянной лошадке-палочке.

(comment on this)

5:06a - досталось на орехи
Безумная фея совсем не умеет пи'здить орехи на фуршетах. Я даже показал ей, как надо делать: надо взять целую плошку и ссыпать всю без остатка в пакет, а пакет сразу спрятать - нет, бесполезно, ей вместо того, чтобы все сделать сразу, надо полчаса стоять над столом, брать по горсти и складывать в сумку - как будто так пристойнее и незаметнее. Уж лучше тогда, если охота притворяться приличным человеком, вовсе не приближаться к столу - тогда, правда, отпадает всякий стимул посещать какие-либо светские мероприятия, а на эту презентацию ЭКСМО мы забежали перед спектаклем исключительно с целью чем-нибудь поживиться, потому что в прошлый раз, затуманенные шлейфом, протянувшимся за "Ильхомом" из давных лет, покинули роскошное мероприятие, не дожидаясь кормежки; нас - кроме шуток - уговаривали, умоляли остаться! но мы проявили себя стойкими эстетами, и хотя нам обещали креветочные салаты, мясо и пирожные, мы встали и, прихватив на бедность по пачке пластилина (там, среди прочего, гостям пластилин предлагается, вылепить что-нибудь по ходу дела - но нам лепить было некогда) пошли на спектакль, где нас никто не ждал и от которого мы еще до сих пор не до конца проплевались. Поэтому, учитывая и исправляя допущенные ошибки, мы решили не упускать своего. Еда, правда, оказалась невкусная, шампанское - тоже не ахти, к тому же перед спектаклем я, даже если от ресторана до театра меньше десяти минут пешком, много пить не стал бы в любом случае, а безумная фея давно и бесповоротно завязала с алкоголем, конфеты из коробок можно поесть на ходу, но сколько их съешь, и остается довольствоваться орехами. Я очень люблю орехи, и очень редко их ем, но когда добираюсь - не могу остановиться. И хотя после спектакля мы оказались в еще одном заведении, где тоже поили и кормили, я, придя домой, почти весь запас орехов уничтожил в один момент, пока смотрел "Новости культуры".

(comment on this)

5:07a - "Экспонаты" В.Дурненкова, Прокопьевский драматический театр, реж. Марат Гацалов
В фойе ко мне прицепился - ненавязчиво, а по-доброму, так что отказаться совсем нельзя было - парень с видеокамерой, должно быть, от театра - с вопросами, первый из которых: вы знаете, где находится Прокопьевск? Я как будто бы и знал, но растерялся: то ли на Урале, то ли за Уралом - так и сказал, хотя, наверное, между Уралом и тем, что за ним, большая разница, но я собственной кожей ее, сказать по правде, совсем не ощущаю, и надо бы этого стыдиться - но мне совсем не стыдно, если честно - пусть москвичи в десятом поколении стыдятся, если им так больше нравится, а мне все равно, по которую сторону Урала расположен Прокопьевск, я потом прочитал, что это кузбасский городок, но, так уж совсем начистоту, где находится Кузбасс, я тоже имею самое смутное представление.

Для восприятия пьесы "Экспонаты" такой географический кретинизм, наверное, только на пользу, поскольку действие ее происходит в неком Полынске, городке провинциальном, древнем, со своей историей, но пришедшем в упадок, и при всем при том - вполне абстрактном и обобщенном. По сюжету заезжие энтузиасты, впрочем, не идеалисты, а суровые бизнесмены, намерены превратить захолустный населенный пункт в туристический центр, где местным жителям наряду с т.н. "объектами культурного наследия" отводится роль "экспонатов". В этом контексте разворачивается конфликт сродни шекспировскому - две равно уважаемых семьи в Полынске, где встречают нас событья, ведут междоусобные бои, но друг друга любят дети главарей и т.д. Развязка не совсем классическая - трупов меньше (хотя совсем без смертоубийства не обходится), печали, пожалуй, что и побольше (так что насчет "нет повести печальнее на свете" Щекспир поторопился), а в целом - ничего хорошего из цивилизаторских планов гостей не выходит, ну да они и не питали особых иллюзий, преследуя свои цели.

На входе сначала заставляют надевать тапочки, как в музее, а затем уже запускают непосредственно в зал, стилизованный под экспозиционное пространство, с фотоинсталляциями на стенах, сценографическими объектами, вокруг которых выстраивается параллельное действие одновременно на нескольких точках, и с подсветкой, лишний раз подчеркивающей музейный, реконструированный характер этой реальности, но от ламп накаливания идет такой жар, что очень быстро становится не до искусства, облезлому пуделю, выбегающему в начале и в конце - тоже невмоготу. Ни в одном из конфликтов драмы - социальном, родовом, любовном - победителей и побежденных нет, проигрывают все, и зрители тоже - сущность противостояния по всем линиям настолько точно и четко обозначена режиссером с самого начала, что и скромный полуторачасовой хронометраж представления кажется избыточным, несмотря на хороших актеров и подробный, детально воссозданный антураж.

Дома вечером включил "Тему" Глеба Панфилова, не смог оторваться от Чуриковой и смотрел до конца, вспоминая также "Юрьев день" Кирилла Серебренникова. "Экспонаты" Дурненкова-Гацалова, между прочим, вписываются в эту линию: провинциальный городок, музей, духовность/бездуховность... В пьесе Дурненкова, однако, противостояние подлинности и фальши проводится по несколько иной линии, не так вульгарно - среди персонажей "Экспонатов" нет таких, кого однозначно можно было бы зачислить пусть не в святые, но хотя бы в праведники: приезжие - хищники, местные - тоже не безвинные овечки, среди них есть и волки (позорные), и шакалы, и хорьки, и т.д. "Тему" Червинского-Панфилова и "Юрьев день" Арабова-Серебренникова роднит с прокопьевской версией "Экспонатов" (я не видел, к сожалению, доковский спектакль Жирякова, и пропустил постановку Дмитрия Егорова, осуществленную в Омске и показанную в Москве месяцем раньше прокопьевской) отношение к топосу города-музея, сколь угодно упадочного, как к заповеднику исконной правды. Но в "Экспонатах", при очевидной постмодернистской их подоплеке, есть и трезвый взгляд на тему: застеклить, превратить в витрину, в аттракцион повседневность Полынска не под силу даже на многое способным деловитым москвичам, а в своем подлинном, исконном состоянии эта повседневность такова, что оставляет обитателям городка только два варианта: бежать, как это делает один из персонажей, принося в жертву любовь, либо погибнуть - сразу, кому повезет, или постепенно загибаясь, приходя в негодность. И причиной тому - не строй (царизм, советская власть, дикий капитализм, кровавый путинский режим и т.п.), а какой-то глубинный, неотменимый уклад, обусловленный, надо думать, самой природой. Как сказано в стихах крестьянского поэта Балденкова, которые использованы в "Теме":

Сын девятнадцатого века,
Изжил я трех уже царей,
Три революции в полвека -
Но в нас я вижу дикарей.

(comment on this)

5:07a - у тебя на маечке злобный/добрый Микки Маус
После спектакля у нас был выбор: пойти в "Гараж" на вручение премий "Инновация", в МДМ на презентацию мюзикла "Звуки музыки", или на "Зверей". Но не на концерт, а на показ коллекции футболок, линию которых запустил Рома Зверь. Конечно, мы выбрали Зверя. Но мало того - как оказалось, ресторан "КамИн", где это мероприятие проходило, принадлежит моей давней знакомой Ане Макаревич. Когда мы последний раз (не считая концерта "Зверей" в "16 тоннах", где нас разделяла непроходимая толпа) виделись на вернисаже у Федора Павлова-Андреевича, Аня мне говорила, что открыла с мужем ресторан, но не сказала, какой именно. Теперь я знаю - заведение, кстати, абсолютно в моем духе: простое, непафосное, но и не уродское (когда битый кафель и непроходящая сырость сходят для богатеньких буратин за признак простоты и естественности - это хуже любого пафоса). Кормили рыбными шашлыками и креветками, поили, конечно же, виски - у меня "Звери" только с виски и ассоциируются, и не только потому, что "напитки покрепче, слова покороче", но как раз с времен выхода альбома "Районы-кварталы", когда она презентации в клубе "Ленинград" я упал на танцполе.

Мне по блату позволили выбрать подарочную майку по вкусу и размеру - я взял "эмку" с надписью "Sorry" и изображением зверька, похожего на лемура. Это, конечно, не Микки Маус, воспетый "Зверями", но так даже лучше. Новый альбом "Зверей", "Музы", мне уже прислали, я его несколько раз прослушал - он мне показался неровным, а римейк "Перемен требуют наши сердца" и вовсе лишним, неуместным отсылок к старперскому совковому року, с которым у "Зверей" нет, по счастью, ничего общего, но несколько песен, по-моему, очень хороши. Жалко, на презентации не было и подобия концерта - Рома только отвечал на вопросы, фотографировался со всеми желающими и буквально светился, излучая доброжелательность, так что безумная фея не могла глаз от него оторвать. Она, правда, не одобрила мой выбор майки - хотя я не представляю себя в ярко-желтом, впрочем, до лета, когда любую из этих маечек можно будет носить, еще дожить надо в любом случае. Но зверек на футболке все-таки на диво трогательный - не могу разобрать, что у него в руках, то ли гаечный ключ, то ли другой какой инструмент, а глаза - ну почти как у Волчка из "Сказки сказок". Он сегодня будет валяться у моей кровати.

(3 comments |comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com