March 9th, 2011

маски

как пройти в библиотеку?

Третий день мучают боли в спине. То есть спина у меня болела и раньше, началось это давно и было время привыкнуть, но за последние месяцы она меньше меня беспокоила, а тут вдруг скрутило, причем в верхней части ближе к шее, что намного хуже, чем просто в пояснице - то ли погодное, то ли возрастное, а вернее всего, одно усугубляется другим. В понедельник целый день не вставал, никуда не ходил вообще, хотя, как водится, много было всего, и даже телевизор включил в первый раз только вечером на "Большую разницу". Одновременно с болями в спине меня терзает шум на крыше магазина под моим окном - там рабочие, и тоже третий день подряд, сбивают топорами и срезают бензопилой старый слой гудрона. Зачем это нужно и почему нельзя положить новый поверх прежнего (а очевидно они готовятся к этому), я не понимаю, но так или иначе, лежа целыми днями в кровати, я еще и не могу заснуть больше чем на несколько минут кряду. Так что и обрывки снов мечутся, как в калейдоскопе. Приснился, к примеру, вернисаж в какой-то неопознанной галерее с белыми гладкими стенами и многоярусными стеклянными конструкциями причудливой формы, на которых, как на полках, были разложены типа мисочки с чем-то вроде нарезанных лимонных долек, только самых разных цветов, от оранжевого до голубого - я быстро проснулся и не успел понять, что такое - фуршет или собственно экспозиция, да с контемпорари-арт и никогда нельзя сказать наверняка.

Из пропущенного обиднее всего насчет читок польских пьес, но я не поднялся и на них, хотя собирался заранее очень пристрастно. Видимо, в скором времени буду довольствоваться по-стариковски исключительно телевизором и чтением, а на случай, если нужной книжки не окажется под рукой, можно записаться в районную библиотеку. Для начала надо узнать, где в моем районе находится библиотека - пока-что не удосужился и вроде не было насущной необходимости. Вот и приду к тому, с чего начинал - когда впервые записывался в районную библиотеку (но это был, само собой, другой район и другой город), взял на первый раз сборники пьес Шекспира и Брехта.

Правда, на второй день, опять-таки пропуская польскую пьесу, поднялся и пошел на праздничный концерт Юдашкина в Кремль. Сам концерт можно было и по телевизору посмотреть, наверняка даже в полном объеме, потому что он и так-то шел чуть больше двух часов всего вместе с дефиле, но понятно, что меня больше интересовал последующий банкет в "Метрополе", а заодно возможность напоследок заглянуть за кулисы Кремля. Однако за кулисы я не попал - в кои-то веки удачно угнездился на свободном месте в шестом ряду партера, и никто меня с него не двигал, что уже лень было вставать, идти в арт-фойе и там чего-то вылавливать - просидел до конца. Ну, в общем, нормально просидел - старый добрый фанерный сборник, неутомительный и по программе, как это всегда было у Юдашкина, довольно свежий, даже с несколькими премьерами.

К девяти уже все подтянулись к "Метрополю". Мы с К. прошли раньше основной массы гостей через зеркальный зал, который почему-то был свободен, хотя главный вход еще не открывали, и как-то по-хозяйски расположились за столиком возле сцены. Когда пришел Игорь Николаев с Юлей Проскуряковой, мы еще не успели доесть горячее, а уже набрали пирожных, и бедным артистам негде было сесть, но гнать нас, самозванцев не стали, а попросту, как в былые времена (теперь уж такого нигде нет, вот только в "Метрополе" у Юдашкина и осталось) подставили стульчики и сели с нами вместе. Никогда раньше не присматривался пристально к Проскуряковой, но в общении она производит настолько приятное впечатление, что Игоря Юрьевича можно понять - да по нему и видно, какой он жизнерадостный благодаря ей. Редкий пример не показушно-пиаровского, а настоящего романа - ну кто станет осуждать? Я могу только позавидовать про себя, люди счастливы - дай им Бог.

В какой-то момент, который я не отследил, увлекшись, должно быть, неоднократно воспетыми сливочными рулетами с изюмом, в пространстве возникла Камалия. Оставленная без присмотра подопечная Киркорова (а почему-то до "Метрополя" мало кто доехал - не было ни Филиппа, ни Коли, ни Игоря Яковлевича, ни даже Марка Тишмана, из моих хороших знакомых и вовсе одна Юля Савичева, ее я был рад видеть очень впервые с прошлого лета) пустилась в откровения о том, как за восемь дней записала сольный альбом, и сразу две версии, русскую и английскую, для Европы, где Камалию тоже ждут с нетерпением - чем повергла в ступор даже Николаева с Юлей. Игорь Юрьевич не сразу нашел, чем поддержать энтузиазм будущей мировой звезды, и не без легкого скепсиса заметил, что зачем же, мол, так спешить и нервничать, за восемь дней альбом писать, лучше в спокойной обстановке... Камалия не растерялась: "Ой, да мы спокойно работали, попишем, пообедаем, еще попишем, первые четыре дня по песне в день, а потом - сразу по две..." Тоже вот счастливица.

Помимо Николаева, можно порадоваться также за Кобзона - как огурчик, по сцене передвигается бегом, банкетов не пропускает, вот это и называется: здоровья ни за какие деньги не купишь. А в остальном, конечно, все не то что раньше - за полтора часа все съели, перед камерами попозировали и к половине одиннадцатого разошлись. Когда-то плясали под местный ансамбль, теперь быстрее-быстрее по домам. Я тоже что-то совсем расклеился - думаю, салат с грибами и ветчиной был несвежий, потому что пил я немного и только мартини, но очень быстро утомился и сливочные рулеты с изюмом не доел - плюс к остальным проблемам я теперь еще и недоедаю. Да и К., тоже не девочка уже, устала бегать - выпил я на посошок четыре стакана томатного сока для обеззараживания и вдвоем мы поплелись на метро. Я еще успел досмотреть дома по телевизору юбилейный вечер памяти Андрея Миронова из театра Сатиры, попробовал потом переключиться на конкурс красоты из Барвихи, но тут меня затошнило от грибного салата, попил воды, чтоб ночью не вставать, и заснул.