January 22nd, 2011

маски

"Супер МакГрубер" реж. Джорма Такконе

Таких фильмов много, "Макрубера" в прокате я пропустил осознанно, и правильно рассчитал - его вполне оперативно, не прошло и года, показали в рубрике "ТНТ-комедия". Обычная и не самая лучшая пародия на супергеройской кино с недоумком, претендующим на статус спасителя мира, и не менее нелепым злодеем, вознамерившемся унчитожить основы американского общества с помощью ядерной бомбы, похищенной у русских. Не примечателен фильм ни тем, что у русских украли бомбу (этот ход даже для пародии дохленький какой-то), ни тем, что злодея по фамилии Кант играет Вэл Килмер (он, опять-таки, и в русских боевиках играл, ему не привыкать), ни главным героем (бывали недоумки и поуродливее, и поабаятельнее, а этот - ни то ни се). Единственное, точнее, единственный, кто обращает на себя внимание - Райан Филипп, играющий "положительного" цээрушника в команде супергероя-дебила. Филипп, казалось бы, актер не из этой тусовки, и тем более странно видеть, как он скачет с торчащим из голой жопы пучком сельдерея.
маски

еще страшней, еще чуднее: "Сны Евгении" А.Казанцева в ЦДР, реж. Владимир Агеев

Когда-то Герасимов, защищая Хржановского на худсовете, сказал: "да, сюрреализм - но это же социалистический сюрреализм!" Пьеса Казанцева, написанная в 1988 году - образец, видимо, все-таки "социалистического сюрреализма", и через сновидческую фантасмагорию то и дело пробиваются, отражаясь в сюрреалистических образах, приметы реалий быта того времени: очереди за всем подряд, продуктовый дефицит и т.п. Агеева, понятно, реалии быта, к тому же ставшего историческим фактом, всегда интересуют в наименьшей степени, его увлекает не реальность, отраженная в кривом зеркале, но сама "технология" или, если угодно, природа отражения. Другое дело, что за последнее время этого рода "технологии" продвинулись далеко вперед, и, скажем, "Сны Катерины" Дмитрия Крымова, во многом, помимо очевидного сходства в заглавиях, к "Снам Евгении" очень близкие по духу, пожалуй, сегодня смотрятся и звучат более внятно. Примерно в том же направлении работает Сергей Юрский, то есть Игорь Вацетис - в "Предбаннике" и в недавнем "Полонезе". В "Снах Евгении" заложены и литературные аллюзии, и не только пушкинские, что на поверхности - персонажи агеевского спектакля вдруг начинают говорить чеховскими репликами (что, впрочем, тоже по нынешним меркам не откровение). Сама драматургическая структура устроена таким образом, что как бы "бытовой" план сюжета, где в обычной вроде бы семье девушка Евгения записывает в форме пьесы свои сновидения, где ее домашние, как им по прочтении рукописи кажется, представлены не в самом выгодном свете (ну и правильно кажется, да), и потому возникает идея отправить Евгению в психушку, не менее фантасмагоричен, чем собственно сны, а точнее, кошмары. У Агеева в начале первого действия Евгения возвышается над родней и гостями за столом, за счет "кринолина" в два человеческих роста. Актеры (фактически агеевская "труппа": Усов, Смола, Багдасаров, Лапшина) не ходят и не говорят - они танцуют, используя движения как фольклорные, так и балетные, и поют, либо декламируют. Быт таким образом растворяется в мороке без остатка, и зрелище со стороны начинает походить на шаманское камлание, благо в начале Александр Усов выходит в спортивном костюмчике и лыжной шапочке с огромным бубном.
маски

как я провел прошлым вечером

Список и лауреатов, и номинантов "Золотого орла" характеризует всего лишь саму премию и ее учредителей, а вовсе не подводит итоги кинематографического года. То же, правда, можно сказать и про любую другую премию вплоть до "Оскара", а разница только в том, насколько прилично эта профанация выглядит со стороны, и тут, конечно, "Золотому орлу" в мире равных, наверное, нет, разве что в России есть, потому что конкурирующая "Ника", строго говоря, еще хуже, но речь не о ней - "Ника" в оригинале представляет собой физически невыносимое мероприятие, когда от беспомощно-хамского конферанса Юлия Соломоновича Гусмана пар начинает идти из ушей. "Золотой орел" с его имперским пафосом больше смахивает на чинное мероприятие в слегка огламуренном колхозном ДК (в первом павильоне "Мосфильма" наверняка и колхозные гулянья снимали, а не только первый бал Наташи Ростовой), куда сошелся весь цвет сельской общины, бандитские рожи и проститутские сиськи вперемежку с прочими медийными лицами любого профессионального профиля. Им самим уже вся эта бодяга не в радость, как ни пытаются бодриться и друг друга взбадривать - засыпают прямо по ходу, да и немудрено - все всем понятно, известно, скучно.

Раньше телеверсия "Золотого орла" (а на "Мосфильм" я не ездил даже в те годы, когда меня заставляли - смотрел по ТВ, потом обзванивал победителей и брал комментарии по телефону) бывала вульгарной, уродливой, омерзительно лицемерной - но, кажется, никогда прежде она не была такой нудной. Я сам, чтобы не заснуть у экрана, время от времени переключался на "Закрытый показ", где тоже, конечно, говорили всякую чушь, но, по крайней мере, эта чушь имела отношение к кино, а "Какраки" - несовершенный, в чем-то уродливый, но настоящий кинофильм, какового, увы, на "орлиный" взгляд в природе не существует:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1550141.html?nc=2

Гордоновский балаганчик тоже, положа руку на сердце, не образец платоновских диалогов, но, по крайней мере, среди собранного в студии паноптикума неожиданно возник Юрий Манн, которого я грешным делом почитал за покойника, думая, что крупные филологи его масштаба в век тотальной профанации гуманитарного знания не выжили, остались в лучшем случае - и это еще в лучшем случае! - одни золотусские и аннинские - а он вполне неплохо смотрится и говорит разумные вещи, потому что в отличие от всех прочих, как у Гордона, так и у Михалкова, хорошо знает, о чем говорит, и не имеет нужды притворяться, наигрывать. Но авторитет Манна немного значит в формате телешоу, и "Какраки" были заклеймлены прогрессивной общественностью во главе с ведущим как произведение, недостойное того носителя, на котором зафиксировано.

Зато "Мы из будущего-2" или "Человека с бульвара капуцинок" обнаружились в номинациях "Золотого орла", первый - на лучшую женскую роль, второй - на лучшую работу художника по костюмам, хотя какое значение имеют актеры и их костюмы, если продукт что в первом, что во втором случае не имеет отношения к кино в принципе? В то время как, если верить "национальной академии кинематографических искусств и наук", в течение года на экран не выходили и на фестивалях не демонстрировались не только "Какраки" и множество других довольно приличных картин, но ни "Кочегар" Алексея Балабанова, ни "Каденции" Ивана Савельева, при том что какой бы выбор ни делали прикормленные аристократом за госчет холопы-интеллигенты, именно "Кочегар" оказался среди русскоязычных фильмов единственным за прошедший год безусловным шедевром, а "Каденции" - единственным по-настоящему новым словом в "молодом" российском кино. Таких фильмов попросту не было. Как не было, однако, и "Утомленных солнцем-2". Только не стоит приписывать отсутствие "УС" в списке номинантов прорезавшейся внезапно совести руководителя "ЗО" - насколько позволительно судить, ни совестливостью, ни скромностью НС не отличался и в лучшие свои годы, чего уж теперь - но исключительно его трусости: забоялся, что собственные же прихвостни застремают.

Все меньше остается мировых звезд, согласных получать "Орла" не за миллионный гонорар с предоплатой, а хотя бы по старой советской памяти или из личных обязательств перед худруком. Теперь вот Клаудиу Кардинале притащили - ну ладно, старушка свое отработала, делать ей нечего, а так хоть прогулялась, ну а дальше кого они, интересно, награждать собираются, если уже до Кардинале доебались? Ну да все равно - сказала же Алферова, что русские актеры, как и все русское - самые лучшие на свете, вот и нечего понапрасну беспокоиться, подумаешь, Джонни Депп там, Кейт Бланшетт - супротив Башарова и Александровой, эта красная палатка номер шесть - для них.

Пары ведущих подстать формату в целом - смешно, как Башаров имитирует живость, Александрова - томность, а Нагиев - неангажированность, Фриске даже имитировать ничего не надо, ее появление в качестве ведущей на премии, претендующей на статус национальной - смешно само по себе. Впрочем, с другой стороны, то, что сделала Фриске в "Дневном дозоре", актерски значительнее, чем все роли Гусевой и Александровой вместе взятые, почему бы ей и не вести церемонию, где такие-то награждают таких-то. Вот Костомарова, бедолагу, просто трясло от несоответствия его психофизических возможностей предлагаемым обстоятельствам - надо было говорить текст, да еще по возможности непринужденно, выдавая чужую заготовку за собственные импровизации - смотрелся жалко. Но самое забавное - всякий раз, когда очередного "Орла" вручали не самому, вероятно, плохому из финалистов (среди четырех других "лучших" картин - два добротных, но не более, середнячка, и две претенциозные пустышки), но в сущности довольно сомнительному произведению "Как я провел этим летом", голос за кадром объявлял: "Как я провел прошлым летом" - не единожды и не дважды, но раз за разом. Что лишний раз напоминает: "Золотой орел" таков, как есть, не по злому умыслу одного Михалкова только, он - продукт всеобщего, неизбывного для этой страны (и отнюдь не за последние десять лет проявившегося) бесстыдства.