January 2nd, 2011

маски

Другой Новый год во Дворце на Яузе, оркестр "Musica Viva", дир. Теодор Курентзис

Я уже был однажды на новогоднем концерте Курентзиса пару лет назад - тогда Черняков читал "Петю и волка", Демидова декламировала дурацкие стишки, написанные другом и соотечественником дирижера под "Карнавал животных" Сен-Санса (то есть, к счастью, не прям-таки "под", просто в перерывах между номерами), а бесплатного шампанского перед началом концерта мне в тот раз не досталось. На следующий не ходил и в вообще в прошлом году 31 декабря сидел дома и смотрел телевизор. На этот раз фанатичного желания тоже не испытывал и слушать разрекламированную шведскую певицу мне совсем не улыбалось, но было кой-какое дело, и я все-таки подумал, что стоит выползти напоследок, благо до Яузы я еду от дома на автобусе. Я даже не сильно расстроился, когда перед входом в зал обнаружил объявление о том, что шведская певица прилететь не смогла - отнесся к этому известию, как любила выражаться по всякому поводу моя первая любовь, индиферрентно. Меня больше волновала ситуация с шампанским, чтоб не получилось, как в прошлый раз.

Потом уже я слышал на выходе из Дворца обмен впечатлениями - будто сговорились все: слава Богу, мол, что певица не приехала. И действительно - не знаю, насколько хороша была бы вокалистка, но и без нее концерт получился великолепный, один из лучших в минувшем году. Программа держалась в секрете не то что до последнего - даже номера первого отделения Курентзис объявил только перед началом второго, но оказалась настолько разнообразной и при этом целостной, настолько сильной и насыщенной,что честное слово, необязательно было организаторам разбодяживать шампанское водкой (в жизни не сталкивался с подобным - ноу-хау в стиле Венички Ерофеева). Первое отделение открывалось "Вопросом, оставшимся без ответа" Чарльза Айвза, или, если вспомнить полное название из програмки концерта 7 сентября, где солисты РНО играли эту вещь 1906 года в рамках 2-го Большого фестиваля оркестра, "Размышление на серьезную тему, или Извечный вопрос, оставшийся без ответа". Но в сентябрьском концерте, которым дирижировал Лаврик, "Вопрос" несколько потерялся, а у Курентзиса он прозвучал внятно, и в то же время без лишней натуги, как своего рода пролог к дальнейшему выступлению. А 1-й концерт Шостаковича и медленная часть его же 2-го концерта для фортепиано с оркестром (солировал Александр Мельников) - просто блестяще, ранний, года до 1935, Шостакович вообще заслуживает особого внимания, в нем еще нет того, чем лично меня отталкивает по большей части Шостакович зрелый. Второе отделение - Интродукция и Аллегро Равеля, две вещицы Рамо и 1-я ("Классическая") симфония Прокофьева, а потом еще раз Рамо, "Курица" на бис.

Курентзису удалось добиться интересного эффекта - благодаря удачно подобранному репертуару Рамо зазвучал как современник Равеля и Прокофьева. Я с большим скепсисом отношусь ко многому из того, что делает Курентзис, особенно по части т.н. "аутентичного" музицирования, но у него при всем при том есть понимание, что культура, в частности, музыкальная - единый поток. В кратком слове на ю-тьюбовском концерте в рамках того же 2-го Большого фестиваля РНО Курентзис сказал, точнее, напомнил, об одном важном моменте: сейчас играют только старую музыку и игнорируют новую также, как в 18-м веке забывали старую и играли только новую. Он сам, похоже, не делит музыку на "новую" и "старую", несмотря на странное и, на мой взгляд, нездоровое пристрастие к жильным струнам (в этом больше понта, чем собственно музыкального откровения). В концерте на Яузе он говорил мало, но заметил еще об одном занятном моменте - формат традиционного "праздничного" концерта с оркестром предполагает исполнение среди елочных украшений полек Штрауса, а "я играю ту же музыку, которую буду слушать дома". Но возвращаясь к сентябрьскому вечеру, на нем он, подводя итоги композиторского интернет-конкурса, где не была присуждена первая премия, заметил под конец: "А теперь композитор, который мог бы получить первую премию" - и сыграл 3-ю симфонию Прокофьева. Под Новый год 3-я симфония Прокофьева, наверное, была бы уже перебором по части эксклюзива, а 1-я, пусть и слегка затасканная от частого исполнения - в самый раз. На бисовой "Курице" он в какой-то момент ушел со сцены, пока музыка еще звучала, напомнив тем самым о "Прощальной симфонии" Гайдна, которую играл на позапрошлом Другом Новом годе.
маски

один на всех телеэфир, мелодия одна на всех

Всем хорошим во мне я обязан телевизору. В последнее время смотреть его удается в основном урывками - между спектаклями, концертами, выставками и разными другими мероприятиями, в основном - ночные эфиры, разрываясь между кинопоказом на Первом, СТС, ТНТ и "Столице". Раз в год выпадает возможность по-человечески поваляться перед экраном с пультом в руках, не оглядываясь на часы и вообще ни на что, кроме телепрограммы, да и этот шанс я на этот раз отчасти про(...)л: пока проездил на концерт Курентзиса и обратно - пропустил премьеру телемюзикла "Морозко", и в программе до 9 января его больше нет, увы. В остальном старался охватить самое интересное пускай частично, но по максимуму, сразу решил, что без НТВ обойдусь, и само собой на "Культуру", на ту омерзительную профанацию, которую там подается под видом "истинных ценностей", забил заранее. Так что скакал с Первого на "Россию" и обратно.

Существует интеллигентское предубеждение, что в "зомбоящике" все везде одинаково - но, как любое предубеждение, это сродни тому, что неважно, играют ли на скрипке Малера или Шенберга, все равно звук, как будто кошку мучают (интеллигенты, впрочем, Малера от Шенберга тоже не отличают, а только притворяются). Формальные основания для того, чтобы свалить телепроекты на разных кнопок в одну помойную корзину, допустим, имеются, и даже более чем веские, поскольку, строго говоря, и в самом деле на разных каналах одни и те же артисты, нередко в одних и тех же костюмах (как Димобилан, например) изображают одни и те же песни, мало того, зачастую номера на одни и те же ретро-мелодии - стилизации, римейки, пародии - звучат сразу на нескольких частотах одновременно. Но интересно не сходство, а различия. Которые тоже имеются, и принципиальные.

Между новогодними шоу на Первом и на "России" общего не больше, чем между Элтоном Джоном и Борей Моисеевым (здоровья ему), то есть нельзя сказать, что совсем ничего общего нет, но все-таки - большая разница. Первый предлагает нечто навороченное, но все затеи только подчеркивают скудость фантазии и однообразие приемов, и если со многим можно смириться, то шутки Урганта над внешностью Цекало, по-моему, уже и с подложенным закадровым смехом не проходят. На "России", напротив, все попросту, по старинке, осознанно кондово и тупо - но оттого и душевнее. На Первом зачем-то потратились на Элтона Джона, Тони Брекстон и Стинга, спевшего, в числе прочего, какую-то тридцатилетней давности, то есть, выходит, еще времен "холодной войны", песню про русских. На "России" обошлись Борей Моисеевым, "новыми русскими бабками" и Веркой Сердючкой. Лично мне Моисеев и Сердючка в сотню раз милее Элтона Джона со Стингом, у Элтона Джона что-то с лицом, то ли пластика не задалась, то ли наоборот, давно не обновлял, но и кожа обвисла, и румянец нездоровый проступает через грим, а на Тони Брекстон мне вообще начхать. Первый же много потерял, начав войну с Веркой - Сердючка, вероятно, потеряла еще больше, но важно, что выигравших нет, никакой Элтон Джон не заменит Сердючки, к тому же над ним не пошутишь - деньги ж уплочены. Особенно растрогало в первоканальном "Оливье-шоу" представление Ингрид как "звезды зарубежной эстрады" - чего не скажешь от безысходности.

С другой стороны - проекты Первого отличаются концептуальностью и продуманностью. Не всегда эта "продуманность" основана на позициях исключительно художественного порядка, но, по крайней мере, все, что происходит на Первом, делается осмысленно и не вызывает вопросов, почему, откуда и зачем возникло то или иное явление. На "России" же иногда всплывает такое, что остается лишь руками развести. Зато возможны всякие сюпризы, на Первом же концептуальность, как правило, означает предсказуемость: в очередной раз перетасованы давно готовые форматы - "мульт личности", "yesterday live", "большая разница", от Урганта с Цекало рябит в глазах. Плюс к тому претензии, ограниченные не только возможностями, но и генеральной линией партии, неизбежно оборачиваются лицемерием и двойными стандартами в подходе к репризам - на "России" этого нет, потому что там шутят про тещу и, в крайнем случае, про гаишников.

К сожалению, ничего шедеврального, подобного тому, чем стала в свое время контаминация "Если в сердце живет любовь" и "Хоть поверьте, хоть проверьте" Савичевой и Сенчиной, выловить не удалось. Но кое-что порадовало, а кое-что расстроило.

Приятные моменты в новогодних телешоу, начиная с "ДОстояния РЕспублики", посвященной композиторскому творчеству Пугачевой: реплики самой Пугачевой (особенно в адрес Киркорова) и любимейшая моя Тина Кароль с римейком "Звездного лета", превратившая наивную пионерскую песенку в танцевально-эротический шлягер - в том же "Достоянии"; дуэт Лолиты и Пенкина "Опять метель" - на НТВ (не утерпел все же, переключился раз или два); в "Оливье-шоу" на Первом - дуэт Сережи Лазаревой и Юли Волковой "Нас не догонят", с почти убедительным переосмыслением условно-лесбийского манифеста в качестве условно-гетеросексуального; не хуже, чем в предыдущие годы, пародийный разговорный дуэт Галкина-Баскова "новые русские внучки" за пять минут до Медведева - на "российском" "Голубом огоньке"; "Время-наркотик" Дениса Майданова в "20 лучших песен 2010" на Первом - причем порадовала не столько сама песня, сколько возможность ее появления в праймтаймовом эфире, и в целом проект - неровный, небесспорный, особенно что касается конферанса, где к Урганту и Цекало присоединили Мартиросяна, а к приколам про внешность Цекало - шутки насчет регистрации в Москве, но в любом случае - перспективный в сравнении с продолжающей тухнуть "Песней года"; пародийное трио Крутой-Фабиан-Пугачева в "Большой разнице" с текстом "один на всех телеэфир, мелодия одна на всех", подложенном на "Любовь, похожая на сон" (на "России" можно было услышать, как настоящая Фабиан исполняет с настоящим Крутым настоящую "Любовь, похожую на сон", без Пугачевой, разумеется - пародия намного лучше) и там же, в "Большой разнице", двойная, то есть тройная пародия на Познера и Бермана с Жандаревым в гостях, соответственно, у Бермана с Жандаревым и у Познера.

Из сомнительного - "Супер-дискотека 90-х" на Первом, запись питерского сборного концерта, с участием, помимо стандартного супового набора, нечасто подающих признаки жизни на метровых каналах Ирины Салтыковой, Никиты и "Кар-Мэн", что приятно, но, к несчастью, слишком предсказуемого (как все на Первом канале) и не самого удачного по наполнению программы: если "Иванушки" - то "Тучи" и "Тополиный пух", если Лада Дэнс - то "Девочка-ночь", если Алена Свиридова - то "Бедная овечка", Варум - "Зимняя вишня" (которая и на "России" звучала - с чего вдруг вторичная песня переживает такой ренессанс?), Агутин - "Парень чернокожий", то есть либо избитое, либо не лучшее и далеко не характерное; и опять-таки "Песня года", которая, с одной стороны, предлагает музыкальный набор чуть более широкий, точнее, чуть менее ограниченный, чем большинство других аналогичных форматов, с другой, уже окончательно потеряла связь с действительностью и со временем. Лера и Лазарев совсем не умеют импровизировать, а Пугачевой, которая могла бы отчасти спасти положение, поблизости нет, к тому же непонятно, кто кому за что и что именно вручает, хотя бы номинально, для отмазки - проблематично.

По-настоящему огорчил "Добрый вечер с Максимом" на "России", сделанный по западным лекалам, однажды уже неудачно опробованным на Игоре Угольникове. На Галкина больно было смотреть. Пугачева пыталась что-то вышутить из ситуации - но она появилась только в одном эпизоде и даже его не спасла. То, что было дальше - полная катастрофа, с Табаковым Максим казался беспомощным, хотя храбрился изо всех сил. Хорошо, что это спецпроект, рассчитанный на три дня - на "три счастливых дня" никак не тянет.