October 1st, 2010

маски

"Про любоff" реж. Ольга Субботина

Пять лет назад презентация книжки Оксаны Робски "Про любоff/on" отбила всякую охоту эту книжку читать:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/493761.html?nc=15

Позднее более близкое знакомство с рублевской писательницей - тоже сугубо профессиональное (по случаю выхода в свет очередного опуса под названием "Эта Тета" я делал материал с интерьерной съемкой в ее доме, который, на самом деле, даже и не совсем на Рублевке находится) - окончательно укрепило меня в том, что читать робски-жлобски я не стану и с ней лично никаких дел больше иметь не хочу, хотя сохраняю на дистанции и человеческий интерес к этой персоне, и даже своего рода уважение. Хотя среди авторов фильма куда более привлекающее меня имя - Ольга Субботина. Насколько я понимаю, это ее дебют в "большом" кино, но как театральный режиссер она работала много, не всегда успешно, но были у нее постановки и просто блестящие, особенно если они были связаны с самым свежим драматургическим материалом.

Кино у нее получилось, говоря попросту, нормальное. Если бы камера Михаила Аграновича не так часто перепрыгивала с лиц на предметы, а с предметов на другие лица - было бы на мой вкус еще лучше, но спасибо и на том, картинка не прыгает и не размывается. Музыка (Глеб Матвейчук и Андрей Комиссаров) могла бы изначально быть менее тревожной, а то по саунтреку с первых кадров понятно, что несмотря на видимость благополучия без трупа дело не обойдется. И действительно, не обходится - гибнет секретарша главного героя, Влада. Этот Влад - бизнесмен и политик, он пятнадцать лет женат на Ладе (Оксана Фандера), но у Влада и Лады нету лада, возможно, потому, что нет детей - как будто бы, так говорят, когда-то Лада сделала аборт и осталась бесплодной. У преподавателя культуры речир Даши детей тоже нет - но могут быть, к тому же она влюбляется в своего богатого и знаменитого ученика, а он вроде бы отвечает ей взаимностью. Но может и нет.

Отраженный в заглавии романа "зеркальный" принцип из названия фильма ушел, но остался, развился и стал основополагающим в драматургической конструкции. Одна и та же история в картине последовательно рассказывается дважды, но не то чтобы с разных позиций, как в "Расемоне", а скорее как "негатив" и "позитив", точнее, как субъективный взгляд Даши и как более-менее объективированное повествование. Если искать аналогии в кино, то вернее, чем "Расемон", будет припомнить французский фильм "Любит-не любит" с Одри Тоту, в чем-то, кстати, сходный и по сюжету: там тоже героиня пребывает в уверенности, что у нее роман с героем, а тот, как выясняется во второй части, думает не думает об этом и воспринимает отношения как чисто деловые. Только в "Любит-не любит" (интересно, смотрела ли этот фильм Робски? а Субботина?) история представлена в патологическо-медицинском аспекте, а "Про любофф" - вариант более мягкий, традиционная криминальная мелодрама. Где криминальный сюжет в итоге вылезает на первый план и окончательно портит все дело: чтобы подправить имидж Влада, его помощник (Андрей Кузичев) инсценирует покушение, но по нелепой случайности гибнет секретарша, и ее отец, большой человек в исполнении Юозаса Будрайтиса - непонятно, правда, почему взрослая дочь такого человека прозябала в секретаршах - в отместку "заказывает" Влада.

Сюжет - не слишком увлекательный. Характеры - плоские, и вообще гламурные персонажи в фильме еще более картонные, чем я их мог себе представить, уж точно менее любопытные, чем настоящие представители гламурной тусовки, где иногда такое чудо-юдо можно встретить, что бери и пиши с натуры. Федор Бондарчу и Ольга Сутулова - скорее типажи, чем образы, Фандера слишком привычна в аплуа нервной дамочки, а среди второстепенных персонажей, несколько выделяется Стычкин - банкир, компаньон Влада, и пара девушек (в частности, Старшенбаум), остальные - как есть планктон. Или, наоборот, выделяются так, что хочется их куда-нибудь затереть, в этом смысле одна только Маша Максакова, еще и поющая в кадре, чего стоит - теперь она вдобавок ко всему и актриса тоже, что лишний раз подтверждает, увы, частичную правоту идеологов анти-гламура.

Диалоги - вот они действительно очень необычные. Я не стал снимать с полки книжку, чтобы проверять, воспроизводят ли актрисы реплики, написанные Робски, или сценаристка все перепахала от и до. Но специфику построения фразы у Робски я отмечал не раз на материале ее собственных высказываний - можно вспомнить ее появление в передаче "Сто вопросов к взрослому":

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1195289.html?nc=8

Не только особенности синтаксиса, но сама "динамика" фраз, и даже лексическая и грамматическая фактура ("холодильники для шуб", выражения типа "на костюме", "на галстуке" вместо "в костюме", "при галстуке") - этого у героинь Робски не отнять - делают их не похожими на такого же плана, социального статуса и психологического типа персонажей других авторов, а "живописцев" гламура нынче пруд пруди, причем, чем мне особенно симпатична (все-таки) Робски, она, в отличие от прочих, не старается разоблачать гламур изнутри (а почему-то все бичеватели гламурных язв и радетели духовности не прочь пожить в красивых особняках, поездить на дорогих машинах, да и от лобстеров не отказываются), но воспринимает его как нечто если и уродливое отчасти, то ничуть не более уродливое , чем любые другие формы социальной жизни, и потому нормальное, естественное явление. Другое дело, что никакой другой среды, кроме этой, она в принципе не захватывает, и даже бедные провинциалки в фильме "Про любофф" (уж не знаю, в книге ли так, или режиссерское решение - но тогда оно очень точное, адекватное) снимают квартиру не абы где, а на Сивцевом Вражке.