September 28th, 2010

маски

Вера Полозкова в "Школе злословия"

Я только однажды, на вечере в Док.е видел, что делает Полозкова на сцене - и ее "интерактивный" формат у меня вызвал оторопь, настолько все было вульгарно, неостроумно и невыносимо скучно. Тексты ее мне тоже не нравятся - но, может, я их пока не "распробовал", стихи Веры Павловой я тоже с трудом воспринимал до того, как попал на спектакль "Практики", а в "Практике", кажется, и по текстам Полозковой есть вечер, и его многие хвалят. Но разговор в "Школе злословия" качестве и характера творчества гостьи почти не коснулся - речь шла больше о ее персоне. А персона ее меня, признаться, как мало интересовала прежде, так не увлекла и в передаче.

Героиня с таким видом подавала данные собственной биографии - мама никогда не была замужем, родила в сорок лет, жили бедно... - как будто это нечто небывалое. Между тем я могу про себя сказать ровно то же самое, буквально такой же набор, а что касается бедности - учитывая, что Полозкова не застала по возрасту советского дефицита и росла все-таки в Москве, она про "детство в нищете", о котором столь громогласно вещает, не только на собственном опыте не знает, но поди и в книжках не читала. О чем же, однако, это все может сказать? Да ни о чем абсолютно. Но вот возраст, на котором она зациклена и, как порой кажется, педалирует этот момент нарочито, - да, принципиально важная категория. А в этом аспекте, как ни странно, наблюдать было интереснее за ведущими, а не за гостьей.

В конце концов, когда 24-летняя девица провозглашает, что для нее все, что старше 50 - "загробный мир", лично у меня никаких возражений не вызывает, при том что мне не 24 - и между прочим, 24 - это уже очень много, я когда-то думал, что очень хотелось бы дожить до 24-х, ну а дальше - ладно уж, как получиться. То, что при этом на вид говорящей все 40 и выглядит как минимум - как минимум! - ровесницей Авдотьи Смирновой - провоцирует некоторые сомнения, а если добавить к тому странноватый для москвички говор и нетипичный для работающего со словом человека синтаксис, сомнения большие. Но то и другое ни в какое сравнение не идет с реакцией двух тетушек, которые то ли осознанно, то ли, и скорее всего, инстинктивно избрали для себя стратегию поведения бабок на лавке: ты, деточка, не понимаешь еще многого, вот вырастешь - узнаешь, поживи-ка с наше... Советы ей давали - настойчиво, всерьез, я смотрел, слушал, и удивлялся.

Ну, положим, Полозкова - дура, а у меня есть ощущение (возможно, неверное - но оно возникло не благодаря "ШЗ", а в передаче я ему нашел лишнее подтверждение) что она именно дура, и дело тут совсем не в возрасте, потому что после 20 человек уж точно не умнеет, а в лучшем случае частично сохраняет ясность ума, пик которой приходится лет на 15-18. Полозкова, кстати, довольно точно сказала - повторила чужую мысль, впрочем - что никогда не было в истории такого культа юности, и именно пубертата, как сегодня, и этим пыталась объяснить свое отношение к возрасту. Она вообще пыталась все время объяснить себя через принадлежность к социуму - что верно подметили ведущие и поставили "девочке" на вид. Выражения "я - продукт среды", по-моему, иначе как в шутку вменяемый человек просто вслух не произнесет, а Полозкова говорила только в таком духе. Но ведь надо было видеть Татьяну Никитичну с Авдотьей Андреевной, которые с высоты своих благородных седин пытались наставить заблудшую овечку на путь истинный, рекомендовали ей идти в кино и на сцену, а с литературой завязывать, обещали, что чем дольше она будет жить, тем жизнь ее станет интереснее...

Удивительно не то, что Полозкова в свои 24 еще служит "культу юности", а то, с какой охотой и как органично тетушки возносили похвалу старости (разумеется, слова такого не употребляя, инстинктивно чувствуя, что оно - неприличное), просто радение какое-то устроили. И вот, осознавая себя "старейшинами-мудрейшинами", аксакалицы до того ушли в отрыв, что по любому поводу стали впадать в пафос. Почти в самом начале программы был момент, когда Полозкова рассказывала, какие глупые ей задают вопросы - обрадовавшись возможность поговорить о том, какие все кругом идиоты и какие сами они умницы, тетушки чуть из кожи вон не вылезли, изобретая насмешки поядовитее. Между тем стоило Полозковой упомянуть, что родилась она в Лыткарино, Авдотья Андреевна, словно пелена с нее спала, без всякой задней мысли переспросила: "Лыткарино... а где это?"

"Как велик мир!" - сказали утята. Гречу в студию.
маски

"Дьявол" реж. Джон Е.Даудл

Уж сколько народу позастревало магическим образом в лифтах за историю существования триллера как жанра и лифта как технического приспособления - неприлично, казалось бы, и браться за этот сюжет, коль скоро даже русская версия уже имеется:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/666495.html?nc=9

Соавтором же сценария "Дьявола" указан Шьямалан, но и он, если только это не опечатка, не придумал ничего нового. В лифте филадельфийского отеля-небоскреба застряли пять человек. Как их не пытаются вызволить - ничего не выходит, а застрявшие один за другим таинственно погибают. И только верующий мексиканец знает, в чем дело - это козни дьявола, который пришел за душами грешников. В лифте действительно столкнулись брачная аферистка, финансовый махинатор, ветеран Афганистана, сбивший на дороге женщину с ребенком и скрывшийся, дюжий негр, забивший кого-то там насмерть бейсбольной битой, и старушка-божий одуванчик, в образе которой дьявол и материализовался. С материализмом в "Дьяволе" все очень здорово обставлено - кабина лифта проваливается в шахту, проводка искрит, стекла бьются - власть над материей дьявол проявляет в полную силу. С духовностью дело хуже, хотя, при всем убожестве формы, "Дьявол", по существу, выдержан в сугубо христианской концепции: свидетелем смерти людей в кабине лифта становится прибывший по вызову полицейский, и именно он, неслучайно, разумеется, оказывается мужем и отцом погибших в автоаварии женщины с ребенком. Но невольный убийца успевает покаяться, и дьявол теряет над ним силу. А окончательно нечистый терпит поражение, когда полицейский, арестовавший виновника смерти своих близких, говорит, что прощает его.
маски

"Ты и я" реж. Жюли Лопес-Кюрваль ("Рандеву с молодым французским кино" в "35 мм")

Пропустил практически весь фестиваль, а на единственном сеансе, куда дошел, был настоящий дурдом - переаншлаг (несмотря на утреннее время - 12.00, правда, в малом зале), хорошо, что заранее принес себе из фойе приставной стул. Картина, в общем-то, средняя, но это один из немногих фильмов, где Марийон Котийар играет современную молодую женщину, каковой она, собственно, и является, а на тот момент - фильм 2006 года - особенно. "Ты и я" - название попсового журнальчика типа "Отдохни" или "Лизы", куда сестра героини Котийяр, сыгранная Жюли Депардье, сочиняет "фотороманы". У сестер есть и настоящие романы - одна встречается с арабом, но тот не хочет жениться, у другой уже есть жених, но она влюбляется страстно в заезжего музыканта. Писательнице везет больше - араб ее, конечно, бросает, зато "подбирает" испанец-строитель, точнее, каменотес, и вместе с ним она уезжает в Каталонию. Виолончелистке - меньше, с женихом она расстается, а когда снова встречает своего возлюбленного, тот уже женат, и уверяет, что любит жену. Однако сюжет фильма - двуплановый, реальные события в жизни женщин отражаются и преображаются в фантазиях сестры-писательницы. И если в реальном плане героиня Котийяр остается ни с чем, с разбитым сердцем, то в плане воображаемом, в формате фоторомана сестры, где законом жанра предусмотрен хеппи-энд, все складывается в итоге наилучшим образом. Форма в данном случае, увы, интереснее содержание, которое и делает фильм в целом банальным, несмотря на занятную композиционную конструкцию и двух замечательных актрис.
маски

"Станционный смотритель" по А.Пушкину, курс Олега Кудряшова в РАТИ-ГИТИС, реж. К.Вытоптов

Новые "кудряши" уже не студенты, многие пристроены по театрам, но дипломные спектакли, к счастью, продолжают играть. Основные я уже видел, хотя большинство из них посмотрел бы еще раз. До "Станционного смотрителя" дошел только что. Это в большей степени ученическая, лабораторная работа, чем полноценный спектакль, но и тут есть интересные моменты, придуманные режиссером. Дуня-Инна Сухорецкая - существо почти бессловесное. За нее ведут "борьбу", желая каждый по-своему ей счастья, двое мужчин. Александру Горелову почему-то достаются роли благородных страдающих отцов - в "Униженных и оскорбленных", и в "Станционном смотрителе". Евгений Матвеев в амплуа рокового соблазнителя тоже уже наработал определенные приемы. Так что Сухорецкая оказывается самым неожиданным и интересным "звеном" в этой цепочке - немного юродивая девочка с дудочкой, которая не говорит, а "пропевает" свою "тему" в спектакле". Станция - угол, оклеенный книжными листками, и два половика, которые из "кроватей" превращаются в средство передвижения - прежде всего такое решение, конечно, продиктовано "студенческим" форматом, но оно хорошо срабатывает и концептуально. Вообще "Станционный смотритель" воспринимается как своего рода дополнительная глава (типа "Повести о капитане Копейкине") к тем же "Униженным и оскорбленным". Что по сути довольно точно, если помнить, что незадачливый писатель Иван Петрович у Достоевского напрямую отсылает к пушкинскому Белкину и его повестям.
маски

Баварский государственный оркестр в КЗЧ, реж. Кент Нагано

Слов нет. Если когда-нибудь я и слышал что-то подобное, то после этого концерта уже не вспомню. И это при том, что я не очень люблю Брукнера, хотя его 7-я симфония в исполнении Баварского оркестра хотя бы немного пролил бальзам на наши с безумной феей душевные раны - полгода назад мы пропустили монографическую брукнеровскую программу РНО в БЗК с Плетневым, отправившись вместо концерта, смешно сказать, на саратовский балет, и с тех пор не прошло дня, чтобы мы не вспомнили о тогдашней нашей промашке. Но если не вся симфония целиком, в которой на мой вкус слишком много бравурного "бетховенского" пафоса, вызывающего у меня на физиологическом уровне отторжение, то по крайней мере 3-я ее часть все же зацепила меня своей энергией и мощью, с которой, что самое важное, Нагано обошелся с необычайной аккуратностью. Ну а "Метаморфозы" Рихарда Штрауса в первом отделении - это была абсолютная музыка.

Но надо же еще и программу было так составить, чтобы, продемонстрировать, с одной стороны, возможности оркестра (для чего монументализм Брукнера подходит идеально), с другой - на что способны отдельные солисты и оркестровые группы ("Метаморфозы" - этюд-адажио для 23 солирующих инструментом), и вместе с тем чтобы произведения не были заиграны, затерты, как старая пластинка. Рихард Штраус и Брукнер в одной программе - фигура высшего дирижерского и оркестрового пилотажа. Штраус - моя поздняя (наряду с Элгаром и Шоссоном) музыкальная любовь, в последнее время его музыка, исключая, конечно, Прокофьева, увлекает меня сильнее любой другой, и каждый раз я отмечаю, что, наверное, ни для чьей другой музыки не имеет такого значения уровень исполнительского мастерства, и не просто техники (само собой, техника тут требуется филигранная), но и интеллекта, и определенного, если угодно, склада характера. Рихарда Штрауса почему-то - и хорошо, пускай - стали часто крутить в телевизионных записях по "Культуре", и только что показали, как играет "Бурлеску" Мацуев с Горенштейном. А незадолго до того - Холоденко с Башметом. Как будто звучали разные сочинения разных авторов, вариант Мацуева-Горенштейна слушать было невозможно (и это с учетом того, что Башмет как дирижер не стоит даже Горенштейна). В случае с Нагано и баварским оркестром, которым, кстати, Рихард Штраус сам когда-то руководил, совпало все, их "Метаморфозы" - настоящее чудо.
маски

"Снова ты" реж. Энди Фикмен

В любой подростковой комедии есть альфа- и омега-персонажи, а сюжет строится на их конфликте. "Снова ты" - подростковая комедия ...дцать лет спустя. Брат главной героини женится на девушке, которая в школе была "звездой" и изводила насмешками прыщавую дурнушку. Та, осознав, что если не бороться, затопчут, выросла, похорошела, сделала превосходную карьеру, в то время как "звезда" осиротела и пошла работать медсестрой, однако за прежние издевательства покаяться оказалась неготова. И тогда сестра предпринимает все усилия, чтобы расстроить свадьбу. Основной сюжет осложняется параллельным, на уровне поколения родителей - мама жениха и тетя невесты-сироты в школе сначала были лучшими подругами, а потом между ними возникла нездоровая конкуренция, которая второй волной возвращается в процессе подготовки к свадьбе. В качестве "довеска" под самый финал тот же мотив возникает еще и на уровне бабушек - но это уже чистый фарс. А самой интересной оказывается именно параллельная линия - благодаря Джейми Ли Кертис и Сигурни Уивер. Примиренческий и какой-то даже ностальгический пафос в духе "школьные годы чудесные" не то что портит картину, но вызывает желание поспорить, которое для такого рода кино скорее недостаток, чем достоинство. В нашем классе был 32 ученика, из которых я поддерживаю отношения только с molly00. Остальных, включая и свою первую любовь, я бы предпочел больше никогда в своей жизни не встретить.