September 8th, 2010

маски

из огня тот выйдет невредим, кто с нами день пробыть успеет

Между пресс-показом (по счастью, наконец-то, дневным, и позволяющим освободить вечер) "Контракта для Пульчинеллы" в Камерном музыкальном и вечерним концертом в КЗЧ образовался просвет продолжительностью в два часа, и мы с безумной феей помчались на фильм "Девушка с татуировкой дракона". Средний, но добротный фильм, хотя и политический детектив по жанру, а применительно к европейской и в частности "шведской" модели жанра это означает разоблачение капиталистической эксплуатации и отождествление крупной буржуазии с фашистами, которое в данной экранизации Стига Ларсона (признаюсь, книг его не читал) осуществляется прям-таки буквально. Из двух с половиной часов посмотрели почти час. Поначалу я планировал, что мы сбегаем на концерт и потом вернемся досматривать "Девушку..." с середины следующего сеанса, но еще дорогой узнали про вечеринку канала СТС и оказались перед выбором: либо досмотреть до конца фильм сразу, либо бросить и уже не возвращаться к нему и предпочесть солистов РНО. Я бы, может, и досмотрел, потому что несмотря на малосимпатичную мне политическую ангажированность, сюжет достаточно занятный: главный герой - ну очень независимый журналист, который, как водится, столкнулся с крупным капиталом и был обвинен в клевете, получает задание от богатого старика расследовать исчезновение девушки, случившееся еще в середине 1960-х; параллельно развивается история некой современной психически неуравновешенной панкушки с татуировкой дракона на плече, которую насилует опекун. Теперь остается только предположить, что это дочка пропавшей девицы, хотя дедуля подозревает, что имело место убийство, потому что безумная фея, которая к тому же перед сеансом потеряла сережку и половину из того времени, что у нас оставалось на кино, пробегала по Киноцентру в ее поисках, опрашивая уборщиц, была решительно настроена на концерт. Который, как назло (а мы, конечно же, пошли в КЗЧ, так и не узнав, за что погибли мухи, что сталось с пропавшей девушкой и кем была изнасилованная панкушка - остается только предположить, что дочерью первой) закончился ближе к десяти, тогда как накануне вечер открытия уже к восьми закруглился. До "Октября" мы добрались к половине одиннадцатого, и еще некоторое время ждали, пока нас выйдут встречать. Но как ни странно, пропустив все шоу, застали еще толпу за скромным количеством несъедобной гламурной еды и среди моря разнообразной выпивки. Наливали в том числе и мартини, и я на него сразу стал налегать. Налегал почти до часу ночи, хотя бармены так и норовили его придержать для себя любимых, ну это уж как водится - да не на того напали. Чем меньше оставалось публики, тем активнее, тоже как водится, подносили новые закуски, в том числе десерты в стаканчиках - ягодное желе я просто физически не смог есть, а сливочный мусс осваивал активно. Под конец выложили конфеты - невкусные, и мы уже уходили, но на дорожку я съел их еще штук двадцать. Подозреваю, что некоторые (хорошо что незначительные) проблемы с последующим физическим состоянием обусловлены именно спецификой пищи, потому что мартини я готов поглощать в любых количествах и мой организм реагирует на него привычно, а вот конфеты, наверное, не стоило трогать, тем более что они мне с самого начала не понравились. А с утра ведь пришлось вставать и ехать в "Пионер", чтобы в последний день проката посмотреть "Я счастлив, что моя мать жива" - фильм, который две недели шел в "35 мм" и на который я за все это время так и не выбрался.

У сумасшедшего профессора тоже началось осеннее обострение. На прогоне в театре Покровского он бегал по фойе и кидался ко всем с воплями: "Вы идете на александринскую "Муху"? Только не спрашивайте меня, где она будет, я все равно не скажу! Я не имею права!!" - хотя его никто и не спрашивал ни о чем таком.