August 28th, 2010

маски

"Дочь якудзы" реж. Сергей Бодров-ст., Гульшад Омарова ("Московская премьера")

Как, наверное, многие, к фильму у меня было отношение заведомо скептическое, усиленное еще и тем, что я с заездом в редакцию прискакал к Дому кино прямо из Домодедово со всем своим барахлом, а меня там, помимо прочего, еще и никто не ждал, поскольку записываться надо было заранее и в те дни, когда я был в отъезде. Но старушка на входе сказала: "Проходите, что с вами делать" - и правильно, что со мной делать?

Торжественную часть открытия "Московской премьеры", которая в основном была посвящена юбилею Данелии, пришлось сидеть на лестнице, но к моему удивлению она прошла как-то легко и довольно-таки интересно, если не считать мини-концерта Зары и выступления Макаревича (первое - показатель уровня бюджета мероприятие, второе - уровня вкуса, но к Заре я отвращения не испытываю, а Макаревич пришелся по крайней мере в тему, они с Данелия в разные годы заканчивали один и тот же архитектурный институт). Потом представляли т.н. "звездное жюри" в составе Сорокиной, Зюганова, Хазанова, какого-то борца с грузинской фамилией и дрессировщика обезьян с фамилией армянской - но это тоже не страшно, жюри на "Московской премьере" фильмы отродясь не смотрело, его задачи чисто представительские. После эстрадно-циркового представления многие ушли и в зале освободились места, так что собственно кино я смотрел уже в весьма комфортных условиях. Смотрел в состоянии, близком к восторгу. Бывают хорошо сделанные плохие фильмы, "Дочь якудзы" - обратный случай, но при огромном количестве недостатков чисто художественного порядка, и главным образом, как мне показалось, проблемами с монтажем, фильм, по моему ощущению, просто восхитительный.

Юрико - внучка босса японской мафии, дед - ее единственный родственник, остальных, и даже бабушку, перестреляли конкуренты. Совершенно невероятным образом она попадает в Россию и случайным поездом добирается до приморского городка, где тем временем образом еще более невероятным простой российский заключенный Леха роет подкоп из зоны, потому что хочет жениться на своей невесте Птице. Бежать ему удается, но Птица уже живет с каким-то индусом, у них ребенок, который, впрочем, не от индуса, и Леха решает по этому поводу повеситься. Но его в очередной раз спасает Юрико - первый раз она избавила его от погибели, когда нашла полумертвым на берегу моря и не выдала ментам вместе с сумасшедшим учителем японского языка, сбежавшим из психушки. Учитель объясняет Лехе, что у него теперь перед Юрико "гири", то есть обязательство ценою в жизнь. Девочку ищет любящий дед, за ней же охотятся и его враги, Леху, в свою очередь, разыскивает за побег милиция, и вместе они пытаются устроится у его дяди-мента.

По жанру "Дочь якудзы" - однозначно криминальная комедия, но авторы фильма нарочно уходят от всякого даже по меркам этого условного жанра бытового правдоподобия, вплоть до того, что японская девочка обладает способностями преодолевать земное притяжение и частично передает их Лехе. Примечательно, однако, каким образом драматургически развиваются вполне фундаментальные конфликты - цивилизационные и гендерные. Я не взялся бы утверждать, что японцы в самом деле такие воспитанные, приличные и достойные люди, какими они представлены в этой откровенно фантасмагорической картине - конечно, это персонажи опереточные, гротескные. Но вот русские, при всей гротескности образов - именно таковы, какими их можно увидеть в "Дочери якудзы": тупые, лживые, злобные, продажные твари, причем все поголовно.

Больше всех прочих досталось милиции - удивительно, но непритязательное жанровое кино содержит мощнейший сатирический заряд, который стоит отметить, пусть даже он и оборачивается холостым выстрелом, в буквальном смысле - салютом (в финале). Так называемые "правоохранители" в фильме - это персонажи Артура Смольянинова (который засадил в тюрьму родного отца - тот его домашних питомцев изводил, правда, потом еще и соседа зарезал, так что сел, как выражается сам персонаж, "по совокупности"), Сергея Гармаша (полковник милиции Авдеев сначала не пускает на порог родного племянника, а потом собирается продать японскую девочку бандитам и торгуется по поводу суммы и валюты, но при этом то и дело заявляет с пафосом: "Мы, Авдеевы...") и замечательной Ирины Розановой (жена полковника, сама носит форму и стреляет из пулемета - в фильме есть сцены и перестрелок, и погонь). С другой стороны - образы бандитов-бизнесменов, которые по сравнению с ментами ничуть не более привлекательны, точнее, все они - одна большая шайка и едят из одного корыта: персонажи Сергея Газарова (из-за отказа написать на него донос в зоне Лехе накинули срок, а вместо благодарности бандитобизнесмен, отдыхающий после того, как откупился, на собственной трехпалубной яхте под название "Стабильность", еще и обобрал своего заступника до нитки) и Виталия Хаева (владелец ресторана "Япона мать" по кликухе Хохол, тоже рад продать ребенка бандитам, но не желающий делиться с полковником выручкой на его условиях). Кстати, возможно, мне показалось, но вроде бы некоторые из этих типов лепились с готовых клише: так, например, Хохол-Хаев смахивает на Никиту Михалкова, то есть на его героя в балабановских "Жмурках", а героиня Ирины Розановой сделана под Любу Успенскую. Само собой, менты и бандиты живут и примерно одинаковым укладом, у полковника милиции - прекрасный особняк с железными воротами и нарисованной на них красной звездой, а внутри - целый склад оружия, и разницы между ними по сути нет никакой, да и дела они ведут сообща.

Второй план - отношения мужчины и женщины внутри семейных пар. Здесь выстраивается другая линия: Леха и Птица (как всегда хороша Ирина Рахманова), полковник и его жена (Гармаш и Розанова) и жених с невестой, чей свадебный лимузин угоняют Леха и Юрико. Жених-Сергей Фролов, обритый почти наголо и оттого неузнаваемый, на собственной свадьбе присутствует, не приходя в сознание, поминутно забываясь пьяным сном, невеста же, которую играет Анна Михалкова, и угонщиков в одиночку на мотоцикле преследует, и за мужем тоже вынуждена гоняться - Михалкова в этой роли прекрасна, в том смысле, что уродлива, отвратительна и очень смешна, как и задумано. О Розановой и говорить нечего - выдающаяся актриса играет бой-бабу, у которой муж-полковник ходит по струнке, а если пытается возникать, получает в рыло. Фактически так же, только более мирно внешне, обошлась с Лехой его невеста Птица - она ведь еще и в его квартире с индусом и с ребенком поселилась, оставив его без жилья. Грубые уродливые, но сильные русские самки топчут никчемных, безвольных, ни на что не годных самцов. Все это подается по контрасту с тем, как выстраиваются семейные отношения в японской традиции - разумеется, совсем иначе они там выстраиваются, основываясь на верности, преданности и чести, каковые понятия русским незнакомы в принципе, и только главный герой Леха со своими "гирями"-обязательствами перед маленькой японкой начинает что-то в этом отношении осознавать, а осознав - бежит из зоны вторично и уже окончательно, в Японию, к Юрико.

Погоня невесты на мотоцикле идет под инструментовку "Усталость забыта", мобильник дедушки-якудза звонит мелодией "Полюшко-поле"... Абсолютный уход от какого бы то ни было реализма в откровенный фарс не только позволяет актерам (в главной роли - Вадим Дорофеев, я слышал, недавно закончивший ГИТИС - для уголовника Лехи его в фильме малость состарили, а на банкете я его рассмотрел - совсем юный, но заслуживает особого упоминания, очень органичный, хотя исполнители такого плана уже есть - Игорь Петренко, Иван Жидков) купаться в ролях, а режиссерам (Омарова - этническая казашка и гражданка Нидерландов, в свое время сделавшая фильм "Шиза"; Бодров, когда-то снявший перестроечный хит "С.Э.Р.", отчасти подхватывает и продолжает ту же тему свободы/несвободы) с фигой в кармане говорить о вещах, про которые в "великой стране" не принято упоминать вслух, он заодно искупает и многие огрехи картины, начиная со сценария. Хотя сценарий как раз, похоже, интересный - Бодров написал его вместе со своей постоянной соавторшей Ганой Слуцки при участие еще одного товарища, чью фамилию я не знал и оттого, к сожалению, не запомнил. При кажущейся нескладности в "Дочери якудзы" совсем неплохо сходятся концы с концами, узелки завязываются и развязываются, а если некоторые эпизоды и кажутся лишними, то они сами по себе настолько хороши, что действительно отказываться от них не стоило - взять хотя бы момент, когда Леха пересекает вплавь Охотское (или какое там?) море, и обессиленного, его вместе с рыбой сетью вытаскивают рыбаки - он начинает лопотать по японски фразами из разговорника, теряет сознание, и рыбаки между собой переговариваются по-русски: "Че он сказал?" - оказывается, рыбаки не японские, а российские, просто из какого-то местного народа, эвенки, нивхи или кто еще может быть - эпизод уморительный. Но из подобных эпизодов складывается более чем неприглядный образ России: страна как полутюрьма-полупсихушка с бандитами и чокнутыми по обе стороны колючей проволоки. Отсюда же возникает и мотив побега, который для образа главного героя становится ведущим - картина начинается с того, что он бежит из зоны через подкоп, и завершается повторным побегом, но уже не только из колонии, но и из страны. Правда, в эпилоге возникает оговорка, что Леха затосковал по родине и вернулся - но эпилог фарса вдвойне фарсовый, там и дедушка-якудза раскаялся, вышел из заключения и занялся каллиграфией. Поначалу же на предложение Юрико поехать с ней Леха произносит чудесную фразу: "Ты пойми, у меня тут дядя, родина, я отсидеть должен..."

Практически никогда я не аплодирую во время фильма - считаю, что это просто глупо и к тому же может помешать окружающим. Но на "Дочери якудзы" в одном месте не смог удержаться - когда дело дошло до полоумного учителя японского языка. Персонаж Виктора Сухорукова подвинулся на японских идеалах чести, призывает вернуть японцам отнятые у них острова и пытается ввести в России традицию харакири - убеждает, чуть ли не заставляет местных официальных и неофициальных авторитетов подать пример чиновникам покрупнее. "А у нас в Японии харакири делают добровольно" - замечает Юрико. "Нет, наши добровольно не станут, нашим насильно надо харакири делать" - рассуждает в ответ учитель. Вот на этой реплике я вместе с залом похлопал в ладоши.