July 28th, 2010

маски

нордик уокинг

Иван. Никого народу-то нет на бульваре.
Гаврило. По праздникам всегда так. По старине живем: от поздней обедни
все к пирогу да ко щам, а потом, после хлеба-соли, семь часов отдых.
Иван. Уж и семь! Часика три-четыре. Хорошее это заведение.
Гаврило. А вот около вечерен проснутся, попьют чайку до третьей
тоски...
Иван. До тоски! Об чем тосковать-то?
Гаврило. Посиди за самоваром поплотнее, поглотай часа два кипятку, так
узнаешь. После шестого пота она, первая-то тоска, подступает... Расстанутся
с чаем и выползут на бульвар раздышаться да разгуляться. Теперь чистая
публика гуляет: вон Мокий Парменыч Кнуров проминает себя.
Иван. Он каждое утро бульвар-то меряет взад и вперед, точно по
обещанию. И для чего это он себя так утруждает?
Гаврило. Для моциону.
Иван. А моцион-то для чего?
Гаврило. Для аппетиту. А аппетит нужен ему для обеду. Какие обеды-то у
него! Разве без моциону такой обед съешь?
Иван. Отчего это он все молчит?
Гаврило. "Молчит"! Чудак ты. Как же ты хочешь, чтоб он разговаривал,
коли у него миллионы! С кем ему разговаривать? Есть человека два-три в
городе, с ними он разговаривает, а больше не с кем; ну, он и молчит. Он и
живет здесь не подолгу от этого от самого; да и не жил бы, кабы не дела. А
разговаривать он ездит в Москву, в Петербург да за границу, там ему
просторнее.
А.Н.Островский "Бесприданница"

В Юрмале я встаю едва ли не раньше, чем ложусь в Москве. Все привычки не просто отменяются, но выворачиваются наизнанку. Обычно я наедаюсь перед сном, то есть под утро, и потом сплю до вечера. Здесь так и не получится, и ни к чему - ложусь относительно рано (хотя два часа ночи по местному - это три по Москве), а встаю к завтраку. Сегодня продрал глаза в семь, к семи тридцати спустился вниз - к кормушке еще не подпускали. Встретил Легостаева - он отправлялся на утреннюю прогулку по пляжу, "нордик уокинг", когда просто ходишь по берегу не очень теплого, а в данном случае и не слишком глубокого моря. Но я и тут решил сделать наоборот. Как раз открыли столовку, я там был первый, и пока Илья Станиславович отправился на свой променад, решил, поскольку лег без ужина, поесть с утра.

Нигде больше, в том числе и в самых что ни на есть "морских" странах, я не сталкивался, чтобы на завтрак в отеле давали селедку. В "Юрмала СПА" ее дают даже в нескольких видах - и просто нарезанную, и типа "под шубой", точнее, в салате со свеклой под майонезом. Водки, правда, не наливают - а то хорошо бы, у моря: выпил с утра - и весь день свободен. Но приходится довольствоваться кофе с молоком. Хотя селедки все-таки поел. Но в основном налегал на омлет с ветчиной и на молочные продукты - освоил большую плошку йогурта с шоколадными мюслями и творога с изюмом под сметаной. Умял по две булочки двух разных видов - круассаны оказались пресными, а пирожок с яблоками типа штруделя ничего, с молоком так даже очень.

После чего оставалось только отправиться на послегрозовой (вчера вечером нас тут всех чуть не смысло на фиг) пляж, сесть на лавку, заголить пузико, чтоб, значит, обдувало, и смотреть на новые волны. Уже с семи утра на пляже есть гуляющие, а также бегающие и катающиеся на велосипедах, но немного. Проходил мимо и Легостаев - по дороге на завтра завернул ко мне на лавку, обсудили гостиничное меню - я постфактум, он в предвкушении.