July 12th, 2010

маски

"Волки" реж. Александр Колбышев

Каждый год пытаюсь смотреть на "Славянском базаре" белорусские фильмы в рамках кинопрограммы и до сих пор ни один "шедевр" не смог досидеть до конца. Вот и на "Волков" поначалу забежал мимоходом - но уйти уже не смог. Хотя на выдающееся произведение искусства картина, конечно, не тянет, да и не претендует - это просто на хорошем профессиональном уровне добротно сделанная вещь, если говорить о качестве продукта. Но по своему посылу, если мыслить в белорусских стандартах, да и в российских, пожалуй, "Волки" - бомба. Во всяком случае, мне белорусские коллеги рассказали, что картина предназначена для международных фестивалей с целью демонстрации наличия в республике "свободы творчества", но зрителям внутри страны ее показывать не собираются, и более того, в публикациях , посвященных режиссеру, говорят о чем угодно, кроме содержания фильма, а режиссеру до того в Беларуси ничего снимать не давали, работал он преимущественно в России. Все это тем более удивительно, но в какой-то степени и показательно, учитывая, что в основе сценария - повесть, написанная Александром Чекменевым около сорока лет назад, с довольно характерным для такого рода литературы сюжетом. Колхозник Кирилл Полетаев после плена был осужден, но сбежал с этапа, чтобы напоследок повидаться с семьей. Его согласились спрятать жители села, находящегося в нескольких километрах от его деревни - бабушка с внуком. Помогает беглецу и председатель тамошнего колхоза Кузьмич. Но "органы" тоже не дремлют.

Актерские работы в картине - на уровне режиссуры, добротные в своей предсказуемости, но ничего особенного. Как обычно и даже чуть более чем обычно суетливый Андрей Панин в роли главного "особиста", привычно хитро-простодушно-"народный" Владимир Гостюхин-Кузьмич, очень хороший Дмитрий Ульянов, играющий главного героя, Полетаева, и привычно спекулирующий на своем природном юношеском обаянии еще со времен "Итальянца" Кравчука уже слегка подросший за прошедшие годы Коля Спиридонов. Визуальное решение - черно-белая картинка с вкраплениями красного цвета - звезд на шапках, флагов с серпом и молотом, крови на снегу. Но особым, из ряда вон выходящим случаем картину делает ее беспросветная не то что по российско-белорусским, но и по европейским стандартам мрачность. Персонажи обитают в ситуации, где каждый за малейшее проявление человечности может попасться волкам в лапы, спасения нет ни для кого. Причем волки лесные, которые тоже преследуют скрывающегося беглеца, не так опасны, как волки в "овечьих шкурах", в форменных дубленках и краснозвездных шапках. И никому из героев режиссер со сценаристом не оставляют малейшей надежды. Фильм выстроен настолько жестко, что даже мелодраматическая линия не оттеняет социальную - потому он звучит резко, как памфлет. Полетаев всего-то и хотел - увидеть перед смертью дочь. Не увидел, не дошел, погиб. Всех, кто пытался ему помочь - подростка и его старую бабку, Кузьмича, его жену и сына - взяли и отправили по этапу. Вместо одного выбывшего из строя заключенного - по меньшей мере пять новых. И никаких исторических перспектив.
маски

"Все сначала" А.Ро, театральный центр "Шанс" реж. Владимир Иванов

Про "международный театральный центр "Шанс" я узнал год назад, видел некоторые их спектакли ("Две комнаты" - на прошлом "Славянском базаре") и даже мельком где-то общался с продюсером. Но никогда не слышал про такого автора, как Антуан Ро, хотя в аннотациях его почему-то характеризуют "известный французский драматург". Кому известный - не знаю, в интернете никакой внятной информации о нем нет, за исключением той, что связана с рекламой данного спектакля. Который, кстати, в Москве вроде бы вообще не игрался и неизвестно, будет ли - мне говорили, что у "Шанса", каким бы он ни был, вышел конфликт с другими правообладателями на пьесу, и даже для представления в Витебске якобы потребовалось специальное разрешение. Но это слухи, а вот что очевидно - добротный для антрепризы театральный продукт, а в сравнении с откровенно халтурным питерским "Стаканом воды" (репертуарным спектаклем академического театра, между прочим) - так просто шедевр. Антреприза, как ни странно, любит сюжеты, связанные с бездомными, бродягами и т.п., столь популярные сегодня в Европе - некоторое время назад ставили "Париж спросонья" (в оригинале - "Сквот"). Но в Европе они имеют социальное звучание - тамошние либеральные интеллигенты, которые бродягу и на порог собственной квартиры не пустили бы, любят порассуждать о необходимости сочувствия к "падшим" и поругать зажравшихся буржуев. В современном русскоязычном контексте на первый план выходит комедийно-мелодраматическая составляющая этих пьес. "Все сначала" - нехитрая история про то, как бомж Мишель в рождественский вечер попал в дом к преуспевающей бизнес-вумен, разведенной матери-одиночке Катрин, она помогла ему снова встать на ноги, он в нее влюбился, она в него тоже, дочь Сара все поняла и было им счастье. Но главная сюжетная линия (Катрин-Мишель) осложняется побочной (Катрин-Сара), и если в первой все более или менее предсказуемо (буржуинка поначалу заботится лишь о том, чтобы вернуть Мишелю "человеческий", то есть "буржуазный" облик, а тот считает, что не в работе смысл жизни, а в любви - я бы походя заметил, что для мужчины, сидящего у бабы на шее, это очень удобная позиция - и лишь постепенно, преодолевая каждый собственное внутреннее сопротивление, они приходят к согласию), то со второй несколько интереснее. Сара, девочка-подросток, с самого начала пользуется достаточно большой свободой - ей удобно все спихивать на мать, которую бросил отец, она обвиняет ее в черствости, и не только по отношению к самой себе, но и, пользуясь случаем, к бомжу на лестничной площадке - что и служит завязкой действия, поскольку Катрин в ответ на обвинения приглашает, к первому ужасу Сары, бомжа к себе в дом. Чем дальше, тем проще и спокойнее смотрит мать на поведение дочери, ее увлечение мальчиками, курение и т.п. - их отношения выходят на качественно новый уровень. Мария Аронова, Александр Феклистов и Мария Бердинских играют не просто профессионально, но создают образы, которые, честно говоря, им не всегда удается создать на академических сценах, конечно, не без эксплуатации готовых штампов (персонаж Феклистова - мягкий, неуверенный в себе, Аронова - сильная, яркая, но внутренне хрупкая, Бердинских - угловатая, временами резкая, но с лирической нотой). В конструкции пьесы, правда, явно заложена "вакансия" для еще одного персонажа - нового ухажера Сары. Его бы, кстати, мог сыграть Леонид Бичевин - им с Бердинских куда как сподручнее было бы вместе кататься на гастроли. Тогда вся система действующих лиц была бы совершенно симметрична - две пары, одна возрастная, другая молодая.