July 8th, 2010

маски

песни партизан, сосны да туман

В прошлом году я покидал Витебск в твердой уверенности, что в этой жизни сюда уже не вернусь. Впечатления от пребывания были ужасные - не от самого "Славянского базара", конечно, хотя и для "Базара" год был не лучший, но от того, как здесь все организовано, с каждым годом все хуже и хуже. Даже позволил себе какие-то интервью дать по этому поводу белорусам. Но почему-то именно в этом году, при очередном сокращении журналистской квоты, процедура упростилась почти до неприличия: впервые мне не пришлось даже заполнять анкету. Кстати, если бы пришлось - не факт, что белорусский МИД был бы мне рад. Наслушался я также историй о кровавой лукашенковской гэбне, которая и за менее невинные замечания, чем те, что я походя отпустил год назад в своем скромном дневничке, людям руки-ноги ломает, а то и просто закапывает в белорусском полесье. Но как раз это меня мало смущало - даже если все так и есть, то намного приятнее за правду страдание принять (это во мне говорит не до конца выдавленный по капле еврей-интеллигент), чем просто получить в Москве от какого-нибудь русского бутылкой по голове только потому, что я мимо проходил, а русскому надо дать выход своей животной агрессии. И раз уж приглашают - зачем же отказываться?

Однако многое для меня теперь в новинку. Во-первых, с 2002 года, с первого своего приезда в Витебск, я не менял российские рубли на белорусские. Но сейчас выдают так мало "васильков", что хотя мы и ездим на "Базар", чтобы экономить деньги, а не тратить их, решил на всякий случай разжиться и местной "валютой". Во-вторых, купил местную "симку" с гостевым тарифом. Помимо подобных фундаментальных, есть и новости частного порядка. Например, никогда раньше поездка Москва-Витебск не была безалкогольной. То есть за других я не говорю, но я не выпил за всю дорогу ни капли. Может и зря, потому что и чувствую себя как-то неуверенно, и спал из-за этого в поезде плохо: еще одно нововведение - перестроенные вагоны, на вид куда более приличные, чем прежде, и даже с электронным табло, сообщающим, что туалет занят, но при этом с такими узкими полочками, что если лечь на боку, нет места для того, чтобы согнуть ноги в коленках - сразу свалишься. Да, организаторы с московской стороны на этот раз решили поэкспериментировать и поселить меня не с Соседушкой, а с Феликсом, но белорусская сторона рассудила: они же (то есть мы с Соседушкой) всегда вместе - ну и объединила нас заново, но вроде бы предполагалось что в "Витебске", а на деле оказалось, что опять в Двине. То есть в этом плане все как всегда - моя судьба уж решена, я буду век ему верна. Соседушка, правда, едет из Киева, где участвует в каких-то съемках, и должен быть только завтра. Завтра же прибывает и Князенька.

А я с основной делегацией выгрузился в шесть утра из поезда на знакомый витебский перрон, где с прошлого года успели построить навес. Погода душная, но влажная и то и дело собирается дождь - почти что тропики. Туман с утра был такой, что когда переезжали Двину, по обе стороны моста ничего вообще видно не было. Потом, днем, рассмотрел, что строительство дамбы на притоке Двины завершено, в Двину теперь втекает ржавая труба, зато бывшая речка вонючка превратилась из зеленого ручейка в окруженный набережной водоем, с небольшой лодочной станцией.

Уже потратил почти половину "василькового" запаса на покупки впрок. И самое интересное - в пресс-центре нет интернета. То есть он как факт имеется и технически все готово. Но в Белоруссии с недавних пор действует новый закон по контролю за интернетом. Даже в кафе требуют паспорт, каждый пользователь на учете, но контролировать, кто в данный конкретный момент анонимно сидит за компьютером в пресс-центре, затруднительно, а не контролировать нельзя, потому что получится нарушение закона. В результате интернета нет - зато все по закону.