June 17th, 2010

маски

фестивальная нарезка

Было время, когда я за уши поднимал себя к утренним пресс-показам ММКФ, которые, правда, раньше начинались хотя бы в полдесятого, а не в девять, как теперь. Но старость не радость, и спокойное, насколько это возможно при нынешней погоде, давлении и влажности, самочувствие при всей моей непреходящей инфомании мне дороже лишней "галочки". Благо фестивальное кино хорошо как раз тем, что его от начала до конца за редким исключением смотреть необязательно, все понятно по отрывкам.

Вчера пару раз заглянул на турецкого "Выброшенного на берег моря", реж. Несли Чольгечен - про негритенка из Ганы, которого родители-нелегалы потеряли, а чувствительный турецкий полицейский Халиль, переживающий из-за убитого им афганца, подобрал и пригрел. Из рассказов очевидцев я знаю, что ребенка вернули родителям, они снова куда-то поплыли и снова все утонули, кроме ребенка. Те два куска, что я посмотрел, не оставили вообще никаких эмоций.

Про румынский "Концерт" этого не скажешь. Получилось особенно смешно еще и потому, что я не знал заранее о замене запланированного конкурсного венесуэльского фильма про братьев-футболистов на этот самый "Концерт", и осознанно опаздывая на показ, сильно удивился, когда зашел в зал и увидел на экране Алексея Гуськова, говорящего на ломаном французском. Но поскольку накануне я потратил час и проштудировал всю программу нынешнего ММКФ "от сих до сих" (смотреть в этом году практически нечего вообще), быстро сориентировался. Опять-таки ограничился двумя кусками, правда, второй фрагмент "Концерта" смотрел уже до самого конца. Короче, так: отставные оркестранты, лузеры и чуть ли не бомжи, играют скрипичный концерт Чайковского в парижском Шатле. Их менеджер - старый коммуняка (в этой роли - Валерий Баринов, и даже он плох, а ведь актер отличный!), музыканты - само собой, евреи, с приглашающей стороны администраторы - престарелые гомосексуалисты, потому что еврейская и гомосексуальная темы в современном кино обычно продаются в комплекте. Суть же в том, что солистка-скрипачка - дочка советских евреев-диссидентов, которую после ареста родителей вывезли во Францию, спрятав на какое-то время в футляре от виолончели. В то время как ее родители в 1981 году умирали в Сибири. Вообще-то я всегда за фильмы в духе "получи, фашист, гранату", особенно когда эта граната летит в русский огород - ну так она же должна разрываться хотя бы, я бомбы не жду, но если один "пшик" выходит - так уж лучше ничего не надо. Очень важно лишний раз, вопреки усилиям президентской комиссии по фальсификации истории в интересах России, напомнить, что настоящее массовое уничтожение евреев организовывали, причем не раз, именно русские. Ну хотя бы на уровне "Перестройки" Славы Цукермана, показанной на ММКФ год назад - хотя тоже говно, конечно, но все-таки с замахом на "сурьез". Румынский же "Концерт" - чистый цирк. Ирония в нем служит фиговым листком для прикрытия убожества. Еврейка, играющая Чайковского на воображаемой скрипке сидя в сибирском сугробе посреди красиво падающих снежинок - явный трэш, и если бы трэшевый стиль был выдержан, такой вариант еще можно было бы принять, но поскольку "Концерт" по сути все-таки мелодрама, выходит нечто совсем уж несуразное и неприемлемое.
маски

"Постельные сцены" реж. РП Каль (ММКФ)

Поскольку опыт какой-никак имеется, я от опуса с таким названием и не ожидал ничего иного, как порно-фильма с вырезанными эротическими сценами, так что увиденное оказалось лучше, чем ожидал. Во-первых, актеры - не уроды и не старики, иногда даже раздеваются, есть один эпизод с еблей и один с женской мастурбацией - не бог весть что, но от фестивального артхауса многого требовать и не приходится, я опасался, что дело вообще ограничиться одной болтовней. Кстати, из болтовни можно заподозрить, что один из персонажей - гей, а другая - лесбиянка, но именно что из болтовни. Во-вторых, идея проследить, до какой степени условный сюжетный нарратив порно (а в порнографии сюжет имеет как нигде больше прикладной и условный характер, я пытался одно время типологизировать сюжетные инварианты порнорассказов, это любопытная культурологическая проблема) может наполняться реальным психологическим содержанием, если и не реализована в полной мере, то по крайности внятно намечена. Другой вопрос, что в современном кино считается, что любой и любая желающие могут снять что угодно, потом на финальных титрах поставить цитату из Мишеля Фуко, и вот это уже не "что угодно", а интеллектуальное кино.