June 15th, 2010

маски

"Киллеры" реж. Роберт Лукетич; "Команда А" реж. Джо Карнахан

Если свести вместе всех киношных суперагентов, работающих на правительство США, их число, я уверен, не втиснется ни в какое штатное расписание ЦРУ. Совершенно случайно, не рассчитывая на такой эффект, мне пришлось смотреть подряд два фильма с такими героями.

Причем "Киллеры" - хотя бы комедия и хотя бы с Эштоном Катчером, которого иногда раздевают по пояс. Правда, я Катчера не очень люблю и особой радости в том, чтобы лицезреть его пресс, не нахожу, а если бы и находил, то предпочел бы второй раз посмотреть "Бабника" (тоже говно, но там полуголого Катчера в разы больше) - но хоть какое-то развлечение. Его персонаж - убийца по найму, встретивший в Ницце свою любовь, только что брошенную бойфрендом американскую блондинку, приехавшую на Лазурный берег с мамой-алкоголичкой и строгим усатым папой, якобы летчиком в отставке. Влюбившись, киллер "увольняется" - но не только у русских "бывших агентов не бывает". Спустя три года, когда парочка уже живет законным браком в ожидании первенца, за экс-агентом начинается охота. И неожиданно все друзья семьи и соседи оказываются киллерами, внедренными в окружении счастливой ячейки американского общества, а вслед за ними рассекречивается и отец невесты, который, сам будучи спец-агентом, все это затеял. Поскольку вся эта сюжетная схема уже не раз отработана и в варианте "Киллеров" представляет из себя механическое соединение "Мистера и миссис Смит" и "Знакомства с родителями", только лишенную главных достоинств той и другой картины (а ни одну из них, в свою очередь, я также не назвал бы шедевром), все ясно заранее, но все-таки в фильме есть забавные моменты, чисто ситуативный юмор.

"Команда А", в общем-то, тоже не лишена юмора. Четыре спецназовца получили десятилетний срок за то, что в Ираке при выводе американских войск у них из-под носа похитили матрицы для производства фальшивых долларов. Человек из ЦРУ помогает им бежать из тюрьмы, чтобы они могли эти матрицы вернуть, а девушка из конкурирующего подразделения старается им помешать, и в процессе выясняется, что конкурентка, которая к тому же является суженой одного из членов "команды", на самом деле их верная союзница, тогда как цээрушник - двуличный злодей и главный враг. В "команде" состоят голубоглазый белозубый красавчик, негр с ирокезом на голове, в тюрьме давший обет ненасилия и страдающей боязнью полетов, а также совсем чокнутый в прямом медицинском смысле слова пилот, и руководит ими прямодушный, уверенный в себе командир. Как в этот опус попали актеры уровня Лайама Ниссона и Брэдли Купера (красавчик-спецназовец - это, конечно, он, а Ниссон - командир), не говоря уже о Джессике Билл и великолепном, очень серьезном и глубоком актере Патрике Уилсоне (ему досталась роль цээрушника-оборотня) - непонятно.

Зато понятно, откуда растут ноги у кинематографа подобного рода. И я не имею в виду сериал, по мотивам которого сделана "Команда А", благо я его не видел. Казалось бы, либеральная американская интеллигенция уже довольно давно покончила счеты с "ястребами" Буша и Райс, пропихнула в президенты черного мусульманского агента и может спокойно почивать на лаврах. Ан нет - надо же на кого-то списывать новые неудачи, и проще всего - на прежнюю систему. То есть опять-таки на "ястребов", ЦРУ, армейских генералов. Никуда они, мол, не делись, а окопались и продолжают препятствовать делу мира, а заодно мешают жить честным мирным гражданам в лице бывших киллеров и простодушных спецназовцев. В "Киллерах" этот мотив по крайней мере развивается таким образом, что параноидальный образ мыслей все же торжествует, и призывая к разрядке, разоружению и первым шагам к всеобщей гармонии, Лукетич между делом все-таки не забывает о целесообразности разумных сомнений, подозрений, предосторожностей, вплоть до охранных систем и пистолетов в прикроватных тумбочках - мало ли кем окажется твой сосед, друг или родственник, а ну как он убийца матерый? Тогда как пафос "Команды А" - не столько даже пацифистский, сколько анархистский, с призывами не к всеобщему разоружению, но скорее, наоборот, к вооруженному противостоянию системе официального насилия. Хорошо еще, что все эти фильмы - говно полное, и вреда от них никакого.
маски

"Золотое сечение" реж. Сергей Дебижев

Хочется думать, что изначально Дебижев задумывал абсурдистскую пародию. По крайней мере, этого до последнего ожидаешь, памятуя про "Двух капитанов-2". Правда, следует помнить и о том, что кинематограф 90-х на 90 процентов служил к удовлетворению собственных создателей, в наркоманском угаре набандитские деньги получавшие удовольствие от тусовки-междусобойчика на съемочной площадке, а паче вокруг нее, и ни о чем другом в отсутствии проката не думавшие - и как ни удивительно, если сегодня пересматривать те фильмы трезвым взглядом, среди них пусть не выдающихся, но как минимум любопытных едва ли не больше, чем теперь, при несопоставимых количественных масштабах кинопроизводства. Так или иначе, но и у Дебижева, и у Мурзенко, который, как я понял, создавал исходный вариант сценарий, имеется определенная репутация. Коей результат "Золотого сечения" ну никак не соответствует. То есть может они про себя и посмеивались, когда все это делали - не знаю. Но по факту иронии не чувствуется вовсе.

А без иронии история про то, как внук белогвардейца, жившего в СССР в 30-е по поддельным документам и вернувшегося во Францию под именем погибшего сослуживца по "Нормандии-Неман", который оказался вторым мужем его первой жены, добрался до дневника деда и от его друга, великого масонского магистра, узнал про чудесную камбоджийскую статую, раз в 12 лет в ночь белой луны открывающую врата времени и меняющую будущее на прошлое в случае принесения ей кровавой жертвы - уж я даже не знаю, чего надо объесться или обкуриться, чтобы всерьез такое воспринимать. Кино, однако, поражает именно своей тупой, убийственной серьезностью. Не надоедливо быстрой сменой планов и количеством монтажных склеек, чем ныне никого не удивишь, ни бездарной игрой актеров, всех, начиная с Алексея Серебрякова и Ксенией Раппопорт и заканчивая Ренатой Литвиновой, за исключением разве что наименее "звездный" из всех Даниил Шигапов и еще, может быть, Сергей Бугаев (Африка) неплох - старенький уже, конечно, да и роль ему досталась - не дай Бог никому (русский доктор в камбоджийской глуши, излечивающий героиню Раппопорт от укуса смертельно ядовитой змеи), ни даже вот таким откровенно идиотическим сюжетом, а именно пафосом, отсутствие которого могло бы этот сюжет оправдать хоть как-то.

В полтора часа действия напихано огромное количество самых невероятных событий из прошлого и настоящего, из реального и воображаемого, из случившегося и того, что должно или может случиться, черно-белого и цветного - и все равно для всех фактов места не хватило, кое о чем можно только догадываться, что-то вообще не поддается объяснению. Авторы некоторые моменты пытаются объяснить, но лучше бы не пытались - когда особист-смершевец в исполнении вездеприсутствующего Михаила Ефремова сначала угрожает деду Ивану, персонажу Виктора Вержбицкого (но Вержбицкий здесь, по крайней мере, играет не демонического злодея - ему, считай, уже повезло), а тот в ответ подвешивает его на веревке к потолку в позе "самолета" с расставленными и привязанными к палке руками, это до того нелепо выглядит, что я предпочел бы не знать, как именно Иван второй раз удрал из Совдепии. Бедный Николай Мартон, крупный питерский актер, играет главного масона, перед которым трепещут политики и полиция всего мира - и как же ужасно он играет! А Ксения Раппопорт - ей досталась роль внучки первой жены деда главного героя от ее второго мужа. У персонажей Серебрякова и Раппопорт, естественно, вспыхивает роман, но по следу идет, сражаясь с крокодилами, ее русский, но местный (кто он конкретно - непонятно, видно только, что наркоман) бойфренд, убивает ее, гибнет сам, и эта своевременная жертва поворачивает-таки время вспять. В финале герой Серебрякова, пробуждаясь в своей московской квартире, наблюдает по телевизору живую Раппопорт при Мартоне и камбоджийского царька, приветствующего новообретенную культовую статую.

Сказать, что сюжет совсем уж высосан из пальца, было бы преувеличением, поскольку отдаленно он напоминает трудноуловимые, зато весьма характерные фабулы романов Густава Майринка, особенно "Зеленого лика" и "Белого доминиканца". И я бы не исключал, что сценаристы, как положено питерским интеллигентам с их всезнайством и высокодуховностью, с этими книгами знакомы, хотя заимствовать отдельные мотивы из них могли и неосознанно. Впрочем, до них эти сюжеты уже столько раз перепевали-переписывали авторы "мистических триллеров" для чтения в поездах дальнего следования, а потом экранизировали создатели опусов типа "Братства камня" (европейские аналоги, увы, ничуть не менее убогие в сравнении с русскими), что концов не найдешь. А вот то, что весь этот откровенный и бессовестный бред выдают (может, и в шутку - но не смешно совсем) за образчик новой духовности, да еще антигламурной направленности (прежде чем отправиться на поиски статуи в Камбоджу, герой Серебрякова, успешный деятель шоубизнеса или кто там еще, проклинает тусовку, находясь в прямом эфире ток-шоу, и к ужасу героини Ренаты Литвиновой, которая в фильме эту тусовку персонифицировано воплощает - то есть как бы играет сатиру на саму себя, кстати, крайней неубедительно) - тому нет не объяснений, ни извинений. Как шуточный экзерсис кучки удолбанных питерских интеллигентов нечто в таком духе еще можно воспринимать, но как "духовное" кино - спасибо, уж лучше Никита Михалков со своими православными ублюдками, чем камбоджийские статуи, открывающие коридоры времени по масонской указке.
маски

вечер памяти Раисы Стручковой в КЗЧ

Не знаю, действительно ли Раиса Стручкова была великой балериной - не видел, не застал, но слыхал, что продвигалась она больше по комсомольской линии. И концерт в ее честь больше напоминал смотр комсомольской самодеятельности, правда, с участием некоторого числа вполне приличных солистов балета. Программу составляла почти исключительно хореография советских и постсоветских балетмейстеров, и кое-что смотрелось неплохо: Анастасия Яценко и Дмитрий Белоголовцев ("Золушка" Посохова), Денис Медведев (соло - в "Нарциссе" Голейзовского и в ансамбле - в "Вальпургиевой ночи" Лавровского), Марианна Рыжкина и Михаил Лобухин ("Вальс" Вайнонена), Кристина Кретова (в Адажио из "Шахерезады" вместе с эффектным парнем по имени Захар, а его экзотическую фамилию я не разобрал) и в Па де де из "Жизели" в паре с таким всегда смешным Семеном Чудиным). Достойно закрыли первое отделение и Галина Степаненко с Владиславом Лантратовым - Па де де из "Раймонды" Григоровича. Хореография Морихиро Ивата была представлена наиболее обширно - в его собственном исполнении (дуэт "Вечная любовь" на музыку Малера) и сольным номером Дениса Савина ("Узник" на музыку Мендельсона). Но что-то выглядело просто нелепо. Ирина Бочкарева в вариации Кармен не показала ни хорошей техники, ни эмоций; номер "Поющий в терновнике" Елены Лемешевской на музыку Вагнера (танцевала Лемешевская, несмотря на свой явно пенсионный возраст, сама, в дуэте с Айдаром Хисамутдиновым) вызывал только недоумение; а мальчики-переростки из мастерской Евгения Валукина выглядели жалко вдвойне, поскольку мало того, что едва держались на ногах, так еще и пытались двигаться под аккомпанемент старушки, через раз попадавший в нужные клавиши рояля.

Но в концерте, по крайней мере, нормальные артисты (Медведев, Савин и некоторые другие) и отработали нормально, пусть и оказались в меньшинстве. А вот что началось дальше, описанию поддается с трудом, а пониманию - вовсе не поддается. Официоз смешон всегда, но я не припомню, когда в последний раз мне доводилось слушать в таких количествах и настолько бесстыдную лицемерную чушь. Как будто мало было ведущей, в начале первого отделения за пять минут двадцать раз сказавшей слово "великий" в сочетании с "Россия", "Родина" и "народ", а потом не назвавшей ни одного имени выступавших без запинки или оговорки - так по окончании основной программы вышли две тетки, как будто спрыгнувшие с иллюстраций к "Алисе в Зазеркалье", и попеременно начали вручать награды от своих организаций. Одна тетка представляла некий фонд имени Дягилева, другая - и вовсе финансовую академию. Первая для начала указала на старушку в первом ряду, отметив, что та - подруга второй, и пришла на концерт с сумкой, которую ей подарила сама Раиса Стручкова, не объяснив при этом, кто такая эта бабулька и за что ей досталось такая драгоценность. А затем одного за другим вызывали танцовщиков и педагогов, чтобы всучить им сертификаты, ленты и крестики из самоварного золота. Сопровождалось каждое вручение фразой "пожалован(а) кавалерством ордена Дягилева за пользу русской культуре" - на десятом "пожалованном кавалерством" мы с безумной феей не выдержали и вышли из зала, не дожидаясь окончания торжества. Но по дороге я вспомнил, что однажды уже присутствовал на мероприятии вручения "ордена за пользу русской культуре":

http://users.livejournal.com/_arlekin_/863760.html?mode=reply