June 13th, 2010

маски

"Цезарь и Клеопатра" А.Журбина в Театре Оперетты, реж. Жанна Жердер

Несколько лет назад в репортаже о сборе труппы Московской оперетты (тогда еще, при прежнем руководителе канала "Культура", там в новостях не только о православных блогерах рассказывали, но и про театр иногда) Герард Васильев дал мини-интервью и, отвечая на вопрос типа "ваши творческие планы?", в сердцах, с нескрываемой обидой и довольно жестко заявил: "Ну, обезьянку в "Маугли" играть не буду (тогда как раз собирались выпускать мюзикл "Маугли"), значит, остаюсь со своим старым репертуаром". Сложа руки они с Жердер все-таки не сидели и как продюсеры, а Жердер еще и как либреттист и режиссер в одном лице, выпустили детский антрепризный спектакль "Карлсон":

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1425001.html?nc=4

А к юбилею Васильев удостоился и премьеры на своей родной стационарной сцене. Мюзиклом "Цезаря и Клеопатру" называть не стали, прозрачно намекая на то, что новомодный и инородный жанр по-прежнему не принимают. Но "музыкальная драма", как написано на афише - это слишком громко сказано. В сущности, "Цезарь и Клеопатра" - типичная оперетта в ее советском (не по тематике, но по эстетике) варианте, а учитывая художественное качество музыки и либретто, скорее даже пародия на нее. С музыкой Журбина все понятно - но она, со скидкой на то, что это все-таки Журбин, а не Прокофьев и даже не Рыбников, еще ничего, просто слишком примитивная. А вот либретто - и диалоги, и в особенности куплеты (Журбин, правда, указан в качестве соавтора Жердер) - умри все живое. По сюжету, заимствованному из пьесы Бернарда Шоу, юная Клеопатра, впервые повстречав Цезаря, не узнает его. В спектакле Оперетты она обращается к нему, то есть к персонажу Герарда Васильева: "Ты смешной старичок", что вызывает в зале закономерное оживление. Но когда артисты начинают петь, текст, который им достался, приводит просто в оторопь. Тот же диалог Цезаря и Клеопатры в стихах звучит следующим образом, дословно:

- Кто ты, милое виденье?
Как подарок в день рожденья...
- Клеопатра я, царица...
- Мне все это просто снится!

И когда Клеопатра доходит до "Марк Антоний, Марк Антоний, отчего так сердце стонет" - делается совсем не до смеха. Васильев, кстати, нормально поет, а для своего возраста так просто отлично, хотя вокал, понятно, неидеальный, но зачем ему включают такую подзвучку - непонятно, эффект от нее скорее обратный. В роли Клеопатры выступает в очередь с Василисой Николаевой Валерия Ланская, вероятно, на премьере будет играть она, но мы смотрели прогон с Николаевой - вполне приличная, впрочем, тетенька. Но некоторые вокальные партии производят впечатление чего-то непристойного - исполнитель роли перса не попал ни в одну ноту, знай голосил себе дурным голосом. Да и не он один. Египетские костюмы моделировал Александр Васильев - далеко же его, однако, завел интерес к истории моды. Костюмы аляповатые, подстать текстам куплетов. Зато сценография - простая, функциональная и эффектная: панели с аккуратным, не режущим глаз использованием египетского колорита, в центре - разъемный подиум в виде Сфинкса и лестница с оборотной его стороны. Сфинкс, воплощенный не только в декорации, но и в человеческом обличье, выступает в данном случае еще и рассказчиком, героем "рамочной" истории - в прологе он является туристам - и вечно живым свидетелем давних событий. А в финале на сцене возникает корабль с парусом и веслами. Сфинкс, впроброс замечая, что трагическая развязка осталась за скобками данного представления, поет про счастливую лав-стори и просит зрителей извинить, если что не так.
маски

Бой Джордж в "Б1"

Признаться, мне бы и в голову не пришло пойти на такой концерт, если бы безумная фея не загорелась, причем настолько заранее, что успела и меня зажечь. Может, потому, что когда мы подходили к клубу, из машины вылезал Пенкин сотоварищи, мне показалось, что Бой Джордж очень на него похож - точнее, конечно, наоборот, потому что Пенкин просто косит под него. Тем не менее я бы, пожалуй, предпочел Пенкина этому раскрашеному колобку в зеленой шляпке с блестками. Нет, концерт был полноценный, добротный и честный, ровно 100 минут, как в аптеке отвесили, главные песни по два раза, лирический дуэт с бэк-вокалисткой, пение с залом и все такое. Но дело не только в том, что мне этот артист и его репертуар малоинтересны. Стиви Уандер мне ненамного ближе, однако я никогда в жизни не видел ничего подобного тому, что довелось наблюдать на позапрошлой "Новой волне", где Уандер, который должен был выступать на закрытии с парой песен, устроил саунд-чек, стоивший любого звездного сольника, практически концерт по заявкам - это было просто потрясающе. Бой Джордж же меня не только не потряс, но и ничем не увлек. По большей части я развлекался, разглядывая публику и изучая обстановку - благо в Б1 попал впервые. Народ собрался примерно моего возраста, минимум старперов (правда, тетки, если только не девушки, пришедшие с парнями, по большей части за сорок) и почти полное отсутствие малолеток. Танцпол полупустой. В отрыв, за исключением двух каких-то чудиков не первой свежести, с самого начала раздевшихся по пояс и размахивавших рубашками и животами, никто особо не уходил. После концерта мы с безумной феей не пошли на метро, сели на воспетый Богушевской 39-й трамвай, по дороге до Чистых прудов смотрели из окна трамвая на салют.
маски

неоконченная пьеса для механического пианино

Когда речь заходит о Михалкове, представители либеральной интеллигенции, в массе своей Никиту Сергеевича презирающие, непременно оговариваются, что, какой бы он ни был, а "Неоконченная пьеса..." все ж таки шедевр, и главный его фильм, до уровня которого он ни разу больше не поднялся. Откровенно говоря, давно не пересматривая картину, я и сам предавался этому общему заблуждению. Как интересно смотреть ее в контексте последних михалковских работ... Оказывается, там все уже было! Ну то есть, конечно, без православной бесвкусицы в масштабах "12" и "УС-2", но в принципе - вся свойственная позднему Михалкову манерность, натуга, доходящая до фальши по степени насыщенности красками актерская игра (и не только самого Михалкова, но и Калягина, и Табакова), и главное - стремление разложить и расставить всех и вся по своим (как Михалкову кажется) местам, которое неизбежно приводит к тому, что режиссер настойчиво долбит зрителю мозг в одну и ту же точку до полного изнеможения, и зрительского, и собственного - все это есть и в его "шедевре".

При том что "Неоконченная пьеса..." - действительно очень хорошее кино. Как, впрочем, и "Утомленные солнцем-2" - по-своему неплохое, во всяком случае, не настолько плохое, как провозгласили либеральные интеллигенты. Михалков не сошел с ума, не предал свой талант и не растерял профессиональные навыки, он как режиссер развивается последовательно и по-своему логично. Мне тоже не нравится, как это происходит и к чему в итоге ведет, но противопоставлять нынешнего Михалкова тому, что был когда-то, не просто неправильно, но еще и очень трудно - непонятно, с какого момента "тот" Михалков стал "этим". Потому что если подойти к этому вопросу всерьез, то окажется - с времен "Своего среди чужих..." И не надо иллюзий, "Механическое пианино" в этом смысле - не исключение, а один из этапов на этом пути. Если этот путь отвергать - то лучше целиком.