June 12th, 2010

маски

одноклассники ру

Я уже подъезжал к Преображенской площади на метро, когда позвонила molly00 и позвала в гости по случаю убытия супруга. Я ходить в гости ужасно не люблю и крайне редко делаю исключения. Но вообще-то на подъем я легок, а после того, как мы с безумной феей за 35 минут долетели из ЦДХ до Театра им. Моссовета, часть пути пробежав по Садовому кольцу, обгоняя попутные троллейбусы, мне ничего не стоило на Преображенке выйти, сесть на почти сразу подошедший 36-й трамвай, доехать до 2-й Владимирской, а там на 7-м автобусе закоулками - до Ольги Николаевны, которая сама в момент звонка находилась в центре, так что у меня были все шансы прийти в гости раньше хозяйки, хотя этого все же не случилось. Удивляться мне пришлось дальше, когда Ольга Николаевна с воодушевлением рассказала, как на Маяковке к ней подошел какой-то мужик и бесплатно предложил билет в театр, а она согласилась. Смутные сомнения сразу посетили меня - и не напрасно: оказалось, что вечер мы провели в одном театре на одном и том же спектакле, тайваньской "Шепоте цветов" (вот только кто бы нам предложил так запросто бесплатный билет!) - но не заметили друг друга, да и не ожидали встретить: Ольга Николаевна в театры попадает нечасто, да и я оказался там случайно, планировал на другой день, но только накануне узнал о переносе премьеры инсценировки "Школы для дураков" в ЦДР, куда собирался изначально. Поразившись этому факту, мы стали было распивать шампанское, досматривая премию Муз-ТВ, восхищаясь Собчачкой и понося Урганта, как вдруг раздался еще звонок - на мобильный Ольге Николаевне. Еще одна наша одноклассница возжелала общения - о моем визите она, по счастью, ничего не знала, а я со своей стороны совсем не был готов к встрече в расширенном формате, кроме molly00 я ни с кем из прошлой жизни не встречаюсь, и та распрощалась по телефону с убеждением, что Ольга Николаевна в отсутствии мужа чересчур весело проводит время. Время действительно пролетело быстро, так что вывалился я обратно в седьмом часу утра. Решил, что на метро ехать не хочу, но прошел одну остановку, чтобы сесть на 141-й и доехать до Семеновской, а оттуда уже на трамвае. Однако вовремя приметил, что все 36-е, которые попадались навстречу, идут с новыми табличками, где вместо Детского санатория конечной остановкой указана 16-я Парковая. С 16-й Парковой у меня связаны воспоминания совершенно отдельные и к этой истории касательства не имеющие, но в любом случае я понимал, что туда мне не надо. Решил не рисковать, и покружив на 141-м по Окружному проезду (вот уж где глушь!), выпрыгнул на проспекте Буденного и дождался 86-го - он пусть и делает крюк через Электрозаводскую, но, по крайней мере, едет в нужную мне сторону. Короче, за полтора часа с одной пересадкой добрался автобусом из Перово до бульвара Рокоссовского. Вывод из наблюдений оказался верным: когда 86-й заворачивал на Преображенке, я обратил внимание, что трамвайные пути на Преображенском валу перекрыты в обе стороны. Почему и надолго ли - неизвестно, но что характерно - накануне, проезжая в противоположном направлении на 36-м трамвае, я не заметил и намека на то, что уже следующим утром все маршруты поменяются, часть пойдет от Семеновской дальше, часть станет заворачивать к Сокольникам. Вот так всегда - засыпаем в одном городе, просыпаемся в другом. А впрочем, мы и не ложились.
маски

Дорота Масловска "Двое бедных румын, говорящих по-польски" (читка)

В начале недели два вечера с участием Масловской прошли в ЦДР, но их я вынужден был пропустить, хотя по-своему и готовился. Но уж до ЦДХ добрался своевременно, и хотя в подвальном зале, где параллельно проходили несколько мероприятий книжного фестиваля, обстановка не располагала к тому, чтобы слушать внимательно звучащий текст, читка прошла, по-моему, блестяще, благодаря актерам, ну и, конечно, автору. Пьеса понравилась очень, при том что, кажется, в текстах Масловской мне все уже знакомо - похоже, пока она конструирует и в прозе, и в драматургии некий единый мир, общий на все произведения, и за его границы выйти не спешит. Но сюжетов и персонажей в этом мире пока хватает. Главные герои "Бедных румын..." - актеры, он, во всяком случае, звездочка какого-то сто лет не нужного сериала, где играет роль священника, она, кажется, тоже актриса, но если он главным образом озабочен как бы успеть на утреннюю съемку, то она время от времени вспоминает, что несколько дней назад оставила ребенка в детсаду и его никто не забрал, хотя по большей части старается об этом не думать. Вдвоем они, как водится у Масловской, ловят глюки, притворяются заезжими румынами, и сначала садятся в машину к одному мужику, потом к другой пьяной тетке (прекрасно сыгранной), а затем, наконец, оказываются в сторожке у бесноватого старичка. Пьеса, как и "У нас все хорошо", имеет четкую трехчастную (и трехактную) структуру, полна параноидального бреда действующих лиц, национального и полового шовинизма, действие происходит на святки, то есть наркоманские глюки и традиция святочного рассказа парадоксальным образом скрещиваются, как пересекаются реальность подлинная и галлюцинационная, для героини этот "поход" заканчивается самоубийством, хотя на протяжении всей пьесы происходит много смешного. Сама Масловска слишком дипломатично высказывается, особенно если сравнить стиль ее выступлений с речью персонажей, но такой дипломатизм приятнее дешевых псевдо-панкушеских эскапад, к которым склонны некоторые русскоязычные девушки-драматурги. Мне, однако, интересно - если Масловска все же собирается выходить за рамки созданного ею мира, в котором ей рано или поздно станет тесно - то в каком направлении она станет двигаться?
маски

"Шепот цветов", театр танца "Клауд гейт", Тайвань, реж. Лин Хвай-Мин

После японского "Безымянного яда" мне неизбежно показалось, что "Шепот цветов" - постановка менее радикальная, более предсказуемая, к тому же спектакль, предполагающий медитативное созерцание, мне заведомо не столь интересен, чем рассчитанный на сопереживание и соразмышление. Но в сравнении с прошлогодним "Курсивом" -

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1427108.html?nc=4

этот спектакль Лин Хвай-мина меня просто покорил. Первый акт - танцы в розовых лепестках, несомых воздухом из вентилятора за кулисами: сольные, дуэтные, ансамблевые - райская идиллия, которая во втором разрушается. Вместо лепестков - ошметки волос, полупрозрачные-полузеркальные пластиковые щиты, замедленные, как в рапиде, движения, запечатленный разлад и распад. К Чехову это если и имеет какое-то отношение, то ну очень отдаленное. Однако не в пример "Курсиву" этот "Шепот цветов" - вещь если и не концептуально, то драматургически изощренная. Идиллическое первое отделение артисты работают в сарафанчиках (девушки), маечках и штанишках (юноши). Второе - сначала в художественно изодранных трусиках, которые позволяют в оценить тугие китайские жопки, а затем в стрингах и боди телесного цвета. Сплетение тел, требующее особого мастерства, да и физической выносливости от исполнителей еще и потому, что движения замедлены, как бы аналитически разложены на отдельные "кадры", поражают изобретательностью. И хотя, по большому счету, идей в постановке явно не на полтора с лишним часа действа, а гораздо меньше, смотреть сие зрелище можно и дольше, настолько оно эффектно, причем оба отделения пусть и по-своему, но в равной степени.