May 24th, 2010

маски

городские подробности

У меня проблема - в Осло закончилились музеи. По крайней мере такие, о которых мне что-то известно и куда мне хотя бы чисто теоретически интересно было бы пойти. Два раза приходил к т.н. Еврейскому музею - не знаю, что он из себя представляет, в моей волшебной книжечке его нет, повелся на название - он есть на карте и расположеннеподалеку от ботанического сада, куда мы сегодня ходили в третий раз прежде, чем снова отправиться в музей Мунка. Но в первый раз я попал на выходной - музей этот, если верить табличке на воротах, работает по вторникам, четвергам и воскресеньям. Пришел в воскресенье - опять закрыто, тогда я стал в звонок звонить - никто не откликнулся, и я вынужден был снова уйти ни с чем. Возможно, воскресенье они перенесли на понедельник, потому что в Норвегии сегодня государственный праздник и никто не работает - в связи с этим, кстати, и Мунк открылся на час позже, по воскресному расписанию. Имеется в Осло и Центр Холокоста - однако, во-первых, я не думаю, что его экспозиция отличается большим разнообразием, чем в Музее Сопротивления, а во-вторых, прочитав статью про музей Холокоста в рекламном буклете - "visitors are welkome to use the Center's library, enjoy a cup of coffe in the cafe or take a walk in the beautiful garden overlooking the Oslo fjord", подумал, что такую культурную программу можно себе организовать и безотносительно к Холокосту.

Я, правда, попытался попасть сегодня еще и в декоративно-прикладное искусство, но он по понедельникам закрыт, а если понедельник выходной, то выгоднее сделать вид, что праздника нет - это резонно, да я и не особенно расстроился, декоративно-прикладного искусства мне хватило в других местах. Тем более, что ровно напротив этого музея располагается ослинский серпентарий, т.н. "парк рептилий". Совсем небольшой - несколько комнат на двух этажах, и удовольствие скорее для детей, но раз уж я доплюхал до этого места, решил зайти. Там не только рептилии, и даже не в основно - хотя есть и крокодильчик в аквариуме, и ящерицы, и немалое количесто разнообразных змеюк, в том числе особенно полюбившаяся мне своим "дизайном" Аризонская Горная Королевская Змея. Но также и лягушки с жабами, скорпионы в норах, мексиканский тарантул, пауки (Черная Вдова в паутине зависает скромно, а здоровенные мохнатые паучины чего-то ожидают, вылупившись на посетителей), мадагаскарские тараканы (не рычит, не кричит, но усами шевелит, как у Чуковского), и даже африканские улитки размером с хомяка, то есть и амфибии, и членистоногие, и моллюски. Но если крокодильчик еще хотя бы плавает в своей лужицы и выползает поглазеть на тех, кто глазеет на него, то змеи спят себе свернувшись, лягушки и ящерицы сидят без движения, жабы маскируются и их вообще не найдешь - сидит такая жаба в воде, носом наружу - и поди отличи ее от камня. Но это ладно, меня другое больше прикололо. Там в одном аквариуме волею дирекции данного заведения оказались огромная зеленая игуана, небольшая черепашка и две то ли обезьянки, то ли еще кто в этом роде - короче, хвостатые, пушистые и, в отличие от всех прочих обитателей серпентария, непоседливые. Звать их, как на табличке обозначено, Томас и Харальд. И я вот не понимаю, для чего этих макак подсадили к рептилиям? Расовой толерантности мало, так подавай уже и видовую?

В Осло, насколько я успел заметить, с "расовым разнообразием" дело обстоит не так катастрофично, как в Лондоне или Париже, где живого англичанина или француза увидеть на улице в центре столицы проблематично - норвежцы время от времени попадаются на глаза, хотя тут вообще, такое ощущение, народу немного. Совсем нет пробок на дорогах - потому что почти нет машин. Еще я заметил, что тут почти никто не пользуется мобильником. При том что вне всяких сомнений он есть у каждого и, надо думать, покруче моего ободранного самсунга, в котором с момента покупки в декабре 2003-го не меняли аккумуляторы - но разговаривают мало, а чтобы кто-то смс набирал - не видел такого. За все дни, что мы здесь, ни разу не сталкивался я и с контролером в автобусе или трамвае. Могу предположить, норвежцы просто не догадываются, что можно ездить на транспорте бесплатно и без приглашений ходить на вечеринки - поэтому с таким равнодушием охрана относится к проверке бейджей и билетов.

И в то же самое время на генеральной репетиции первого полуфинала журналистов не пропустили в ближний партер - впервые, я, во всяком случае, всегда ходил на репетиции и всегда сидел близко, а тут выделили закуток за спинами телеоператоров, где я, естественно, сидеть не захотел, все равно ничего не видно, стоять же два часа не собирался. Смотрю трансляцию в пресс-центре.
маски

я не был на могиле Мунка

Повторное посещение музея Мунка было связано с несколькими обстоятельствами: 1) до него от отеля два шага, 2) А. очень хотела, чтобы я ее сопроводил и что-то попутно рассказал, 3) это, несомненно, главный художественный музей Осло (наряду с Вигеландом - все остальное можно либо увидеть где-то еще, либо с чистой совестью пропустить - Мунка и Вигеланда в таком количестве и качестве не найдешь больше нигде) и 4) хотелось сосредоточиться не на крупных вещах, а на небольших, с учетом того, что я видел в зале Мунка в Национальной галерее. А. тоже по полной программе испытала строгости музейного режима - и ремень заставили снять, и каблуки металлоискателем обвели.

Все-таки странно, что в ранних работах Мунка нет ничего, что предвещало бы явление большого и ни на кого не похожего художника - скажем, в ученических вещах Пикассо, тоже традиционных и вторичных, все-таки присутствует нечто неординарное, а пейзаж Сены в технике пуантилизма в конце 19 века мой нарисовать любой, для этого Мунком быть необязательно. Почему-то в прошлый раз я проскочил мимо рисунка "Кошка" - конечно, он невзрачный, висит в узком переходе между двумя залами наряду с другой графикой и не привлекает к себе внимание. Но вот ведь что: какой-то котенок на переднем плане действительно присутствует, однако основное место на листке занимает лежащая обнаженная женщина, которая в руках держит голову мужчины с бородой, а у мужчины крест на лбу. Саломея и Иоанн Креститель? Я так и не разобрался, но кстати, это очень характерный для Мунка мотив, если связать этот рисунок с крупным и известным полотном "Смерть Марата", где Марат - обнаженный и окровавленный - лежит в кровати, а перед кроватью, оже обнаженная и окровавленная, стоит Шарлотта Корде, как водится у Мунка, с рыжими и длинными распущенными волосами. Для Мунка сюжет об убийстве Марата решается вне исторического контекста, но в одном контексте с его бесконечными вампирами, поцелуями смерти и т.д.

От музея Мунка двумя автобусами с одной пересадкой можно доехать до мемориального кладбища. Я не любитель кладбищенских прогулок, но раз время есть и возможность позволяет, решил посетить могилу Мунка. В свое время я по приезде из США обмолвился в присутствии Виталия Яковлевича Вульфа, что был в Лос-Анджелесе, и Вульф, буквально вчера отпраздновавший, дай ему Бог здоровья, 80-летие, даже не спросил, а просто как-то задумчиво протянул: "А, ты был на могиле Мерилин Монро..." Я в некотором смущении заметил, что вообще-то мне и в голову такое не пришло. "Ты не был на могиле Мерилин Монро?!" - изумлению и возмущению Виталия Яковлевича не было предела. При входе на мемориальное кладбище Осло висит карта-схема расположения именитых могил. Из представленных имен лично мне оказались известны трое - Бьорнсон, Ибсен и, собственно, Мунк. Ибсен и Мунк согласно карте лежат неподалеку друг от друга, через дорожку, а Бьорнсон - в стороне. Я подумал, что к Бьорнсону я не пойду (один из первых нобелевских лауреатов, если честно, никогда меня не занимал и я никаких его произведений не читал). Но в поисках нужных мне надгробий, видимо, свернул не туда, залез на возвышенность, где обнаружил загорающих людей, спустился, обратил внимание, что семейный склеп неких Нильсенов украшает укрывшийся крыльями ангел, в точности повторяющий виденную мной накануне скульптуру Вигеланда (видимо, он ее специально по заказу одного из Нильсенов и делал), а затем, еще поплутав, вышел к здоровенному гранитному монументу. Он оказался семейным надгробием Бьорнсона. Ибсен, чью могилу я все-таки обнаружил, удостоился памятника меньших размеров, хотя его черный обелиск тоже выглядит внушительно. На монументе Бьорнсона высечена какая-то палка с развивающейся вокруг тканью - похоже на прялку, но, возможно, это свиток; на обелиске Ибсена высечен символ молота. А могилу Мунка, которая явно должна была быть где-то рядом, я так и не нашел, обойдя все вокруг дважды. Либо не увидел надпись, свидетельствующую, что здесь Мунк лежит. Виталий Яковлевич опять был бы мною недоволен.