April 12th, 2010

маски

"Троянцы" Г.Берлиоза, Мариинский театр в БЗК, дир. В.Гергиев (концертное исполнение)

Так и знал, что можно спокойно досмотреть по телевизору парижскую "Сильфиду" и успеть в БЗК - когда такое было, чтобы Гергиев не задержал начало хотя бы минут на двадцать? Говорят, спектакль "Троянцы" в Мариинке идет пять с половиной часов и начинается в шесть. В БЗК Гергиев уложился в четыре с небольшим, включая и два антракта, чистой музыки - немногим более трех часов, но не берусь судить, были ли сделаны купюры или выигрыш во времени получился за счет антрактов короче обычного, отсутствия необходимости перемонтировать декораций или просто быстрых темпов. А темп Гергиев поначалу задал оркестру и хору такой, что голова кругом пошла - удивительно, как это хор с оркестром - они все-таки в Мариинке превосходные - не разошлись и не запутались. Еще удивительнее, что в дальнейшем мне эти резкие перепады темпов показались музыкально и драматургически убедительными, а сама опера увлекла, как редко увлекает какая-нибудь музыка. Последний раз слушал концертное исполнение с таким же воодушевлением, наверное, когда Курентзис дирижировал "Золушкой" Россини, но одно дело - Россини, а другое, как мне казалось, Берлиоз, французский романтизм - не моя стихия. А "Троянцы", на самом деле - идеальная оперная музыка, эффектная, драматичная, каждая партия - характер, но при этом партитура не распадается на отдельные хитовые номера, разрушающие драматургическую структуру достаточно громоздкого целого - две части, пять актов.

Музыкальное качество оказалось неравноценным. В первом отделении доминировала, безусловно, Екатерина Губанова - Кассандру она спела гениально, просто потрясающе, причем создавала образ исключительно за счет голоса, интонаций, не прибегая к дешевым вспомогательным приемам. Однако формально главный герой оперы все же Эней. Сергей Семешкур очевидно был нездоров и перед вторым отделением ведущая даже оговорила это обстоятельство особо, но во втором и третьем отделении он пел лучше, чем в первом, героически, подстать своему персонажу, довел партию до конца, хотя и покашливал между делом. Правда, в первом отделении свою партию катастрофически провалил Александр Гергалов-Хореб, и не только соло, но и великолепный, возможно, наиболее выигрышный по музыке во всей опере дуэт Хореба и Кассандры в первой части. Екатерина Семенчук пела Дидону немногим хуже Губановой, но с излишней аффектацией, жестикуляцией, то обхватив голову, то заламывая или простирая руки, вообще со второго отделения пошла совершенно никчемная театрализация. Даниила Штоду в партии Иопаса в последний момент заменил Станислав Леонтьев, что обидно, потому что хотя роль и небольшая, у Иопаса в четвертом акте очень красивая и большая ария, впрочем, Леонтьев тоже ничего себе. Вполне прличний бас Юрий Воробьев пел Нарбала, Злата Булычова в партии Анны, сестры Дидоны, некоторые ноты просто прохрипела, но в остальном ее вполне можно было слушать, а ансамблевые и хоровые эпизоды прозвучали практически безупречно.

Хорошо бы, однако, увидеть, как идут "Троянцы" на театральной сцене в постановке поляка Карлуша Падриссы. Накануне мне попалась дельная статья Норы Поповой в "Страстном бульваре", где рецензентка не без иронии, но все-таки с интересом отнеслась к режиссерской концепции, и с куда большим скепсисом - к музыкальному качеству проекта, особенно к вокальной его составляющей, и в первую очередь прошлась по Ларисе Гоголевской-Кассандре. Выходит, нам еще повезло, потому что в БЗК пела Губанова и была в этом составе самой лучшей. Да и идея с вирусом Троян, проникающем в виде железного чудища-трансформера, увешанного мониторами ноутбуком, достаточно примитивна в сравнении с драматургической концепцией Берлиоза. Считается, что драматургия "Троянцев" слабовата. Но то ли Гергиев был слишком убедителен, то ли специалисты не во всем правы - мне показалось, что конструкция композиционно очень четко выстроена. Она держится на двух женских образах, не пересекающихся по сюжету, и одном сквозном мужском. В первой части дилогии "Взятие Трои" главная героиня - Кассандра, во второй, "Троянцы в Карфагене" - Дидона, обе части объединяет Эней. Троя разрушается, Эней отплывает из Карфагена, который позднее тоже будет разрушен, в Италию, чтобы основать там Рим. Но и Римская империя падет - о чем не знал Вергилий, но знал, и, вероятно, имел в виду Берлиоз. Так что "Троянцы" не только музыкально, но и концептуально актуальны куда больше, чем компьютерные вирусы. Даже если польский режиссер этого предпочел не заметить.
маски

Никита Михалков в "Временно доступен"

Уникальный человек Никита Сергеевич. Что ни скажет - все в точку, все по существу. У него, правда, существует готовый набор ответов, которые он использует независимо от того, какие получает вопросы, но при этом он, в отличие, скажем, от Говорухина, так внимательно следит за нитью беседы, так виртуозно монтирует заготовки с экспромтами, что слушать его можно бесконечно - заслушаешься. Кроме шуток - с Михалковым не поспоришь, лично я согласен почти со всем, что он говорит, особенно если он говорит про Россию. Ну разве что его взгляд - восторженно-умиленный, а у меня страх смешан с омерзением (страха, впрочем, все меньше и меньше, с годами устаешь бояться и ко всему привыкаешь), но если субъективное отношение вынести за скобки, то по факту все верно. И что России никакая другая модель, кроме монархической, органически не подходит, и что результаты отсутствия власти в России будут более страшными и кровавыми, чем результаты любой самой жестокой власти, и все остальное. Что не мешает Никите Сергеевичу диалектически самому себе противоречить - это у него такая "загадочная русская душа" (вся загадка которой, если честно, состоит в том, что у русских нет души - но это секрет). Забавно было, когда даже на вопрос Диброва, едва размявшего язык любимым словом "батрахиомиомахия", знает ли Михалков всех тех, кто представлен на табло видеофайлов, Никита Сергеевич почти как в известном анекдоте ельцинских времен ответил: "Да-да, нет... ну да".

Самое смешное, что и его оппоненты во всем согласны с дорогим Никитой Сергеевичем, а он - с ними. Даниил Дондурей, пуская интеллигентские слюни, говорил про "духовных поводырей", которых так не хватает русскому народу. Разница небольшая - Дондурей в качестве потенциальных поводырей видит евреев-интеллигентов, русский народ почему-то не хочет за ними идти, евреи-интеллигенты этого не понимают, обижаются и ревнуют. За Михалковым, правда, тоже не особенно кто идет, но Михалков-то если что и заставить сумеет, недаром его сам Шойгу со съемочной группой от дождя спасал (и ведь рассказывает, как будто это самое обычное дело, чтобы министр кинорежиссера и его коллектив выручал в государственных масштабах). И потом, Дондурей и ему подобные, все эти бардины-германы, которые сейчас задумали без Михалкова создать союз (попробовали лучше так: с Михалковым - но без союза... может, и лучше вышло бы?) - они же ужасные зануды. Тогда как Михалков даже когда в пятисоттысячный раз повторяет "я никогда не видел, чтобы мать выходила из спальни непричесанной", все равно интересен, пусть не только сама фраза, но каждый интонационный обертон в ней знаешь наизусть. А у него в запасе и менее хрестоматийные фразеологизмы имеются, типа "если вы работаете в морге, то выходя на улицу, очень удивляетесь, что все живые". И я совсем не исключаю, что его новый фильм окажется хорошим. В истории искусства сохранились образцы выдающегося нацистского и советского кино, почему бы и не появиться шедеврам православно-фашистского толка? Но уж конечно не хотиненкам их делать, а Михалков вполне может справиться. Слегка напрягает, конечно, рекламный слоган "великое кино о великой войне", учитывая, что кина пока не видели, чтобы определить, насколько оно "великое", а с войной и до сих пор не все ясно. Но если хотите по-настоящему, а не от придурковатых правозащитников, узнать, что такое Россия и кто такие русские - послушайте Никиту Сергеевича Михалкова. Послушайте и ужаснитесь.