February 28th, 2010

маски

"Севильский цирюльник" Дж.Россини в Театре им. Станиславского и Немировича-Данченко, реж. А.Титель

На два премьерных спектакля никак не попадал, были другие дела, а на третий меня идти отговаривали, мол, не самый удачный состав. Не знаю, каков Фигаро в других составах, но Дмитрий Зуев был если не по вокалу, то по актерскому попаданию в образ близок к идеалу, да и пел совсем неплохо, а главное - в точном соответствии с режиссерским решением спектакля в целом. Эстетика итальянского неореализма сегодня в мировом музыкальном театре стала общим местом - но все-таки при подходе к прежде всего к собственно итальянским операм, в смысле - на итальянском материале созданным. Как, например, "Сельская честь", которую ставила Лилиана Кавани. "Севильский цирюльник" же, хоть и написан итальянским композитором на итальянском языке, но в основе - французская комедия, действие которой происходит в Испании, пусть и условной. Титель же переносит события пьесы Бомарше и оперы Россини в Италию, но не современную Россини и не сегодняшнюю, а середины 20 века - то есть приближает ее как раз к периоду расцвета неореализма в послевоенном итальянском кино.
Сценография соответствующая - стены, лестницы, балконы, все довольно скромно, но по-своему красиво. Снег падает, на заднем плане маячит целая стоянка, заполненная мотороллерами. Колесный транспорт в спектакле вообще если не роль особую играет, то во всяком случае занимает в буквальном смысле немало места и бросается в глаза - Фигаро в пролетарской беретке и майке-алкоголичке водит раздолбанный грузовичок, и даже на балконе в доме, где живут Бартоло с Розиной, стоит красный мотоцикл. Вырастает и значение массовки, второстепенных безымянных, не имеющих даже миниальных вокальных партий персонажей - то есть артистов миманса. За тем, что происходит между Бартоло, его воспитанницей и ее ухажерм постоянно наблюдают соседи - пожилая супружеская пара, неопределенного возраста парень, безостановочного поедающий макароны, стайка хулиганистых мальчишек. Титель любит занимать в своих спектаклях детей, справедливо полагая этот прием простым и эффективным, но его универсальность он, по-моему, все же преувеличивает - если в "Кармен" присутствие детей предусмотрено партитурой и либретто, а в "Евгения Онегина" дворовый мальчик забегает со страниц пушкинского первоисточника, то в "Севильском цирюльнике" режиссер развел детский сад на пустом месте и слегка перегнул палку. В финале второй картины мальчишки играют с гранатой, в результате чего гремит взрыв и из пролома в стене вываливается пожиратель спагетти в одних трусах - впрочем, этот эпизод выстроен в лучших традициях россиниевской буффонады, помимо взрыва капитан стражников еще и стреляет в воздух, отчего на стражу падает бельевая веревка с тряпьем. Но во втором действии служанка Берта поет свою арию, разливая детям суп, а в момент, когда появляется малыш с горшком, благодарная публика в умилении приветствует его не по заслугам бурными овациями, полностью заглушая солистку - а между тем это один из самых интересных номеров оперы.

Художественно-постановочная концепция если и не во всем драматургически убедительна, то во всяком случае, изобилует симпатичными находками по мелочам, касающимися тех или иных действующих лиц. Розина в юбке, пуловере, с рюкзачком и при очках, с прической-"хвостиком", выглядит как студентка, готовая и без посторонней помощи побороться за свои женские права. Базилио, наоборот, комичен в своей мелочности - помимо платы за сомнительные услуги он не прочь и чайную чашку на память прихватить. Откровенно слабый вокал продемонстрировал только Сергей Балашов - вероятно, о нем и шла речь, когда меня предупреждали насчет "не того состава", потому что на Альмавиву в театр зазвали работающего больше по Европе Алексея Кудрю. Но наиболее спорной мне показалась работа дирижера - при всем уважении к Вольфу Горелику, я не вижу необходимости ради чисто формальных темповых контрастов так загонять быстрые эпизоды и затягивать медленные, в связи чем опера звучит местами невнятно, местами, что для Россини просто убийственно, занудно. Но общее впечатление от спектакля - более ровное, чем от также стилизованного под кино (только не итальянское 1940-50-х, а американское 1920-30-х) и придуманного, может, в целом поинтереснее, но нескладного "Цирюльника" Элайджи Мошински в "Новой опере" двухлетней давности:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1252282.html?nc=1
маски

кто учил петь Жанну Фриске?

Приглашение я получил всего за день, с неизвестного адреса, без подписи - только контактный телефон, адрес и собственно информация: звали на день рождения преподавательницы по вокалу Жанны Фриске. Признаться, я задумался, не шутка ли это - конечно, Жанна Фриске, если подходить чисто формально, певица, и кто-то ее так или иначе учил, но, наверное, получи я приглашение на мастер-класс личного визажиста Григория Лепса или, скажем, на юбилей офтальмолога Дианы Гурцкой, поначалу удивился бы примерно так же. Да и заведение Цистерна-холл в "намоленном" месте на углу Грохольского переулка и проспекта Мира (там же - "ФаСоль", "Кокон", "Огород", а прежде еще и "Ботаник" - в общем, есть что вспомнить) меня давно привлекало, а я никогда там не был, однажды звали на презентацию ТНТ, но она проходила днем и я проспал. Я и теперь не пошел бы, но сообщил о мероприятии одной своей знакомой, она загорелась и мы договорились там встретиться - видимся нечасто, а надо было заодно и кое-что обсудить, о делах наших скорбных покалякать.

Почему-то выяснилось, что сбор гостей - не в 23.00, как было указано в полученном мной приглашении, а в 23.59, хотя моя знакомая, захватившая с собой распечатку, сверилась, и все там было именно так, как прочитал я с самого начала - 23.00. Однако гости все равно начали подходить раньше, и сперва строго по списку обещанных, что вообще редкость. Сначала Бари Алибасов со своим выводком - то годами нигде видно не было, а то глаза намозолил - видать, совсем билеты в "Лужники" не расходятся, да и немудрено (я вот и даром туда не поеду, как не поехал двумя днями раньше на очередной их "прием" в клубе на Пролетарке - предпочел вечеринку по случаю премьеры "Каменного гостя" Алексея Аграновича в "Коммерсанте" на Берсеневской в комплексе "Красного Октября" - сам спектакль видел на самом первом из трех премьерных представлений и не стал вымучивать из себя приличные слова, а обижать некого не хотелось - люди-то вроде хорошие, зато от афте-пати в восторге, засиделись за полночь). Потом Митя Фомин с очередной неопознанной девушкой. Ну да я и сам был с девушкой - а толку-то? Зато Жанны Фриске не было и в помине - так хорошо научилась петь, что теперь не до тусовок. И Киркоров не пришел - а больше никого и не обещали. Но это ладно, а вот что по-настоящему интересно - не спрашивая, кто мы и откуда, нас с моей знакомой пригласили сначала на фуршет в вип-зону, а потом Митя Фомин и вовсе потянул за главный стол меня, ну а я - свою знакомую. И так мы хорошо засиделись, что она, не забивая окончательно на утренний урок в автошколе, предложила не бежать на метро, а задержаться. И я, впервые за несколько лет, на такую авантюру согласился. На самом деле странно - незнакомые стены, ни одного узнаваемого лица вокруг (если бы не центростремительная сила, увлекавшая букеты к одной точке, мы бы и виновницу торжества среди гуляющих не опознали бы), а обстановка - на редкость располагающая. Несмотря даже на то, что среди гостевого контингента обладали ярко выраженные лесбиянки, к тому же подозрительно вежливые - сам-то я хам, потому вежливость, в особенности со стороны незнакомых девушек, меня всегда напрягает, но только не на этот раз. А искушение просто и приятно, без заморочек провести время, было как никогда велико - поездка на Варшавку в "Шалом" накануне меня просто доканала. Однако оставаться ночевать в клубе в наши планы тоже не входило. Коллега отправилась ловить машину в надежде, что довезут туда, куда надо ей, а не водителю, и при этом недорого возьмут. Я же подумал, что обойдусь и без милостей от природы, благо метеоусловия вроде как пришли в норму, и пошел пешком - через Грохольский по Каланчевке, а дальше по прямой, и без всяких там экспериментов, не как в прошлый раз:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1086609.html

Только за Преображенкой мой нерастраченный исследовательский запал все-таки взял реванш и я свернул с Большой Черкизовской на Малую, но быстро вышел на Просторную, а там уже совсем все знакомо. Из клуба мы выгрузились двадцать минут четвертого, к пяти уже был дома. Практически за то же время я когда-то доходил из "Метелицы" на Скаковую, где снимал квартиру - считалось, что как бы в центре, но в искривленном пространстве Москвы это, как выясняется, не имеет значения.