January 19th, 2010

маски

Алиса Фрейндлих и Варвара Владимирова в "Уроках танго и любви" В.Аслановой, реж. Е.Прокопьева

Валентина Асланова, по основному роду и месту деятельности актриса Театра Армии, с некоторых пор стала одним из самых востребованных антрепризой драматургом. Причем ее более известный опус "Ждать!?.", поначалу выпущенный на Чердаке Театра Сатиры, а затем сменивший название и переехавший в "Модерн" с тем же составом актеров (Вера Васильева-Олег Вавилов-Антон Кукушкин) представляет собой слегка переписанную "Занозу" Франсуазы Саган, и некоторые, не слишком принципиальные изменения, внесенные в оригинал, обусловлены, полагаю, больше с законами об авторском праве, нежели какой-то художественной необходимостью. Насчет "Уроков танго и любви" судить не берусь, хотя Ольга Романцова, с которой мы вместе смотрели спектакль, припомнила, как тот же сюжет играла Людмила Гурченко, но под названием "Мадлен, спокойно!".

Так или иначе, а Алиса Фрейндлих - из числа тех актрис, которым пьеса нужна только для проформы. Чтобы продемонстрировать собственные возможности, им необходимо отталкиваться от какого-нибудь материала, но именно "отталкиваться" и, по большому счету, все равно от какого. По поводу материала у нас с той же Ольгой Романцовой уже после спектакля вышла небольшая дискуссия в больше степени мировоззренческого порядка: "Это пьеса с хорошим концом" - "Нет, это пьеса без конца". В самом деле - сюжет нехитрый, но приемлемый: престарелая танцовщица, в прошлом звезда танго Мадлен (Алиса Фрейндлих) неожиданно получает приглашение принять за неплохой гонорар участие в сборном концерте на сцене зала "Олимпия". В ожидании приезда живущего на другом континенте бывшего партнрера восстанавливает физическую форму и репетирует номер на дому в паре со своей служанкой Симоной, которую вызволила из семейного плена в Провансе (Варвара Владимирова). Госпожу и горничную связывают отношения скорее дружеско-родственные, нежели официально-деловые, девушка чувствует себя в доме Мадлен куда как комфортнее, чем в дяди в Провансе в окружении многочисленной родни, она делится с хозяйкой своими переживаниями, без спроса приносит в квартиру якобы "ручных" мышей, наводящих на Мадлен ужас, со своей стороны хозяйка угощает девушку коктейлем собственного изготовления и исподволь, постепенно пробуждает в ней артистические задатки. А когда выясняется, что партнер заболел и выступать не может, Симона его заменяет - вдвоем экс-звезда и юная провинциалка имеют у просвещенной публики оглушительный успех. Вот и все - когда я понял, что дальше ничего не будет, признаться, остался в некотором недоумении - мне-то хотелось бы, чтобы за выступлением героинь что-то последовало, какое-то развитие событий, отношений, неожиданная развязка - но ничего, кроме танца на поклонах, больше не случилось.

Возможность почитать стихи и потанцевать, симулировать старческую немощь и демонстрировать юношеский задор, изобразить комическое опьянение и испытать нешуточный триумф - что еще требуется от пьесы, если играет Алиса Фрейндлих? Тем не менее "Уроки танго и любви" - для спектакля антрепризного явление по-своему уникальное, и хотя заслуги драматурга в этом практически нет, дело не только в актерском мастерстве Фрейндлих и Владимировой - кстати, снисходительность в духе "дочки-матери" здесь как никогда неуместна, Варвара Владимирова существует абсолютно на равных с мамой, и если не "забивает" ее ни разу, то лишь благодаря довольно тонкой, сдержанной, и вместе с тем жесткой режиссуре спектакля в целом. Я антрепризой никогда не брезговал, среди спектаклей независимых нечасто, но иногда попадаются вполне приличные, качественные постановки, порой более качественные, чем сделанные ради кассы спектакли деградировавших стационаров. Но ни к одной антрепризной постановке до сих пор я бы не смог применить такие определения, как "стильный" и "красивый", а по отношению к "Урокам..." это вполне справедливо. Во-первых, сценография и свет (Сергей Скорнецкий) этого в целом довольно нехитрого зрелища явно вдохновлены опытами Боба Уилсона: выгородка из черных панелей разделена занавесом экраном, и за ним на подиуме происходит некое параллельное основному, разыгранному двумя актрисами, пластическое действо в исполнении артистов "Крепостного балета", которые, как тени или как зеркальные отражения, отчасти дублируют, отчасти пародируют мизансцены по другую сторону экрана.

Театр "Крепостной балет" я знаю по их собственному спектаклю "Она едет на велосипеде", любопытному, пусть и не показавшемуся мне в свое время шедевральным:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/852090.html?mode=reply

Руководитель труппы Елена Прокопьева и поставила "Уроки танго и любви" как режиссер, создав на основе примитивной пьесы, фактически лишенной сюжета и лишь кое-как опирающейся на сомнительной ценности афористические реплики типа "если уж Бог наградил женщину морщинами, почему он не поместил их на пятки?", зрелище объемное и достаточно сложное, во всяком случае, в сравнении с исходным материалом и с общепринятым для антрепризы форматом. Танцы, интересно придуманные и отлично исполненные, вполне самодостаточные и способные составить отдельный спектакль, здесь не просто заполняют паузы между выходами актрисы-звезды и даже не сводятся к иллюстрации неких состояний "основных" героинь, как это было, например, в "Элеоноре" Виктюка, построенной на том же приеме (Ирина Соколова - тоже, кстати, питерская актриса - произносила монолог героини, а танцовщик Валерий Аджамов что-то такое изображал вокруг нее битых полтора часа кряду). Великолепные артисты "Крепостного балета" - полноправные участники спектакля, они привносят в действие не только лирическую ноту, но и элемент иронии, а иногда и гротеска. И уже совершенно неважно, исполняют ли триумфальное танго за экраном-сеткой сами Фрейндлих с Владимировой или профессиональные танцовщики-дублеры в соответствующих костюмах - я, кстати, на самом деле не до конца понял, кто это был (вряд ли Фрейндлих, уж очень лихо отплясывали...) - настолько этот вставной, в общем-то, номер, уместно и органично вписан в эстетический контекст спектакля.

Вот эта многоуровневая органика - внутри центрального актерского дуэта, между драматическим действием и пластическим, в эстетическом соответствии происходящего на сцене ее художественному оформлению и, наконец, в адекватности предложенного творческого продукта ожиданиям целевой аудитории - и определяет мое отношение к проекту с целом, при том, что это все-таки, между нами говоря, не Боб Уилсон - но это большая, заслуженная удача, и коммерческая, несомненно (дорогущие билеты проданы, в гардеробе с трудом можно раздеться, потому что номерков не всех набежавших едва хватает), и не в меньшей степени также и художественная. Я смотрел с удовольствием и, что совсем уж редкий случай, огорчился только тогда, когда спектакль в силу драматургического несовершенства пьесы оборвался как будто на полуслове.
маски

"Свадьба белой ночью" реж. Бальтазар Кормакур в "35 мм"

Профессор средних лет разбирает со студентами чеховского "Иванова" - но не с точки зрения искусства драматургии, а на уровне обывательской морали: добро и зло - понятия относительные, смерть - не цель жизни, хотя жизнь неизбежно заканчивается ею, а абсолютного счастья не бывает, если несколько минут выпало - уже хорошо. Сам профессор параллельно то ли вспоминает, то ли воображает свою женитьбу - скорее все-таки вспоминает, потому что в "реальном" сюжетном плане он после занятий возвращается домой и находит там молодую жену, история с которой не дословно, но во многих моментах точно совпадает с сюжетом драмы Чехова. А кроме того, в воспоминания о недавних свадебных событиях вплетаются еще и фрагменты, касающиеся отношений героя с его первой женой.

В сущности, "Свадьба белой ночью" и сводится к вольной экранизации "Иванова". Немолодой и много всем вокруг задолжавший мужчина Йон, окруженный к тому же фриковатыми друзьями со склонностью к прожектерству (построили гольф-клуб на острове, а он не оправдывает затрат), похоронил недавно жену, которую, как и у Чехова, звали Анной, и готов вступить в новый брак с соседской девушкой, но мать невесты, помешанная на деньгах и варке варенья скупердяйка, против, подозревая, что жених решил всего лишь уклониться от выплаты долга и возможного суда о взыскании, а отец, безвольный алкоголик, слова не смеет сказать, знай опрокидывает рюмку за рюмкой. Есть, конечно, и некоторые отличия - помимо того, что из фильма убраны все побочные сюжетные линии пьесы, но добавлены новые персонажи, в частности, родители героя и недоразвитая великовозрастная сестра молодой невесты, покойная Анна болела не чахоткой, а расстройством психики, и не умерла своей смертью, а покончила с собой, оттолкнувшись от берега в дырявой лодке; вместо доктора-моралиста Львова появляется сельский священник, страдающий отсутствием волос на всем теле, включая брови (такая болезнь - по-моему, у Робера Лепажа этот же диагноз - если я правильно понимаю, разновидность аллергии, делает человека похожим на инопланетянина), но говорит он порой в точности как Львов. Когда Лебедев, то есть я хотел сказать отец невесты, предлагает будущему зятю пачку денег из "заначки", а тот пьяный засыпает над ними и деньги, поскольку дело происходило на дворе, разносятся ветром по всему острову, и священник, только что читавший герою нотации, начинает бегать за ними и плотоядно подбирать - это, с одной стороны - мотив вполне чеховский, с другой, пускать в буквальном смысле по ветру огромные суммы свойственно скорее героям Достоевского, нежели Чехова, чеховские персонажи при всей их видимой непрактичности предпочитают проедать состояние на леденцах, тратить его на неверных любовников, то есть распоряжаться финансами с какой-никакой, но пользой, да и белые ночи, если уж на то пошло - достоевская, не чеховская тема. Наконец, самое главное - попытка самоубийства Иванова, то бишь Йона, предпринятая тем же способом, что умерла Анна, оказалась неудачной, свадьба состоялась, и хотя по финалу можно понять, что "молодые" живут не без проблем, такую развязку можно считать в некотором роде хеппи-эндом.

Впрочем, с "Ивановым", который за последнее время по популярности, кажется, обошел или готов обойти все прочие драмы Чехова, как только не поступали. В основном, конечно, на театральной сцене - шесть лет назад в Москву привозили "Иванова" Тадаси Сузуки, где герой оказывался японским писателем, а прочие действующие лица являлись ему в бреду и ползали вокруг в плетеных корзинах; можно припомнить и спектакль Льва Эренбурга с родителями Сарры, ортодоксальными иудеями, распевающими дуэтом "Степь да степь кругом" и с Шабельским, обитающем в собачьей будке... В этом смысле "Свадьба белой ночью" - хоть и не буквальная, но вполне уважительная киноверсия пьесы, если говорить о внешней стороны дела. Более спорным кажется именно основной посыл - ведь Иванов у Чехова застрелился. То, что в недавней постановке Юрия Бутусова, где сюжет развернут вспять и герой, стреляясь раз десять за два с небольшим часа представления, в финале так и не умирает, но под занавес берется тащить тяжелое бревно существования (мне очень интересным, при всех несовершенствах актерского исполнения большинства ролей, кажется этот спектакль, и жаль, что судьба его не слишком удачно складывается - хотел поставить анонс на февраль, написал уже текст, стал смотреть на сайте МХТ даты - а он в феврале вообще не идет...), на самом деле даже страшнее, чем просто самоубийство, как в оригинале. В исландском же фильме основной пафос - это даже не "мы отдохнем" и не "надо жить", а что-то вроде "все к лучшему". А об этом можно спорить как применительно к чеховским взглядам на жизнь, так и вообще, в разрезе, так сказать, принципиальном. Лично мне ближе точка зрения, сформулированная в пьесе другого известного автора: "Жизнь прекрасна" - "Я об этом в "Известиях" читал, но думаю, будет опровержение".

А шел-то я вообще на комедию в духе недавнего "Брака по-исландски":

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1472375.html?nc=8

еще думал, что это исландские фильмы про свадьбу косяками в прокате пошли - а тут, оказывается, драма, да еще и с философией. Вот чего я не понял - так это момента с песенкой, которую один из чокнутых дружков, толстяк-музыкант, играет и поет в церкви, пока брачующиеся за порогом выясняют отношения. В русскоязычных субтитрах ее текст переведен как "Полем, полем, полем, белым-белым полем дым, волос был чернее смоли..." - интересно, что ж это такое в оригинале было?
маски

"Фотограф" реж. Говард Фрэнклин, 1992

Фильм снят еще до повальной моды на неонуар, но либо представляет собой римейк, либо очень уж умелую стилизацию. Хотя основное обаяние ему придает все-таки не сюжет, довольно-таки простенький для нуара, а Барбара Херши в роли хозяйки ночного клуба, вдовы, связанной с мафией и нелегальными операциями с бензином, предназначенным для армии - а дело происходит во время войны. Херши - удивительная актриса с какой-то странной, не слишком удачно для такого таланта сложившейся карьерой, то есть она, безусловно, много снималась, но кажется, могла сделать гораздо больше, поскольку одинаково органична в таких разных фильмах, как "Стыдливые люди" (вероятно, лучшая ее роль) или вот "Фотограф", где играет гламурную леди, беззащитную стерву - настоящая "диалектика души". Вдова приглашает известного проныру-фотографа Леонарда Бернштейна по прозвищу Бернзи (Джо Пеши), сына еврейских эмигрантов из России, чтобы тот разузнал побольше про дела покойного мужа. Фотограф как цепкий профессионал хватается за тему, выходит на Сальваторе, или просто Сэл (Стенли Туччи), который работает на главаря одного мафиозного клана, но является информатором другого. Но главное, что фотограф влюбляется в богатенькую вдовушку, и она в него вроде бы тоже - что не мешает ей сдать возлюбленного мафии ради сохранности бизнеса. Драма в том, что любит она искренне, но остаться с этой любовью у разбитого корыта, тем более оказаться с пулей в голове, ей совсем не улыбается. Да и фотограф - маньяк своей профессии. Его мечта сбылась - он стал героем и благодаря этому сумел опубликовать авторский фотоальбом, но его по прежнему влекут криминальные трупы и мафиозные тайны, так что дело не в женском предательстве, а в том, что образ жизни одной и профессия другого делают их представителями разных миров.
маски

"Снежный человек" реж. Фред Вульф

Не самый худший, хотя и не лучший образчик "уродской комедии", где герои-дегенераты несут всякую ерунду и попадают в идиотской ситуации, а над этим полагается смеяться. Впрочем, бывают и смешные поделки в этом жанре, но чаще - не очень. И переживал я, когда пропустил этот фильм в прокате (а он шел одной копией) только потому, что среди других мэтров этого направления - Стив Зан (это он играет автора и руководителя безумной телепрограммы, это ему во время экспедиции вцепляется в член гигантская индейка), Джона Хилл (тут он как будто еще толще обычного) - в нем занят Джастин Лонг.

Компания полудурков делает полулюбительское телевизионное шоу о дикой природе, которое показывают в три часа ночи, а потом и вовсе решают прикрыть. Нужна сенсация - и вся инвалидная команда, рекрутировав еще нескольких новичков, отправляется в Южную Америку на поиски "снежного человека". Джастин Лонг играет одного из горе-анималистов, вечно невменяемого обросшего хиппаря, который постоянно либо курит, либо спит, и чтобы его принимали за бодрствующего, вытатуировал глаза на веках. Лонг и так-то не красавец, а уж в "Снежном человеке" - просто чемпион среди уродов, но какой же он классный!
маски

к 50-летию Игоря Матвиенко

подготовил большой материал на рубрику "Семейный альбом". В последнее время совсем отошел от дел и работаю, не считая двух своих постоянных рубрик, только когда очень просят или когда очень хочу. Случай Матвиенко - соединение того и другого, хотя мое собственное желание преобладало. Для меня Игорь Игоревич всегда был самым достойным персонажем русскоязычного шоу-бизнеса, если говорить о нем как о человеке. Ну а о том, что он сделал как композитор и продюсер, а также как текстовик (сам он принципиально не употребляет по отношению к себе слово "поэт", даже с приложением "песенник", хотя я некоторое время назад занимался разбором его текстов и нашел там много интересного для себя) я уже написал столько, что и повторяться ни к чему. И хотя Матвинко знаю давно, кое-что при подготовке этого материала и для меня оказалось новым.

2003
Съемки клипа для группы "Фабрики" сразу после окончания проекта "Фабрика
звезд-1". Режиссером клипа был Федор Бондарчук и мы таким образом пошутили
- если бы не фамилии на креслах, нас со спины вряд ли смогли бы
различить. Но я и в остальных случаях не люблю мелькать перед камерами
без особой необходимости - мне кажется, продюсеру это ни к чему.
87.32 КБ
Collapse )