December 16th, 2009

маски

Леонид Парфенов в "На ночь глядя":

- Уход Толстого безусловно телегеничен.

Безусловно. Именно это Парфенов и называет "подойти с профессиональным цинизмом". Цинизма, именно профессионального, Парфенову не занимать, и это как раз его плюс, тем и интересен. Но вот рассуждать с насупленными бровями о том, каким ему хочется видеть будущее России, отправив отпрысков на ПМЖ за границу - это цинизм уже не профессиональный, а самый обычный, жлобский. Но это типично для всех интеллигентов и можно пережить, если привыкнуть. По-настоящему отвратителен герой программы был в тот момент, когда без запинки и не скрывая самоупоения декламировал показавшийся ему особенно удачным фрагмент текста из телефильма о Гоголе. Цитировал себя буквально как классика! Странно, но даже ведущие на этот раз не сильно обслюнявили гостя, так, облизали слегка и все - в отличие от выпуска "Временно доступен" с участием Парфенова:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1217836.html

Всю остальную работу по формированию стойкого отвращения к собственной персоне Парфенов в "На ночь глядя" сделал сам.
маски

"Дориан Грей" реж. Оливер Паркер

Полгода почти прошло, а я продолжаю переживать, что не посмотрел "Дориана Грея" Мэтью Боурна на Чеховфесте. Но уж зато на пресс-показ фильма Паркера, который выйдет в прокат аж в феврале, приперся несмотря на мороз в первых рядах. Не то что бы я ожидал многого - Паркер берется за Оскара нашего Уайльда не впервой и, вероятно, очень его любит, но плохо чувствует и еще хуже понимает. Потому что с точки зрения профессионального мастерства, качества картинки и т.п. "Дориан Грей" сделан вполне добротно. Но материал достаточно неординарный для того, чтобы экранизация (уже по меньшей мере третья, причем в первой Дориана играл Хельмут Бергер, а во второй, сравнительно недавний, лорда Генри - Малькольм МакДауэлл) оказалась не просто плоской, но еще и, как будто в насмешку над Уайльдом, безвкусной и бесстильной.

Больше всего сомнений у меня изначально было по поводу выбора Бена Барнса на роль Дориана. Мне-то казалось, что Дориана должен играть некто более смазливый, если угодно, приторный, андрогинный, ну хотя бы кто-нибудь типа Руперта Френда, а Барнс - мужиковатый и какой-то криворожий... Но как раз к Барнсу я привык очень быстро. Бен Чаплин в роли Бэзила и вовсе на месте, Колин Ферт, наверное, не идеальный лорд Генри, но он хороший актер и, в принципе, не раздражает. Раздражает в фильме многое другое.

При том что в основных моментах, особенно что касается истории до убийства Бэзила, фильм следует сюжету романа в целом довольно точно, если не сказать - тупо. К тому же я читал "Портрет Дориана Грея" еще школьником и не взялся бы сейчас так уж вдумчиво сопоставлять фильм с книгой - да это и не нужно, мне было бы намного интереснее, если бы в сценарии роман был бы переработан куда более радикально, но и более осмысленно. А так режиссер для чего-то начинает повествование с эпизода убийства Бэзила, чтобы потом вернуться к предыстории Дориана в ретроспекции. Ну это, допустим, дело композиционной техники, может, он посчитал, что кровавая сценка заинтересует зрителя сходу больше, чем "заумные" суждения лорда Генри и процесс создания портрета. Мне также не совсем понятен принцип, по которому выстроена линия Сибил. Ну как она выглядит (героиня Рейчел Херд-Вуд - пухлая деревенская девка,чем она приглянулась Дориану?!), это отдельный разговор, но если я только не ошибаюсь, в романе Сибил покончила с собой, отравившись веществом, входящим в состав театрального грима. В фильме она топится, но не просто топится, а на крупном плане, дважды (!) всплывает из воды, причем картинка всплывающей Сибиллы совершенно явно отсылает к "Офелии" Росетти, а играла Сибил на сцене именно Офелию (опять же могу путать, но в романе, кажется, Розалинду из "Как вам это понравится").

Тем более удивительно, что при этаких интеллектуально-эстетских заморочках режиссер сводит содержание весьма неординарного романа к примитивной и удобопонятной морали: "за все надо платить". Как будто "Дориана Грея" экранизировал Павел Лунгин, а Николай Бурляев консультировал его по части православной духовности. Под такой прописной морализм перелопачен и финал. Дориан вновь появляется в Лондоне после убийства Бэзила спустя четверть века (на могиле Сибил обозначена дата ее смерти: 1891 год, причем это год выхода в свет романа Уайльда, а время действия второй части картины совпадает с Первой мировой войной, улицы Лондона заполонены автомобилями, а брат Сибил устраивает с Дорианом гонки в переходах и туннелях метро). Вступая в связь с дочерью лорда Генри и собираясь вместе с ней в Америку, он вызывает повышенный интерес своего старого друга, и тот фактически берется за расследование убийства Бэзила. Не Дориан добровольно "убивает" свой портрет и, соответственно, себя, но лорд Генри вместе с дочерью вынуждают его сделать это.

Но еще больше, чем содержательная составляющая, меня напрягла стилистическая. Финал разыгрывается на фоне пожара в доме Дориана - режиссер посчитал, что так эффектнее, а портрет при пожаре таинственным образом не пострадал, только слегка обуглился. Помимо этого имеется и другие спецэффекты - особенно что касается трансформации портрета. Уже после первого "прегрешения" героя на портрет начинают слетаться мухи, потом из него лезут черви, все это - под шум дьявольских крыльев и зловещий шепот за кадром, некоторые эпизоды вообще выстроены таким образом, как если бы они были увидены глазами портрета, а в финале сам портрет "оживает", оттуда высовывается жуткая морда и вступает в единоборство с героем - не "Дориан Грей", а какие-то "Восставшие из ада" (где, кстати, Паркер, если верить Кинопоиску, снимался как актер! уж не знаю, правда, кого он там играл...) Пересказывать сюжет романа Уайльда в стилистике дешевого японского ужастика - само по себе глупо и мерзко. Но еще хуже, что лейтмотивом через фильм проходят следы насилия, совершенного над Дорианом в детстве. Совершенно не припоминаю ничего подобного у Уайльда, но опять же, дело не в вольности сценариста, а в том, насколько это все нелепо и неуместно. Дориана, оказывается, злобный дед запирал на чердаке и избивал палкой - его спина до взрослого возраста сохранила следы побоев, которые рассасываются (задним числом, получается) только после того, как портрет принимает на себя все последствия образа жизни героя. А запирали маленького Дориана на том самом чердаке, где позднее он спрятал портрет. К чему понадобился режиссеру подобный фрейдизм для бедных - ума не приложу. В формат "ужастика" укладывается и то обстоятельство, что эротические сцены сняты и поданы с целомудрием, от которого, с поправкой на специфику сюжета, просто скулы сводит. Если у Бэзила с Дорианом еще была случайная сексуальная связь - но только в момент, предшествующий убийству - то лорд Генри в данном случае не проявляет никакой личной заинтересованности в "растлении" героя, как если бы он был воплощением самого Дьявола - хотя позднее именно Генри, "перековавшись", и выводит Дориана на чистую воду. Зато уж эпизоды убийства решены по полной программе - натуралистично, с кровью фонтаном, с расчлененкой (труп Бэзила герой сбрасывает в реку кусками).

Можно, конечно, говорить и о том, что фильм, мол, сделан "для народа", он провоцирует желание прочесть роман и потому выполняет еще и "просветительскую" задачу. Помимо того, что это просто демагогия, такое вот "просвещение", по-моему, хуже прозябания во тьме. Хотя смотрится кино действительно неплохо - оно нескучное и по-своему даже красивое. Просто браться за сюжет "Дориана Грея" только ради этого, ну право же, не стоило.