December 12th, 2009

маски

"Фердинандо" А.Руччелло, реж. Роман Виктюк

Когда-то у Виктюка был спектакль по этой же пьесе с тем же женским составом - я его, правда, не видел, и особого следа в истории русского театра он по себе, похоже, не оставил. В нынешней версии снова заняты Эра Зиганшина и Ольга Онищенко, а вместо прежних их партнеров - Роман Полянский и Андрей Васильев. Пьеса же Руччело, кого в ней не занимай, лучше не становится. Но на самом деле проблема не только в пьесе - она, конечно, откровенно графоманская, однако мало ли Виктюк поставил спектаклей, в том числе неплохих, по ужасным пьесам. Если уж на то пошло, "Адский сад" Майнарди был немногим лучше - а спектакль какой! В "Фердинандо" юный неотразимый авантюрист появляется в аристократическом доме под видом дальнего родственника, заставляет влюбиться в себя двух престарелых кузин и местного священника, а затем, когда старушки из ревности травят священника, шантажирует их и грабит. Помимо выполняющего чисто служебную функцию сюжета и банальных диалогов, пьеса еще и элементарно плохо выстроена по композиции, ну да что там говорить о пьесе. Играющий роль священника дона Каттелино Андрей Васильев вроде бы не так уж давно закончил РАТИ, но выглядит как ветеран сцены, а уж когда раздевается (у Виктюка да не раздеться - такого не бывает) и демонстрирует свой искусственный загар - просто жутко делается. Да и вообще он, положа руку на сердце, никакой, если не считать загара, совсем бесцветный. Про Полянского такого не скажешь - от него почему-то многие без ума, причем не только в связи с его работами у Виктюка, но и в театре им. Вахтангова тоже. Я этих восторгов не разделяю и не понимаю, к тому же к сегодняшнему спектаклю Полянский успеле еще и коротко постричься, и если на премьерных фото выглядит еще хоть сколько-нибудь романтично, то с "ежиком" совсем не тянет на малолетку, влюбляющего в себя старух и священников. У Полянского есть масса качеств, позволяющих видеть в нем перспективного актера, но в ролях, построенных на эксцентрике, гротеске. Нет, может, ему и романтические любовники по плечу тоже, но не в данном конкретном случае. Здесь требуется не просто талантливый исполнитель, но еще и обладающей экстраординарной внешностью. Либо и в самом деле красавец-аполлон, каковым Полянский хоть с длинными волосами, хоть с короткими, не является (у него нормальное лицо и нормальное тело - но именно "нормальные", в сравнении со мной он, может, и аполлон, и давид, это несложно, а по факту - никак не тянет), либо уж, смеха ради, урод какой-нибудь конченый. Иначе - не просто недостоверно, но и непонятно получается. Добро бы еще пьеса предполагала, что привлекательность Фердинандо (которого даже не звали Фердинандо, в финале герой представляется Филиберто - "дурацкое имя", справедливо замечает донна Клотильда-Зиганшина) заключается в некой внутренней "красоте", но нет же. Если откровенно, то у дам тоже не все гладко. Онищенко, кстати, мне скорее понравилась, но местами очень уж грубо работает. В чем заключается величие Зиганшиной, я тоже никогда не понимал (а учитывая, что в отличие от Полянского, ее статус освящен выслугой лет, для меня это загадка вдвойне), и хотя в "Фердинандо" она, наверное, и самом деле выглядит достойнее своих партнеров, но скорее все же за счет личной харизмы, да и определенной инерции восприятия (если не сказать - мифологии). Ну а сценография с характерными стальными шестами для эротических упражнений, нелепый металлический корсет с ангельскими крылышками (по сюжету он, если я правильно уловил, нужен для предполагаемого рождественского представления, которое репетирует дон Каттелино, но в спектакле он используется чаще с целями символическими, или просто так, для красоты, присутствует в действии), не говоря уже про эстрадные ретро-шлягеры в музыкальном оформлении, среди которых особенно неуместно звучит мелодия из мюзикла "Кабаре" - все это, наверное, неотъемлемая часть узнаваемой эстетики Виктюка, но ей-богу, хотелось бы уже наконец чего-нибудь менее узнаваемого.
маски

"Мэри и Макс" реж. Адам Эллиот в "35 мм"

Второй за последнее время полнометражный мультик из Австралии. Правда, "9,99" Розенталь был копродукцией с Израилем, и недавно его снова показали в рамках вечера израильского кино, а "Мэри и Макс" скорее австрало-американский - одного из заглавных героев озвучивает Филипп Сеймур Хоффман. И вроде бы мультик всем хорош.

Сюжет - трогательный: девочка из пригорода Мельбурна Мэри находит себе пен-френда, т.е. друга по переписке, в Нью-Йорке, и им оказывается умственно отсталый 40-летний толстяк Макс (он-то и говорит голосом Хоффмана). У австралийской девочки и американского толстяка много общего. Начиная с одиночества. Отец Мэри - ничтожество, всю жизнь клеил на конвейере веревочки к чайным пакетикам и мастерил в подвале чучела птиц, впоследствии увлекся кладоискательством и погиб; мать - алкоголичка, после смерти мужа выпила по ошибке вместо шерри жидкость для сохранения чучел и тоже умерла; друзей у Мэри нет совсем, в школе и потом в университете над ней смеялись, в частности, из-за нелепой родинки на лбу. Общается она, если можно так назвать, разве что с соседом в доме через дорогу, но тот не выходит за порог, у него агорафобия, да еще с другим соседом, юным греком, в которого тайно влюблена. Про Макса и говорить нечего - он только и делает, что жрет гамбургеры да без толку посещает клуб анонимных обжор, а при малейшем волнении испытывает приступы паники. И заканчивая пристрастием к шоколаду и любовью к одному и тому же дурацкому мультику, самодельных персонажей которого оба коллекционируют. Идут годы, и хотя вроде бы ничего не меняется, Мэри растет, увлекается психологией и становится ученым, а на материале своего общения с Максом пишет книгу и без задней мысли отправляет ее своему пен-френду с обещанием поделить гонорар пополам и приехать вскоре в гости. Макс в шоке и, считая, что его использовали, разрывает отношения. Мэри уничтожает тираж книги, отказывается от научной карьеры и готова повторить судьбу своей матери - она начинает пить, теряет контроль над собой, сосед-грек, за которого она тем временем успела выйти замуж, находит себе по переписке бой-френда в Новой Зеландии и уезжает к нему разводить овец, оставляя Мэри одну.

Конечно, Макс в итоге простит Мэри и она вернется к жизни, приедет к нему в Нью-Йорк и застанет уже бездыханным - в принципе, это даже до некоторой степени счастливый конец. Сентиментальность и черный юмор строго дозированы и даны в удачной пропорции. Работа художника - а Эллиот и сценарист, и режиссер, и художник в одном лице - вообще выше всяких похвал. Персонажи выглядят великолепно, очень смешно, у каждого, вплоть до птичек и зверюшек, своя неповторимая физиономия, масса остроумных деталей. Но несмотря на подробно разработанный сюжет, сама по себе идея с трудом тянет на полный метр. Это проблема очень многих артхаусных мультфильмов - в формате короткого метра они могли бы стать шедеврами, но растянутые на полтора часа уже не производят того же впечатления.