June 14th, 2008

маски

"Пигмалион" Б.Шоу, реж. П.Сафонов

Было бы странно, если бы роль Элизы Дулитл в этом спектакле досталась не Ольге Ломоносовой, а какой-нибудь другой актрисе: для чего же еще нужен режиссер в буквальном смысле под боком, как не для этого? Так что к Ломоносовой претензий нет, хотя Элизу-цветочницу она играет необычайно грубо (даже Анастасия Вертинская в безобразнейшем "Имаго", сознательно одетая и загримированная под бомжиху, работала тоньше - ну так на то она и Вертинская как-никак), а Элиза-леди ей просто не дается, остается та же лохушка, только в вечернем платье с полностью голой спиной (и кто ж ей, бедолаге, такое присоветовал?). А вот Сафонов все больше разочаровывает. В великие режиссеры его никто никогда не прочил, но все-таки среди массы крайне слабых постановок ("Ивонна, принцесса Бургундская", невнятный "Калигула", не вытянутая даже мастерами Вахтанговского театра "Чайка", провальное "Глубокое синее море") у него были и относительные удачи, во всяком случае, работы нестыдные: "Прекрасные люди" (по "Месяцу в деревне" Тургенева - дипломный спектакль Щукинского училища, имевший непродолжительную, но успешную дальнейшую жизнь уже как самостоятельный проект), "Сны Родиона Романовича" (по Достоевскому, соответственно). К ним можно отнести и недавнее "Долгое путешествие в ночь", хотя в целом и спектакль, и работу Нины Дробышевой в нем критика сильно переоценивает. Да и материал, с которым Сафонов обычно работает, впечатляет уровнем, даже если уровень собственно режиссуры Сафонова ему не соответствовал. "Пигмалион", где все герои независимо от их социального происхождения и морального облика выглядят и ведут себя как придурки, сделан в антрепризе, то есть в первую очередь для заработка, и это можно было бы считать некой "индульгенцией". Но для заработка с тем же успехом можно было взять пьесу типа "День хомячка", обращение к "Пигмалиону", популярному, известному самой широкой публике хотя бы по фильмам и мюзиклам, да и спектакль в "Современнике" многие видели, все-таки предполагает некоторую попытку взглянуть на него по-новому - иначе какой смысл?

Сафонов же сосредоточен на том, чтобы зритель за три часа, на дай-то бог, не заскучал. У него в первой сцене под дождем герои, вместо того, чтобы прятаться от непогоды, бегают по сцене, чтобы было веселее и живее - почему они бегают, как предполагается, под дождем при этом никого не волнует. Миссис Хиггинс, по пьесе само воплощение здравомыслия, в исполнении Юлии Рутберг превратилась в неспособную отличить чайную чашку от горшка с кактусом маразматичку с нелепой походкой, в дурацком паричке, с пластикой манекена - неважно почему, смешно потому-то. (На самом деле - не очень-то и смешно). Экономка Миссис Пирс - Анастасия Бегунова - в сетчатых колготочках и метелкой в руках, ходящая "по линейке" и громогласно выкрикивающая свои реплики, походит на странный гибрид проститутки-садистки и тамбур-мажора. Мистер Дулитл сморкается на всех вокруг и не застегивает ширинку штанов. Полковника Пикеринга играет сам режиссер - кроме зализанных назад волос (обычно Сафонов ходит с кудрявыми вихрами) его герой ничем не запоминается. Трогательным, разве что излишне улыбчивым, вышел Фредди у Вячеслава Манучарова (однако девушки, играющие мать и сестру Фредди - просто ужас что такое, колхозная самодеятельность, переодетая светскими дамами), и Григорий Антипенко, казалось бы, совершенно неподходящий на роль Хиггинса, выглядит более-менее достойно несмотря даже на то, что оговаривается чаще остальных.

Ближе к финалу Сафонов, однако, вспоминает, что ставит все-таки известную и имеющую некоторый статус пьесу, и неожиданно решает включить "сурьез". На этом моменте, кстати, погорела в свое время и Волчек со своей версией "Пигмалиона" - не знаю, в какой форме современниковский спектакль сейчас, я его смотрел больше десяти лет назад, еще с Гафтом, но в основе той концепции лежал мотив "любви с первого взгляда" - именно любовь, ее сила, пусть даже неосознаваемая до последнего героями, преображала девочку с улицы в даму общества. Такой взгляд на Шоу был диаметрально противоположен взглядам самого Шоу, но, во всяком случае, прочтение основных мотивов пьесы было внятным, а насколько точным и убедительным - вопрос уже следующий. По Сафонову выходит, что люди вообще не способны меняться: мусорщик и дорогом пиджаке остается мусорщиком, а хама от природы ни мать-аристократка, ни светское окружение, ни образование с научное степенью, ни даже любовь не способны превратить в джентльмена. К Шоу это пожалуй что и ближе (если только режиссер действительно пытался донести именно это мысль, а не актеры оказались всего лишь неспособны сыграть "преображение"). Проблема в том, что после того, как герои в финале расходятся по своим делам (то бишь отправляются на свадьбу мистера Дулитла, оставляя Хиггинса в одиночестве), по антрепризному обыкновению действие венчает что-то вроде "эпилога", где, как можно понять, лишь в воображении Хиггинса Элиза дарит ему букетик фиалок в знак признательности. Если представления режиссера о "Пигмалионе" и вообще о способностях человека меняться к лучшему, как следует из финала, полны скепсиса - зачем же было превращать остроумную пьесу в дешевый (в том числе и в прямом смысле - такой убогой сценографии давно уже стесняются и в антрепризах) балаган? А если задача была устроить именно балаган и повеселить почтеннейшую публику - то, во-первых, балаганчик мог бы быть и посмешнее (но изобретение развлекательных аттракционов никогда не было сильной стороной Сафонова, и в "Пигмалионе" он по большей части обходится "фишками" и "примочками", подсмотренными в других антрепризных балаганах; удачный, правда, момент, когда Элиза на приеме у миссис Хиггинс говорит о погоде, жестикулируя как ведущая Метео-ТВ), а во-вторых, разыгрывать под занавес водевиля высокую драму как-то не к месту - разочарование двойное. В этом случае предпочтительнее все же сходить на "День хомячка".
маски

"Сказки стриптиз-клуба" реж. Абель Феррара в "35 мм"

Для стрип-клуба "Рай" настали тяжелые времена. Клиентов нет. Танцовщицы, не получающие жалования своевременно, бунтуют. Чернокожий повар возмущен, что одна из девочек, выступающая в номере с собакой, держит своего пса при кухне, а тот жрет его сосиски. Арт-директор Рэй потратил весь бюджет на лотерейные билеты, и даже выиграл джек-пот, но счастливый билет умудрился потерять. Хозяйка помещения, которое арендует клуб, старая еврейка, требует отдать долги за четыре месяца, грозится заведение прикрыть, а здание передать магазину "Для душа и души". Чтобы показать ей, будто бы дела идут не так плохо и посетители валом валят, в клуб бесплатно запускают знакомых и родственников, ради фальшивых продюсеров проводят конкурс в духе "алло, мы ищем таланты". Производственная драма, даже если дело происходит в стрип-клубе - все равно производственная драма, и трудовые будни остаются буднями, даже если разбавлять их занятными go go tales про то, как застрявшая в глотке бустурма была извергнута на голову Хиллари Клинтон, а студент-итальянец обнаружил в стриптизе собственную жену. Конечно, можно и про стрип-клуб снять весело, легко - и даже очень можно, уж точно проще, чем про шахту или автобусный парк. Но Феррара легких путей не ищет. В дрожащем мутном изображении не без труда можно различить разнокалиберных звезд - от Азии Ардженто до Уиллема Дефо и Боба Хоскинса. Подобное кино не возможно закончить, его можно только прекратить, и режиссер прекращает его искусственно - Рэй (Дефо) находит-таки счастливый билет, происходит братание проституток, менеджмента и старой еврейки, остается только посетовать, что половина выигрыша уйдет на налоги, а остальное придется поделить между многими страждущими, и, видимо, Рэю придется продолжить азартную игру. Show, если кто не знал, must go go on.
маски

"Классный мюзикл: Каникулы" реж. Кенни Ортега

У Троя и Габриэлы любовь, а официальная "первая красавица" класса Шарпей, сучка-блондинка, воображала и богачка, с этим не согласна. На время каникул она устраивает Троя на работу в принадлежащий ее родителям гольф-клуб, но вместе с Троем приходят и другие одноклассники, в том числе Габриела и команда "Дикие коты", в которой Трой за капитана. В интригах Шарпей поначалу помогает ее брат-гей Райан, пародист и хореограф, подкаблучник и маменьких сынок, но с задатками бунтаря. Переметнувшись к "Диким котам", он подставляет сестру, разрушает ее планы и мирит Троя с друзьями, которых он чуть было не потерял, прельстившись материальными благами и перспективами получить бесплатное образование за счет протекции родителей Шарпей.

"High School Musical 2" сделан по всем правилам молодежной музыкальной комедии, вплоть до того, что несмотря даже на время действия - лето, каникулы - кульминационным моментом становится неизбежная вечеринка, только здесь это не выпускной, а клубный смотр художественной самодеятельности, и борьба идет не за то, кто станет королевой бала или кто с кем придет на вечеринку, а кто с кем споет дуэтом: Шарпей, естественно, хочет петь с Троем, но Райан устраивает так, что с ним поет Габриэла. Все песни довольно удачно переведены и перепеты на русском (не удалось обнаружить, кто автор переложения, но хотя в русской версии и встречаются штампы типа "все не так, это знак", выдающие конвейерную методику Алексея Кортнева, по крайней мере, переводчик вдоховлялся не самыми худшими образцами). "Классный мюзикл-2" - не вершина, но в нем есть главное для такого рода фильмов: при полном отсутствии намека на эротику ("пляжные" и "бассейные" сцены исключительно целомудренны, даже мальчики и даже по пояс раздеваются редко, поцелуи - и те остаются за кадром, не говоря уже о чем-то большем - острожно, смотрят дети!), он от начала до конца держится на мысли: чем ни занимайся вместе с любимым человеком - это будет секс.

Главный герой, правда, чуть приторный и однообразный - типаж подобран точно, среднего роста еврей-полукровка - идеальный вариант романтического героя молодежной комедии (по канонам жанра отрицательные персонажи должны быть чуть выше ростом и слегка стройнее, чем положительные), но Сергей Лазарев переозвучил Троя лучше, чем Зак Эфрон его сыграл. Михаил Веселов так же успешно говорит и поет за Райана. С женской половиной основного "квартета" персонажей похуже: Ларина за Габриэлу еще ничего, а Шарпей досталась Отрадной, которую fomenko с полным основанием называет Отвратной. Героиня у нее, правда, тоже не подарок, но все-таки если бы эта юная "блондинка в шоколаде" говорила по-русски голосом кого-нибудь поприличнее, то и образ получился бы объемнее. Шарпей ведь не случайно здесь - главная пружина сюжета, от нее исходят все толчки к развитию действия: она подставляет Габриэлу, она искушает (и небезуспешно) Троя, она третирует брата. Ее реплику "возьмемся за руки у костра как-нибудь в другой раз" я занес в свой карманный словарик фразеологизмов на каждый день. А когда она, уже раскаявшись в содеянном, говорит: "Хороший ты парень, Трой..." - так и хочется добавить: "Но не орел".