?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Saturday, February 23rd, 2008
5:51p - "Случайная смерть анархиста" Д.Фо в Театре Сатиры, реж. М.Борисов
Поначалу этот спектакль ставили для большой сцены, премьера прошла незамеченной, особого успеха не было и к моменту, когда о его достоинствах (не выдающихся, но вполне очевидных) стали говорить, он уже был перенесен на "Чердак Сатиры", куда теперь на него трудно попасть. Дарио Фо - драматург известный, нобелевский лауреат, но на русском языке ставят в основном его комедии на семейную тему, особенно популярна у антрепренеров "Свободная пара". Хотя вообще-то Фо - сатирик, и очень жесткий, но этот, главный аспект его творчества, остается в стороне, особенно после того, как он написал, поставил и сыграл (у себя в Италии, конечно), пьесу о Путине и Берлускони, которые по дружбе решили поменяться головами. "Случайная смерть анархиста" - вещь не столь радикальная, но все-таки тоже сатирическая. Ее герой - что-то среднее между Швейком и Бендером, авантюрист со справкой из психушки с манией перевоплощения. Но перевоплощается он не ради собственного удовольствия, а с целью вывести на чистую воду нечистых на руку госслужащих, в данном случае - полицейских. Оказавшись в участке, он выдает себя за судью и как бы "расследует" дело выпавшего из окна участка во время допроса железнодорожника-анархиста, обвиненного в организации взрыва. По официальной версии подозреваемый покончил с собой. Лже-судья окольными путями заставляет полицейских признать, что, во-первых, на подоконнике железнодорожник оказался не по своей воле - его, посадив на подоконник, пытали и провоцировали, а во-вторых, полицейские просто не удержали его за ноги, когда высовывали из окна - то есть смерть его была в лучшем случае случайностью, но уж точно не самоубийством.

Федор Добронравов правдолюбивого "маньяка" со склонностью к переодеваниям играет замечательно, и вообще все в спектакле очень весело - музыка Россини, карнавальные маски, тупые полицейские. Нет только сатиры в театре Сатиры, даже на Чердаке - есть смешная (на самом деле смешная) комедия положений, с переодеваниями (удачными), неожиданными поворотами сюжета и яркими персонажами. Нет обвинения режиму и строю - может, и к лучшему, что нет, я, например, не очень люблю пьесы с такого рода обвинениями, однако для Дарио Фо именно они всегда были на первом месте. И название пьесы лишний раз подчеркивает, что смерть несчастного железнодорожника была НЕслучайной, что это - заговор системы против личности. А псих со справкой о мании перевоплощения - аллегория художника, писателя, режиссера, который единственный может этот заговор разоблачить средствами искусства, заимствованными у великих шутов давнего прошлого. Даже не разделяя подобных взглядов на общество и в особенности на задачи искусства(особенно что касается Италии - а пьеса все-таки написана на итальянском материале), полностью уходить из этой темы в жанр развлекательной комедии - неправильно. В спектакле же название "Случайная смерть анархиста" лишено иронии: это рассказ о забавном случае и милом чудаке, любителе примерять разные маски, который всего лишь позабавился над несколькими другими милыми чудаками, которые только по нелепой случайности вынуждены пытать железнодорожников и сбрасывать подозреваемых с пятого этажа полицейского участка.

(comment on this)

5:51p - "Мы из будущего" реж. Андрей Малюков
Сценаристы и продюсеры обошлись с режиссером и исполнителями в духе военного времени: довели идею до полного маразма, а потом бросили постановщика и артистов на передовую. Даже в сравнении с фильмом "Живой" замысел "Мы из будущего" еще на уровне заявки должен был показаться полным бредом: четверо гробокопателей, один из которых рэппер, а другой и вовсе скинхед, приторговывают раритетами времен Второй мировой, нелегально добытыми на местах бывших сражений, но во время одной из "экспедиций" мистическим образом оказываются в прошлом, в 1942 году, где тогда на месте из раскопок шли ожесточенные бои, попадают в армейскую часть, влюбляются в красотку-медсестру (правда, не все оптом, а только двое, но для конфликта и этого достаточно, тем более, что в нее влюблен еще и командир подразделения), принимают участие в операции и возвращаются в свое время пламенными патриотами-антифашистами, особенно пламенным - бывший скинхед, стирающий до крови вытатуированный на плече немецкий крест.

Как Андрею Малюкову удалось сделать из этого (автором "экранной версии" сценария значится мэтр - Эдуард Володарский, но интересно, что такое "экранная версия" и что же тогда было в исходнике?) картину не совсем позорную, я не до конца понимаю - вроде бы прежде никаких выдающихся достижений за ним не числилось. Но, должно быть, просто грамотный профессионал. И актеров подобрали довольно удачно: начиная с главного "Гробокопателя" по кличке Борман - его сыграл Данила Козловский (каким ветром актера Додина и звезду "Гарпастума" занесло в "Мы из будущего" - загадка почище, чем как четверо парней переместились из начала 21-го века в середину 20-го) и до привычных, но таких уместных в ролях соввоенслужащих Даниила Страхова (влюбленный командир) и Бориса Галкина (добродушный старшина). Конечно, завязка по-любому осталась идиотской, от нее никуда не денешся: местная бабушка приносит гробокопателям молочка, бесплатно, в благодарность за то, что, как она думает, они приехали не обирать мертвых, а с почестями похоронить, и просит только найти вещь, оставшуюся от погибшего в этих местах сына - серебряный портсигар с камешком, доставшийся от воевавшего в гражданскую деда. Ребятки новость о серебрянном портсигаре, да еще с камешком, воспринимают с энтузиазмом - мол, обязательно найдем (а уж как с ним поступить - потом придумаем). Но обещание дано - и при раскопках блиндажа в засыпанном землей сейфе они находят собственные военные билеты - с фотографиями и датами рождения: 1917. Не веря своим глазам и думая, что это результат действия паленой водки, купленной скинхедом в близлежащем ларьке, они идут на озеро купаться, и выходят из него голенькими в август 1942-го прямо к "своим", а "свои" сначала думают расстрелять "дезертиров", но потом жалеют, и вскоре даже отправляют в разведку за "языком", где гости из будущего (таких их называет "особист", но они-то, в Особом отделе, не зря хлеб жуют) языка взять не смогут, старшину-добряка угробят, зато найдут сына встреченной в своем времени бабки и получат от него заветный портсигар, с которым смогут вернуться домой, в 21-й век.

Допустим, озеро - традиционный образ "маргинального пространства", его запросто можно воспринимать как границу между мирами и эпохами, тем более, что здесь это условность, фильм не о мистических явлениях (не "Секретные материалы" уж точно), он совсем и другом. И серебряный портсигар в качестве магического артефакта сойдет - как-никак его сам товарищ Буденный подарил. О чем сценаристы могли бы задуматься до того, как их творение попадет в руки режиссера - это о военных билетах. В будущем герои обнаруживают их в командирском сейфе засыпанного блиндажа, и берут с собой на озеро, чтобы, когда остудятся после предположительно паленой водки, посмотреть на них еще раз, более трезвым взглядом. С этими билетами они и попадают в прошлое, благодаря чему там их после некоторых сомнений все-таки принимают за своих. Командир части прячет военные билеты в сейф, где их потом и обнаружит в будущем та самая четверка гробокопателей. Получается, что в прошлое эти билеты попали из будущего, а в будущее, в свою очередь, из прошлого - в связи с этим возникает вопрос, откуда же они вообще взялись?!

В остальном, особенно мирные сцены военного времени, киношка выглядит более-менее достойно. Благодарить за это надо, опять-таки, по всей видимости, режиссера, который пошел единственно правильным в данном случае путем и иронически дистанцировался от военно-патриотической эпопеи с помощью скрытых, а иногда и прямых отсылов к хрестоматийным фильмам советского времени: "Судьба человека" (эпизод, когда герою Козловского фашист наливает стакан водки, тот выпивает и говорит: "После первой не закусываю"), "В окопах Сталинграда" (друг Бормана, ботаник-очкарик, похож на персонажа Иннокентия Смоктуновского), "Они сражались за Родину" и т.д. Иронично подан и конфликт противостоящих армий в моменты затишья: с немецких позиций доносится "Лили Марлен", русские тем временем распевают романс Ивана Бурляева (выкормили-таки православные), а тот из "гостей", который рэппер, показывает им чудеса современной (по меркам начала 21-века) музыки с помощью обычной гитары, Борман же помогает ему, по-диджейски крутя диск на граммофоне.

Мораль картины такова: не покупайте водку в ларьке, она может оказаться паленой. И еще немножко о патриотизме. Пафос фильма, как ни странно, не столько воспитательно-военно-патриотический, сколько социально-антифашистский. Место действия в связи с этим выбрано предельно точно, а может, наоборот, идеологический крен оказался предопределен именно местом действия, - так или иначе, но дело происходит в Петербурге и его окрестностях. Петербург - столица русского фашизма, а заодно и антифашизма (в Москве тем и другим значительно меньше интересуются, как и вообще политикой, во всяком случае, не так остро). В финале четыре новоиспеченных русских антифашиста выходят из крутой машины бывшего Бормана на набережной Невы и приближаются к кучке скинхедов. Настроены они, особенно тот, что сам бывший скинхед, явно не на дипломатические переговоры - тем более, что во время недавней командировки в прошлое они приобрели неплохой боевой опыт.

(11 comments |comment on this)

5:52p - идем дорогой трудной, дорогой непрямой
Маршруты мои часто не совпадают с общепринятыми, но на этот раз даже по моим меркам вышло экстремально. Забежал перед театром в Булгаковский дом на презентацию, думал, побуду с четверть часа и пойду в Театр Сатиры, благо рядом. Но там долго не начиналось мероприятие, я успел выпить пару бокалов шампанского и вернулся уже после спектакля три часа спустя. Удивительно, но после старичков, танцевавших под шлягеры сталинской поры, осталось много еды. Еще более удивительно, что фонд Сергея Столярова презентовал книгу в Булгаковском доме - это все равно что, скажем, презеновать Солженицына в ДК ФСБ. Я поел салатиков, посмотрел на подвыпивших фриков, один из которых рассказывал в пространство всю свою жизнь начиная с того, что родился в 1955-м, и поехал в "Бумеранг" на фильм "Мы из будущего". Фильм сильно задерживался, и даже с учетом, что я, дабы не тратить времени понапрасну, посмотрел конец, а потом уже зашел сначала, чтобы уйти пораньше, все равно оказалось слишком поздно.

Пока ждал поезда на "Варшавской", пока пересел, еле еле не успев на предыдущеий, на "Каширской" - в результате, пока добрался до "Охотного ряда", опоздал на последний поезд из центра. Если бы вышел на "Павелецкой", наверное, еще смог бы добраться по кольцу хотя бы до "Комсомольской", все-таки ближе к дому. Тем не менее решил идти пешком - из центра так из центра. Вышел на Театральную площадь и потопал вверх. Поначалу удачно срезая углы и не ориентируясь на линии метро - вместо Мясницкой от "Чистых прудов" дошел до "Комсомольской" по проспекту Сахарова, что намного ближе. С направления и дальше не сбился ни разу, хотя на такие расстояния по Москве не ходил раньше никогда. Но слишком рано свернул со Стомынки и потом, вместо того чтобы по Короленко выйти к набережной Яузы, а там как раз мост на мой берег, пошел прямо и оказался на печально знаменитых трамвайных путях, врезанных в Сокольники - по ним ходит (но не в четыре часа ночи, конечно) 4-й трамвай. Рельсы в любом случае вели меня домой - но кружным путем, еще более долгим, чем если бы я двигался строго по линии метро через Преображенскую площадь. Однако возвращаться было поздно - если идти, то вперед.

По Москве даже среди ночи ста метров нельзя пройти, чтобы на кого-нибудь не натолкнуться, но маршрут 4-ки между Сокольнической заставой и Ростокинским проездом - совершенно особое место, там нет даже проезжей части, единственная дорога - трамвайные рельсы. Так вот даже там, в четвертом часу утра навстречу мне попался совершенно пьяный парень, шатаясь из стороны в сторону, он говорил кому-то по мобильнику, что находится где-то в лесу, где именно - не понимает, и куда идти - не знает, но видит человека (то есть меня) и сейчас спросит. Оказалось, ему надо на Краснобогатырскую - то есть по дороге со мной - но двигался он при этом в противоположную сторону. Следующие километра четыре мы с ним прошли вдвоем - оказалось, их с женой только полгода назад переселили в новый дом из снесенного. Какой бы он ни был пьяный, а когда ему сказал, куда и откуда иду, он несколько раз переспросил и каждый раз комментировал "охуеть". Но на самом деле даже со всеми этими кругами (как оказалось, не совсем напрасными - если бы я не встретил этого парня, еще неизвестно, куда бы он зашел - на моих глазах на "Варшавке" двое побили какого-то пьяницу и отобрали у него кошелек, а ключи он сам после этого потерял, оставил на платформе - правда, как я понял, пьяница поначалу сам до этих парней докапывался, так что неизвестно, кто там был прав, а кто виноват) - а до дома практически от Кремля я дошел за два с половиной часа, при том, что никуда не спешил и ковылял потихоничку, а после того, как встретил пьяного - еще медленнее, потому что он даже так, как я, идти был не в состоянии. То есть в хорошую погоду (а на этот раз не очень повезло - слякоть и грязь, хорошо еще что сверху ничего не капало и не падало) можно меньше чем за два часа доходить до дома даже из самого центра, а от Садового кольца - тем более. Будет случай - учту.

Конечно, слегка натер ногу, а хуже всего отреагировала спина - тут и долгое время "прямохождения" сказалось, и сырая погода. Но все равно - опыт интересный, не для частого повторения, но все-таки. Я еще успел застать по телевизору "Последний киносеанс" Богдановича с юным и черно-белым Джефом Бриджесом и прелестной Сибил Шеппард.

(2 comments |comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com