?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Monday, February 4th, 2008
5:04a - "Песни сефардов", ансамбль "Laterna magica" в ШДИ (фестиваль "Антиквариум")
Программа питерского ансамбля средневековой музыки вышла совсем коротенькой - меньше часа. К тому же одна из солисток на середине номера закашлялась, сослалась на болезнь и эту песню тоже не доиграли. Музыка, конечно, очень интересная - хотя и несколько заунывная, как и любая средневековая, но зато позволяющая проследить один из важных истоков европейского искусства: сефарды - испанские евреи, жившие рядом с захватчиками-мусульманами и покоренными христианами до периода реконкисты, когда европейцы погнали арабов, а с заодно и евреев. Правда, материал для концерта собран уже в 20 веке, он аранжирован под средневековье, но на самом деле средневековье это довольно условное - фестиваль "Антиквариум" такой подход подает как "новую подлинность", хотя подлинность - она либо есть, либо нет, а уж новая или не очень - дело десятое. Самое же обидное, что звучание средневековых инструментов и пение, основанное на старинных принципах звукоизвлечения, зачем-то соединяется с обработанными на компьютере шумами - морскими волнами, мычанием коров, шумом рынка, детскими криками и т.п. Наверное, с диска это воспринимается нормально, а живьем вызывает закономерное отторжение. В спектакль это концерт все равно не превращает - музыканты чинно сидят полукругом и каждый на своем месте ведут свою партию - логичнее было бы соблюсти этот академический формат и во всем остальном, обойдясь и без электроники, и без видеопроекций, которые к музыке в данном случае уж точно ничего не добавляют, только отвлекают от нее. Но, видимо, общекультурная тенденция такова, что во всех жанрах, на любых уровнях исполнительского мастерства сегодня неизбежны попытки поиска синтеза - даже там, где без синтеза легко можно было бы обойтись. Если взять ту же традиционную еврейскую музыку, то когда Ефим Александров свои "Песни еврейского местечка" оформляет под советский эстрадный концерт или "Хор Турецкого" устраивает новорусские поп-шоу (причем и Александров, и Турецкий все равно делают вполне достойное дело - просто очень уж далеко отходят от материала, который используют) - это еще можно понять, поп-культура диктует, но что заставляет ансамбль средневековой музыки, изначально не рассчитанный на стадионы (впрочем, в ШДИ был переаншлаг), вместо классического в полном смысле слова концерта устраивать - и не очень умело, что обиднее всего - некое шоу, мешать средневековое звучание с электроникой - совершенно не понимаю.

(3 comments |comment on this)

5:14a - и снова конец света
Перегорела одна из трех лампочек в комнате. Я попытался ее вывернуть и она лопнула у меня в руках. В прошлый раз в похожей ситуации я пробовал выковыривать застрявшую часть лампочки стамеской:

http://www.livejournal.com/users/_arlekin_/164981.html?nc=51

Этот опыт я повторять не стал, да у меня и стамески больше нет. У меня вообще нет ничего, что могло бы облегчить мне постоянную войну за выживание в собственной квартире, где восстание машин и конец света - явление повседневное:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/510046.html?nc=17

Достать обломок лампочки я попробовал тем немногим, что имеется под рукой: маникюрными ножницами, пинцетом - ничего не вышло, только стеклянные крошки, которые отламывались от края застрявшей в патроне лампочки, насыпались мне на кровать. Тогда попробовал выкрутить этот обломок, ухватившись за оставшуюся сердцевину - и меня почему-то ударило током, хотя, помня про историю трехлетней давности, на этот раз я не забыл повернуть выключатель. Я разозлился и решил выкрутить остаток лампочки вместе с патроном - но оказалось, это невозможно, потому что мешает плафон, он узкий и в него рука не пролезает, а если не ухватиться за что-то изнутри, ничего не выкручивается. В перчатках я кое-как все-таки зацепился за патрон с обратной стороны плафона. Когда выкрутил тот, в котором лопнула лампочка, люстру перекосило до такой степени, что спешно пришлось выкручивать остальные два. Убив на это дело почти час, я попытался включить оставшиеся целыми две лампочки - но, видимо, повредил проводки, когда выкручивал плафоны.

Теперь у меня в комнате вообще нет света. Единственный его источник - телевизор. Но с ним тоже проблемы. Из четырех каналов, которые он ловит, до вчерашнего дня нормально показывали только два - Первый и ТВЦ. Вчера вечером после многочисленных жалоб от жильцов дома приходили антеннщики, сползали на крышу и что-то "починили". Теперь можно смотреть НТВ и "Россию", но ТВЦ исчез совсем, а на Первом все расплывается до такой степени, что когда я пытался смотреть "Голливудских ментов", с трудом отличал Джоша Хартнета от Харрисона Форда.

Компьютер окончательно сошел с ума и уже почти половину рабочего стола у меня занимают невесть откуда повыскакивавшие панели - как их убрать, я не знаю.

Кстати, тот дяденька из "ночного дозора", который приходил по моему вызову два года назад, больше не работает, а с новыми, боюсь, будет сложно договориться.

(15 comments |comment on this)

5:15a - "Здравствуй, грусть" реж. Отто Премингер, 1958
На редкость неудачная экранизация - при том, что Премингер ни в чем существенном не отошел от центрального сюжета Саган, связанного с интригой 17-летней на тот момент героини против невесты отца. Вульф, когда делал выпуск про Саган, упоминал об этом фильме как о неудаче - но не конкретизировал, в чем именно просчитался режиссер:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/669058.html?nc=10

Оказалось - практически во всем, начиная с актеров, из которых хороша только Джин Сиберг, остальные - как куклы. Но не только в исполнителях дело. Премингер придумал, как ему самому, вероятно казалось, удачный ход: полгода спустя после основных событий Сесиль, теперь уже, надо полагать, совершеннолетняя, вспоминает трагедию и всю ее предысторию, случившиеся минувшим летом на Ривьере, когда она стала причиной смерти Анны, и современные эпизоды перемежаются с ее воспоминаниями, причем воспоминания поданы в цвете, а сегодняшний день - черно-белый. Так режиссер символически хотел показать, что героиня после пережитой трагедии уже не может воспринимать жизнь по прежнему беззаботно и именно такой смысл - стыд, раскаяние - вкладывает в заглавную метафору "грусти". То, что "грусть" - именно сложная метафора, обозначающая целый комплекс мыслей и эмоций, подчеркивает в фильме песня в исполнении Жюльетт Греко.

У Саган повествование тоже ретроспективно, но никакого современного плана в нем нет, есть только краткое описание последующих событий в последней главе, в частности, упоминание нового друга, с которым встречается Сесиль. Этого друга зовут Филипп. В фильме Филиппом стал Сирил - сосед героев по Ривьере, в которого Сесиль была влюблена летом, с которым ей запретила встречаться Анна, заставлявшая ее на правах мачехи готовиться к экзаменам по философии и который согласился принять участие в задуманной Сесиль интриге - разыграть любовь с прежней подружкой отца Сесиль - которая и привела в итоге к до конца непонятной (самоубийство или несчастный случай) смерти Анны. (Героев, покончивших жизнь самоубийством, Саган любит больше всех остальных - а ее любимые герои кончают с собой очень легко и во многих ее романах. Тогда как персонажей, цепляющихся за жизнь, пытающихся спастись любой ценой, она ненавидит.) И в понятие "грусть" Саган вкладывает совершенно другой смысл. Сам этот поэтический образ (не просто эмоциональное состояние, но именно образ) она заимствует у Поля Элюара, стихотворение которого выносит в эпиграф: "Прощай же грусть и здравствуй грусть..." - оно звучит как гимн "прекрасноликой грусти", которая "еще не совсем беда". У элюара выстраивается целый синонимический ряд к слову грусть, и в этом ряду - любовь, нежность, улыбка. Ничего общего с песенкой, которую в фильме поет, естественно по-английски, поскольку экранизация голливудская, Греко: там героиня бродит одна по городу и пишет сама себе письмо словами "здравствуй, грусть". Для героини Саган и для самой Саган "грусть" - дар, награда за пережитое, Сесиль повзрослела и что-то узнала о жизни. Режиссер фильма "грусть" понимает как кару, наказание, расплату за прежнюю глупость и веселье. Премингер вообще относится к героям "Здравствуй, грусть" совершенно иначе, чем Саган - откровенно неприязненно и чуть ли не с завистью, он на них смотрит, как муравей на стрекозу: "ты все пела - это дело, так поди же, попляши!". Отсюда эти постоянные танцы в "современном" плане фильме. Отсюда замена Сирила на Филиппа, а Филиппа - на каких-то никчемных и ненужных героине парней, хотя в романе Сесиль прямо говорит, что у них с Филиппом отношения "отнюдь не платонические", в фильме же она отказывает всем потенциальным ухажерам. Сесиль в романе преобрела новый опыт, но ее образ жизни остался прежним и даже стал еще более "веселым", то есть легкомысленным и беззаботным (а именно такая "веселость" противопоставляется "грусти"). В фильме же героиня продолжает делить квартиру с отцом, она одинока, и чтобы еще большее ее "наказать", в финале Премингер придумывает сцену, где Сесиль на ночь накладывает на лицо крем-маску от уже появившихся морщин - как будто затаенно имея в виду "Падаль" Бодлера: "И вас, красавица, и вас коснется тленье!" На самом же деле, если уж прибегать к приему, который использовал Премингер (хотя он совершенно неуместный и к тому же сам по себе банальный), в "цвете" должна быть показана новая жизнь героини, а не прежняя, ведь благодаря пришедшей на смену беспробудному веселью "грусти" - временной, как у Саган в романе, или постоянной, не отпускающей героиню ни на минуту, как в фильме - девушка увидела жизнь не такой одномерной и одноцветной, как ей думалось раньше. И в любом случае в результате пережитого приобрела больше, чем потеряла.

(3 comments |comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com