?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Monday, January 28th, 2008
2:18a - "Илиада. Песнь двадцать третья. Погребение Патрокла. Игры" в Школе драматического искусства
Спектакль Анатолия Васильева восстановил в "новой редакции" Игорь Яцко и в числе прочих голосов, хористов и танцоров занимает почетное место "сенсея", благо костюмы и пластика исполнителей античного текста стилизованы под Дальний Восток. Вообще-то попытка проследить логическую связь между движениями у-шу и Гомером в переложении Гнедича - дело, по-моему, безнадежное: декламация, хоры и упражнения с копьями, луками, мечами, арбалетами, кнутами, а также тросами и ленточками (хвостатый мальчик, участвующий в большинстве постановок ШДИ, с четверть часа кружит с голубым шелковым полотнищем на палочках), даже с тележками, наполненными детскими трупиками и танцами фиолетовых мадонн с младенцами, существуют в трехчасовом действе если и не совсем отдельно друг от друга, то объединенные исключительно общим ритмом, но никак не словом и уж тем более не его содержанием. И если главным создателем этого мероприятия считать - а так было бы справедливее всего - не Васильева, не Яцко, и уж конечно не Гомера пополам с Гнедичем, а композитора Владимира Мартынова, скромно обозначенного автором "сочинения для хора" - тогда "Илиада" в ШДИ воспринимается более адекватно. Хоры действительно великолепны, все остальное, и занимательное по-своему, и скучное, и попросту смехотворное - явление прикладное, причем не всегда обязательное, а зачастую явно избыточное. Композиция спектакля, впрочем, выстроена таким образом, что в финале, после фрагментов Песни 23-й, возвращается к самому началу "Илиады": в качестве гимна звучат первые строки "Гнев, о богиня, воспой..." ну и так далее. Что лишний раз подчеркивает (наряду с тем, что в названии фигурирует "песнь") ритуальный, мистериальный характер представления, точнее сказать, оратории для театра. Почему этот театр "школа" - понятно, почему "драматического искусства" - для меня каждый раз загадка, поскольку к драме происходящее отношения не имеет. Зато если идею развивать далее и еще более радикально, можно было бы поставить, к примеру, "Оптимистическую трагедию" в формате практик культа вуду (в другом формате эту пьесу все равно вряд ли кто-нибудь когда-нибудь уже поставит), благо в каком другом заведении, а в этом массовки предостаточно - в "Илиаде" исполнителей занято больше, чем присутствует зрителей при этом.

(comment on this)

2:41p - "Нефть" реж. Пол Томас Андерсон
И "Магнолия", и "Ночи в стиле буги" (их на днях как раз повторяли по ТВ) тоже были "полотнами", но все-таки многофигурными, а в "Магнолии" еще и с большим количествам сюжетных линий. В "Нефти" же число основных действующих лиц минимально, сюжет - простой и линейный, конфликты достаточно традиционные (социальный, семейный, нравственный) и в целом история, хотя и развертывается во времени почти 30 лет, больше тянет на камерный формат, а не на тот эпос, которым в итоге пытается казаться "Нефть" с ее продолжительностью два с половиной часа. К тому же не совсем понятно, чем руководствовались прокатчики, меняя оригинальное название фильма "There will be blood" и возвращаясь к заглавию литературного первоисточника, романа Синклера: обычно для проката выбирают что-то либо наиболее понятное, либо максимально "забористое", а тут - "Нефть": ни сюжет не раскрывает, ни захватывающей истории не обещает. Самое же главное, что символический образ "крови" для Андерсона, видимо, был очень важен. И речь в последнюю очередь идет о крови, пролитой за нефть: два убийства плюс один несчастный случай на два с половиной часа - это ерунда. У крови здесь множество других метафорических значений, связанных с каждым из конфликтов фильма. Кровь - это то, что объединяет родных людей, а в центре сюжета - хроника взаимоотношения отца и сына, точнее, приемного сына, то есть не кровного родственника герою Льюиса: сначала нефтяник просто использует мальчика, чтобы тот помогал расчувствоваться землевладельцам и те охотнее уступали свои нефтеносные участки, потом привязывается по-своему, но после того, как сын в результате взрыва газа на вышке теряет слух, отправляет его в город и только через некоторое время снова приближает его к себе, так что когда мальчик вырос и женился, он решил оставить отца. Кроме того, в какой-то момент в жизни героя появляется его брат, который на деле оказывается вовсе не братом, а всего лишь приятелем этого умершего брата (причем предполагалось, что общий у них только отец, а матери разные, то есть братьями они были бы единокровными, а не единоутробными), и герой, разоблачив самозванца, убивает его - это первая насильственная смерть. Вторая случается уже в финале - престарелый нефтяник в собственном доме забивает насмерть кеглей сектанта-проповедника, который портил ему кровь на протяжении всей жизни, а затем пришел просить о помощи и ради этого готов был даже признать себя лже-пророком. Но до этого "пророк" так называемой "церкви третьего откровения" много говорил о "крови Христовой" - еще одно символическое значение этого образа. Наконец, сама нефть - это в каком-то смысле кровь земли, а также и кровь экономики, что, по всей видимости, сегодня для Америки намного более актуально, чем сто лет назад. Однако фильм, несмотря на то что он не слишком скучный и актеры в нем сыграли замечательные (ну и Льюис в главной роли, конечно), все-таки обещает гораздо больше, чем предлагает по факту. В нем очень мало внешней выразительности - не только визуальной, но и словесной, и просто сюжетной - предполагается, что при таком изобразительном и текстовом минимализме все уходит в подтекст и залегает на глубине, как нефтяное месторождение. Но в любом фильме-"айсберге" скрытая часть может составлять ну пятую, ну десятую долю от видимой, иначе такой "айсберг" просто пойдет ко дну и совсем пропадет. С "Нефтью" случилось именно это.

(comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com