?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Tuesday, January 15th, 2008
2:50a - Людмила Улицкая в "На ночь глядя"
В "Школе злословия" повторно был директор Музея архитектуры Давид Саркисян - программа новая, но его позвали снова, как и обещали в прошлый раз, хотя это не так давно было:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/570770.html?nc=34

Тема другая - про музеи (про архитектуру было два года назад), но формат тот же самый: Саркисян заранее знает, что хочет сказать, в вопросах не нуждается, шпарит как по писаному, живо, интересно, увлекательно, но договаривается в итоге черт знает до чего. Во время первого своего "пришествиия" на "ШЗ" он восторгался сталинским градостроительством и "хрущевками", теперь вдруг полезло из него про Николая Федорова, философию "общего дела" и "русский космизм", так что Толстая его даже на смех подняла, и это был самый интересный момент передачи. По крайней мере той части, что я видел, потому что я, разумеется, переключил на Бермана с Жандаревым, к которым пришла Улицкая. Ведущие "ШЗ" об Улицкой отзываются прохладно и у них наверняка бы беседа с ней получилась более интересной, но уж куда пришла - там и высказалась. А повсеместное помешательство на "Даниэле Штайне", возведенном в ранг "культовой" книги, не прекращается. Я об этом романе все, что смог, в свое время написал в дневнике -

http://users.livejournal.com/_arlekin_/840924.html?nc=54

но занятно было послушать, что на этот счет сама Улицкая думает. Хотя, разумеется, разговор не только о "Даниэле Штайне" шел, но так или иначе постоянно к нему возвращался в рамках более широкой темы. Не надеялся, что Улицкая что-то неожиданное скажет, но все равно противно, когда плоские, а то и попросту дурацкие словеса вызывают столь незаслуженный пиетет - а с Улицкой именно так и происходит. Не столько ее взгляды неприемлемы (в этой стране у многих взгляды куда хуже), сколько легитимизация банальности, которой Улицкая поспособствовала в последние годы больше, чем кто-либо. Ничего ведь по-настоящему оригинального, ничего глубокого и сложного она не выражает, одни общие места, избитые формулы, не всегда к тому же бесспрные. И что меня особенно раздражает - делает она это с отстраненных, вне-личностных позиций. "Надеюсь, вам хватит такта не спрашивать меня, где, когда..." - это о собственной конфессиональной принадлежности. Или о гомосексуализме - еще "толерантнее": "Только не спрашивайте меня, как я сама к этому отношусь, это совершенно неважно... Я ничего не пропагандирую, я призываю к милосердию". Да ведь как раз исключительно это - личное мнение по тем или иным пунктам - и важно! Но именно это, важное, Улицкая считает неприличным, "нетактичным" обсуждать на публике. То, о чем Улицкая пытается толковать в абстрагированном от ее собственных воззрений контексте "милосердия" и "толерантности", то есть в этической плоскости, в цивилизованном мире давно рассматривается в области гражданского и уголовного права, а для дикарей вообще не имеет значения; так или иначе, а "милосердие" тут совершенно ни при чем. Вот и получается, что фарисейская интеллигентская "толерантность" Улицкой ничем не презентабельнее открытого православного или исламского зверства. И все бы еще ничего, если бы Улицкая при этом не сводила свои посылы к религиозным категориям. Однако она себя считает человеком "верующим" (неизвестно только, во что именно верующим, она этого не говорит, ибо "нетактично"). Вера же ее совково-интеллигентская в том и состоит, в чем Берман справедливо увидел и предельно точно обозначил главную мысль "Даниэля Штайна": важно не то, во что ты веришь, а то, как ты поступаешь. Поразительно опять же, насколько похожи по складу мышления такие, казалось бы, разные люди и художники, как Людмила Улицкая и Никита Михалков: одной непременно нужно разделить и противопоставить этику и мистику, другому - закон и милосердие. Простая мысль, что милосердные поступки должны основываться на уважении к закону, а не на пренебрежении им, а этические нормы вытекать из мистического откровения, а не из удобства земного общежития, им и в голову не приходит. Отсюда, помимо фундаментальных заблуждений, которыми насыщен "Даниэль Штайн" (не говоря уже о том, что это просто очень-очень средняя литература - не то что совсем говно, но явно не соответствующая тому уровню, на который претендует, как назвали Улицкую ведущие "На ночь глядя", "лидер некоммерческой литературы" - в отличие, к примеру, от "лидера коммерческой литературы" Донцовой), и совсем уж несуразные идеи, выданные Улицкой чуть ли не за открытия: "Даниэль пришел к выводу, что Христос был иудеем, нормальным иудеем, выполнявшим все принятые обряды" - ссылается писательница на своего героя, точнее, на его реального прототипа, по всей видимости, такое положение разделяя (хотя полемичность христианства по отношению к иудаизму и на уровне ритуальной практики, и на уровне учения со всей очевидностью зафиксирована уже в Евангелиях). Наверное, и таким образом пропагандировать "толерантность" и "милосердие" с житейской точки зрения - дело достойное. Если бы еще подобную систему ценностей не называли "христианской", а книги, которые ее пропагандируют, "литературой" - можно было бы отнестись к этому явлению толерантно.

(14 comments |comment on this)

3:51a - "Запределье" реж. Тарсем Сингх
Как я понял, голливудский "худсовет" не пропустил картину в прокат, и немудрено, уж очень она нескладная: претензий - больше, чем у Терри Гиллиама и Гильермо дель Торо вместе взятых, а по результату - туфта похлеще какого-нибудь руссо фантастико типа "Азирис нуна". В Москве фильм идет в кинотеатрах, видимо, как раз поэтому - чтобы показать, что не только в России снимают говно. Запределье - это мир фантазий, куда уносятся на пару из лос-анджелесской больнички начала 20 века покалечившийся каскадер немого кино Рой и девочка-сиротка со сломанной рукой Александрия, таскающая каскадеру наркотики из больничной аптечки за то, что он кормит ее байками, которые на ходу и отчасти под воздействием тех самых наркотиков сочиняет. В "эпосе", как называет свою историю Рой, действует несколько персонажей, в том числе молодой Чарльз Дарвин в цветастой меховой шубе и с верной обезьянкой Уоллесом, в финале трагически, как и все остальные его спутники (беглый раб-негр, патлатый шаман и прочие) погибают. Действуют "запредельщики" в условно-восточном мире, где перепутаны все мифологические сюжеты и архитектурные стили - и это даже не проявление безграмотности, что еще можно было бы списать, это такой "художественный прием". Причем в отличие от "Лабиринта Фавна" в "Запределье" нет и политического подтекста - в нем вообще ничего нет кроме желания поиграть со зрителем. Но и желание это по видимости неискреннее, и правила у игры самые дурацкие, если они вообще есть - получается глупо и безумно скучно.

(4 comments |comment on this)

3:52a - "Ролли и Эльф: Невероятные приключения" реж. Андрей Игнатенко, Пекка Лехтосаари
Единственное достоинство русско-финского мультика - он довольно неплохо нарисован. Но сценарий - просто кошмар, беспомощнее трудно придумать и нарочно. Ролли - это такие "укороченные" тролли, хвостатые лесные хулиганы, не то что злобные, но довольно агрессивные. Ушастую девочку-эльфа они сначала берут в плен, но видя, что надвигается беда в виде всеобщего окаменения, они вместе отправляются на поиски волшебного сердца, в котором заключена добрая магия, способная остановить напасть. По дороге они встречают "снежного человека", который тоже не человек, а типа тролль-ролль, только намного больше, сильнее и волосатее. Дорогой за сердцем и обратно с попутными склоками роллей сюжет и исчерпывается, а обещанные "невероятные приключения" - это в сравнении с "Ледниковым периодом" или даже "Корпорацией монстров" вообще не приключения, а ерунда на постном масле.

(comment on this)

3:52a - "Контракт на любовь" реж. Илья Хотиненко, Елизавета Лижнина
Герой Марат Башарова - популярный благодаря сериалам про спецназ 34-летний актер Илья Ракитин, проигравшийся в казино и вынужденный для поправки бюджета сниматься в рекламном клипе в роли "веселого гороха" в ожидании приглашения в Голливуд (разумеется, на роль русского бандита - но хотя бы за большие деньги). А тут еще его разводят аферисты - подкладывают бабу, выдают ее за невесту крутого бандита и требуют 50 000 отступных. Актеру приходится согласиться на двусмысленное предложение рублевской дамочки - сыграть для ее 6-летнего сына Вани роль отца в течение четырех дней: мол, мама мальчику сказала, что его папа - известный актер, и теперь хочет представить "героя" лично.

Околокиношная тусовка в фильме показана хоть и шаржированно, и не без штампов, но все-таки забавно и местами узнаваемо. Алексей Панин, к примеру, играет актера, которого никто не хочет снимать, чтобы на площадке не дежурила бригада наркологов - и "звезда", обещая "завязать", соглашается на роль гомосексуалиста, лишь бы работать, да еще готов подраться за сценарий с более юным претендентом. Но основная сюжетная линия, конечно, годится в лучшем случае для "телефильма выходного дня". То, что наемный актер проникнется симпатией к маме и ее ребенку, понятно еще до начала фильма. То, что мама окажется не богатейкой с Рублевки, а всего лишь парикмахершей (впрочем, не думаю, что стилистки из "Персоны-лаб" нищенствуют), тоже предсказуемо. Когда авторы решают, что пусть уж до кучи мальчик Ваня окажется настоящим, родным сыном актера Ракитина, зачатом когда-то в киноэкспедиции - это уже "мексика". Ну а аферистов, понятно, посрамляют всем актерским братством, разводя, в свою очередь, на деньги с помощью нехитрого грима и камуфляжа. Евгений Стычкин играет доброго всепонимающего агента Ильи, эпизод с Валерием Бариновым-"силовиком", консультирующем героя на предмет общения с братвой, введен, по всей видимости, чтобы лишнее "медийное лицо" на пару минут засветить, поскольку в драматургии фильма (если вообще говорить о "драматургии) он явно лишний. И даже мальчик Ваня и попугай Сильвер, хотя есть миф, будто детей и животных переиграть невозможно, тут кажутся фальшивыми, как деньги и оружие, с помощью которых герои фильма "разводят" лохов-аферистов.

(2 comments |comment on this)

3:53a - "Война динозавров" реж. Юн-рэ Шим
Некий мифический злодей стремится получить власть над миром. Для этого ему нужно захватить одну средневековую корейскую девушку, которая через 500 лет после гибели вместе со своим возлюбленным возродилась к новой жизни на западном побережье США. За ней охотится посланный злодеем дракон. О динозаврах и речи нет, дракон выглядит как огромная змеюка, еще в распоряжении злодея целая армия летающих тварий, действительно слегка похожих на птеродактилей, и какие-то странные черепахи с пушками на щитах, для чего-то разрушающих целый город, хотя нужна им только одна девушка, и нужна живьем. Вообще в корейском, хоть и на отчасти американском материале сделанном фантастическом боевике логики, наверное, искать не стоит. Но ничего взамен тоже не предлагается, разве что картина разрушения мифическими гадами американского мегаполиса смоделирована неплохо (но бывали образцы и получше), а все остальное - просто трэш, иногда смешной (как мини-сюжет с толстым охранником зоопарка, на глазах которого змеевидный дракон съел несколько слонов, а по рассказам об этом толстяка приняли за сумасшедшего и заперли бы в психушке до конца дней, если бы змей не явился туда и не разнес больничку), но чаще утомительно однообразный. Девушка Анна и спасающий ее журналист, которому в детстве рассказали соответствующую легенду, убегают, змеюка и ее хозяин их догоняют, и все время не могут догнать, зато по дороге разрушают что ни попадя.

(comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com