?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Friday, January 11th, 2008
2:05a - "Муж, жена и любовник" по Ф.Достоевскому и И.Тургеневу в театре им. Моссовета, реж. Ю.Еремин
Почему-то мне казалось, что скрещивание Достоевского с Тургеневым из всех ереминских опытов по гибридизации разнородных художественных текстов должно быть наиболее удачным - но нет, обычная театральная лысенковщина, вместо чуда с картофелинами внизу и помидорами наверху предлагающая одну только ботву. Еремин тут между Достоевским и Тургеневым - такой же лишний, как любовник - между мужем и женой, да и сами по себе "препараты" чересчур различные: пьеска "Провинциалка" никак не соединяется с повестью "Вечный муж", хотя Еремин и использует для этого специальный ход: в прологе Трусоцкий-Гафт несколько раз сталкивается с Алексеем Ивановичем-Яцко, затем они одновременно оказываются на представлении тургеневской комедии в театре, где Трусоцкий вмешивается из ложи в ход действия, спектакль в спектакле обрывается на кульминации, и с этого завязывается достоевский сюжет - пьяный Трусоцкий заявляется к Алексею Ивановичу, сообщает о смерти своей жены, которая девять лет назад в Твери была его любовницей, и приглашает зайти к нему на квартиру, повидать Лизу - дочь Алексея Ивановича и жены Трусоцкого. Далее, после болезни и смерти Лизы, следует история женитьбы Трусоцкого на гимназистке, после чего герои спустя время снова встречаются в театре на представлении "Провинциалки", куда Трусоцкий привел свою новую женушку - с гимназисткой не выгорело, но от идеи жениться он не отказался и нашел другую. Конечно, некоторый повод провести параллели между совершенно разными произведениями Достоевского и Тургенева найти можно, хотя у Тургенева - несложная, немного смешная, немного трогательная полуводевильная пьеска, а Достоевский и в "Вечном муже" - Достоевский. Но у Еремина и Гафта Трусоцкий выглядит примитивным, вечно пьяным старым козлом (хотя герой Достоевского - совсем непростой, мучитель и жертва, получающий удовольствия и от истязаний других, и от собственных страданий; раскрываясь постепенно, он оказывается одновременно отвратительным и трогательным, как если бы вдруг выяснилось, что автор "Записок из подполья" - постаревший и окончательно разочаровавшийся в людях Макар Девушкин), а герои "Провинциалки", по контрасту, превращаются в шаржи, точнее, в пародии, поскольку идет игра в театр и актеры, занятые в этой сюжетной линии, вынуждены изображать пошленькую пьеску, с объявляющим "явления" псевдо-суфлером, а комедия Тургенева, при всей ее простоте, вовсе не такая плоская (когда-то в рамках триптиха "Маленькие комедии" ее замечательно тонко поставил Женовач с Розановой и Тарамаевым в Театре на Малой Бронной). Поскольку в единое целое достойный пера Уэллса и Беляева ереминский монстр о двух головах (да еще каких головах - Тургенев и Достоевский!) упорно не соединяется, Еремин, стараясь придать спектаклю большую гармоничность, досочиняет, что в видении Трусоцкому является призрак покойной жены, и этот призрак материализуется в образе Ольги Остроумовой, играющей в "Провинциалке" главную женскую роль. Получается совсем уж нелепая картина: водевильный персонаж (а героиня Остроумовой во "внутреннем" спектакле - такая же фарсовая, как, скажем, граф в исполнении Адоскина, больше напоминающий князя из "Дядюшкиного сна") ни с того ни с сего отождествляется с образом трагическим и к тому же нереальным - умершей женой "вечного мужа".

(comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com