?

Log in

No account? Create an account
Широко закрытые глаза

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Monday, January 7th, 2008
2:13a - "Птицы. Марш императорских пингвинов" реж. Люк Жаке
Непростительно, что я пропустил этот фильм, когда его выпускали в прокат (а ведь он в "35 мм" шел!). Но в прокате ему приписали название "Птицы-2", а "Птицы" первые (хотя между первыми и вторыми ничего общего, кроме самой общей темы, не было) не очень мне понравились, эстетизированное "в мире животных" о миграции перелетных птиц и только. "Марш" сделан по совсем другим законам. Съемка тоже документальная, но смонтирована и озвученная таким образом, как если бы фильм был постановочный и игровой. И драматизма, и характеров, и эмоций в нем, как ни странно, больше, чем в дурацком мультике "Делай ноги" (к тому же этих "Птиц" снимали раньше, чем начался пингвиний бум в мультипликации). Герои-пингвины как бы сами рассказывают, как они отправляются с началом зимы в определенное место, чтобы самка могла отложить яйца, а самец их высидеть, какие они преодолевают трудности, сначала голоса два - мужской и женский, когда птенец подрастает, к ним добавляется еще и детский. И совершенно естественно, что в фильме физиологии настоящих пингвинов меньше, чем у рисованных в "Делай ноги" - персонажи "Марша" до такой степени очеловечены режиссером, что любой физиологизм воспринимался бы как порнография.

(comment on this)

2:21a - странная пани Брыльска
Продолжение "Иронии судьбы" - не единственный праздничный русскоязычный спецпроект с Барбарой Брыльской в главной роли. Но "Странное Рождество" - продукт совсем уж странный. Во-первых, как я понимаю, он русско-украинский, в анонсах режиссером числится Максим Паперник (человек, вообще-то, талантливый, и специализирующийся именно на такого рода художественных "изделиях"), но в титрах я его фамилии не заметил, при том, что продюсеры и автор сценария Слава Орешкин были помянуты дважды, в начале и в конце, но, может, я просто невнимательно следил. Во-вторых, в основе "кина" - известная пьеса Патрика "Странная миссис Сэвидж", многократно поставленная в бенефисы самых разных престарелых актрис-звезд: самую популярную версию, с Верой Марецкой, постоянно крутят по ТВ, а сейчас в Москве идет спектакль с Верой Васильевой - правда, это постановка тоже довольно специфическая, пациентов психиатрической клиники "Тихая обитель" там волей режиссера Андрея Денникова играют куклы, а остальных персонажей - живые актеры:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/881944.html?nc=3

В "Странном Рождесве" от пьесы, вопреки сложившейся традиции русскоязычных римейков, осталось практически все: сюжет воспроизводится очень точно, некоторые опорные реплики - дословно. Фантазии сценариста и продюсеров на многое не хватило. Они просто заменили иностранные имена русскими (если считать имя Моисей тоже русским) и механически, совершенно бездумно перенесли действие старой импортной пьесы в условные реалии условной современности условной России (или Украины? степень условности слишком велика, чтобы это определить). Еще авторы "римейка" выбросили подробности, связанные с линиями побочных персонажей, оставив при этом некоторые эффектные и знаковые для оригинала детали, потерявшие в итоге всякий смысл (особенно это касается пианиста со шрамом по имени Денис - про воображаемый шрам он по-тихому "забывает" за заботами вокруг денег главной героини, зато под конец вспоминает, что умеет играть на фортепиано, и демонстрирует это умение, причем играет, не касаясь пальцами клавиш, а камера, видимо, в руках знающего оператора, даже не скрывает этого) и навязчиво, ужасно грубо усилили рождественскую тему, поскольку проект задумывался именно как праздничный.

Барбара Брыльска играет, как и полагается, главную роль - миссис Сэвидж, она же Ольга Николаевна Самойлова (она же Канцельбоген?! шутка), вдова водочного магната, помещенная детьми в спецпсихушку "Тихая пристань". Больничкой, расположенной за трехметровым бетонным забором в роскошном трехэтажном свежевыкрашенном особняке с колоннами, руководит доктор Павленко (Богдан Ступка), в часы досуга играющий в своем кабинете на баяне "Дывлюсь я на небо..." Пациентов в огромном сумасшедшем доме, не считая Самойловой, пятеро, а из персонала, кроме главврача - одна только медсестра, тайная жена того самого пациента Дениса, с воображаемым шрамом и забытым талантом пианиста, способного музицировать бесконтактным способом. (Еще как-то раз упоминается сторож, но, должно быть, бюджет проекта лишней актерской единицы не предусматривал и в кадре он не появляется). В больничке, предназначенной для небедных и добровольный пациентов, не только на окнах, но и между лестничными пролетами - решетки, а на протертных паркетных полах - протертые совковые коврики. Приемным детям Ольги Николаевны, как и в пьесе Патрика, сильно за 30, и непонятно, когда их отец успел стать олигархом и благополучно умереть, если он, конечно, не был подпольным советским миллионером. Но это, допустим, условность "рождественской сказки" - такая вот странная сказка. Как и миссис Сэвидж в пьесе, госпожа Самойлова учреждает на деньги покойного водочного олигарха "фонд счастья", целью которого, однако (бюджет выделяли на рождественский проект!), изначально ставит устроить на Рождество снегопад. Но почему-то не успевает - Рождество подкралось незаметно, снег выпал сам по себе, пока мачеха собачилась из-за денег с детьми-рвачами (прокурор, депутат и светская львица), и, казалось бы, все и так счастливы - но борьба за наследство по инерции продолжается, героиня пытается озвучить какие-то новые задачи своего фонда, но не успевает по хронометражу, потому что наступает хэппи-энд, доктор Павленко выходит из кабинета с баяном и начинает подыгрывать скрипачу Моисею и пианисту Денису. Сама Ольга Николаевна тоже не чужда творчеству - в пьесе она пыталась поступить на оперную сцену, в "Странном рождестве" этот мотив тоже остался в обрывочном виде (наверное, его забыли вычеркнуть из пьесы, когда переделывали ее в сценарий), но кроме этого, она самостоятельно пытается постигать основы актерского мастерства, штудируя в психушке сочинения Станиславского.

В немыслимо роскошной белой шляпе героиня пани Барбары напоминает другую Ольгу Николаевну - "рабу любви" Вознесенскую в исполнении Елены Соловей, в шляпках от Рустама Хамдамова. Но и роль (кажется, иногда у героини прорывается польский акцент, но несравнимый с тем, с каким говорит Брыльска - видимо, ее переозвучивали), и произведение в целом до того нескладное, что и шляпка, сама по себе симпатичная, в нем не к месту. Но пани Барбару еще можно понять - вряд ли она сегодня где-то может быть востребована как актриса, кроме как в России (несколько лет назад она даже пыталась играть в московском антрепризном спектакле по "Квартету" Харвуда, но дело не задалось), а жить надо. Богдану Ступке тоже бояться нечего - уж если ему в "Трое и Снежинка" участвовать не стыдно, то чего еще ждать. Кто удивляет - так это Лия Ахеджакова. Играет она Люсю, в которую превратилась самая странная из персонажей-пациенток исходной пьесы Патрика - всклокоченная, в немыслимом макияже, с нелепыми бессвязными речами, она и в таком безобразии выглядит достойнее всех остальных участников, но безобразие от этого безобразием быть не перестает. А уж Лия-то наша Меджидовна и не бедствует, и на отсутствие работы вряд ли может пожаловаться, и, если даже решила подкалымить ради праздничка, могла бы с той же Брыльской поучаствовать в продолжении "Иронии судьбы" - все-таки совсем другой уровень качества. Но туда она не пошла (пришлось Слаповскому отправить ее Таню в Израиль на ПМЖ), а на более чем странное (и несопоставимое по бюджету, стало быть, и по гонорарам) "Странное Рождество" отчего-то согласилась. Самые печальные моменты этого уродливого проекта - сцены, когда пациенты больнички изображают радость. Для этого (авторы и тут ничего лучше не придумали) они кругами ходят "паровозиком". И в эти моменты "Странное рождество" действительно напоминает фильм Рязанова, только не тот, что с Брыльской в главной роли, а тот, что с Ахеджаковой - я имею в виду эпизод из "Небес обетованных" в доме для престарелых, где физкульт-инструкторша командует пенсионерами: "Подскоком пошли, говна старые, подскоком!".

(13 comments |comment on this)

2:23a - гостья из прошлого
Хоть и в повторе, а удалось посмотреть "Главного героя" про Алису Селезневу, то есть про Наташу Гусеву, и про других актеров и персонажей "Гостьи из будущего" Павла Арсенова. Отличная журналистская работа Хрекова - кое-что недотянуто (я так и не понял, как сложилась семейная жизнь Гусевой - из контекста следует, что с мужем Денисом она развелась, но прямо об этом не говорится, о причинах - тем более; за руку она ведет вроде бы дочку, но ничего о ней не рассказывает), но в целом приятно, что дело Леонида Парфенова живет и побеждает (правда, слоганы типа "она не была на Венере, но спасает мир от венерических болезней" - это скорее из репертуара "Программы Максимум"). Историю с "алисоманами", я подозреваю, слегка раздули для большего эффекта, но уже одно то, что разыскали всех "однокклассников" - кого в Израиле, кого на кладбище (как исполнителя Коли Герасимова, сгоревшего пьяным при пожаре), проследили, как у них сложилась жизнь, сопоставили с "предсказаниями" Алисы - это просто замечательный результат. Тетенька Наташа бывшая Гусева выглядит очень даже неплохо, американская армянка "Юля Грибкова" так и вовсе лучше, чем была двадцать лет назад. Поиронизировали над московским депутатом Евгением Герасимовым (хотя как раз робот Вертер - едва ли не единственная в его долгой, но бездарной актерско-режиссерской карьере приличная и заслуживающая серьезного внимания работа).

Однако меня почему-то и детском возрасте раздражало примитивное морализаторство Кира Булычева, так что фанатом "Гостьи из будущего" я не был, более того, когда фильм показывали первый раз, начал его смотреть только с четвертой серии, а от начала до конца увидел где-то с третьей попытки. Мне-то было бы сейчас интереснее, чтобы рассказали, как работали Бурков, Невинный, Кононов - правда, кто бы рассказал? все умерли, включая режиссера (у Хрекова многие участники цитировали, какие именно фразы им запомнились из фильма - а для меня главная реплика - бурковское "не будем травмировать детей" из третьей серии). Зато Хреков, во-первых, отменно исследовал московскую топографию фильма, а во-вторых, вопреки внешнему технократическому антуражу очень верно определил его жанр как "мистический эпос". Это важно по нескольким причинам - и как некая, пусть опосредованная, преемственность между "Гостьей из будущего" и "Дневным дозором" (топографическое родство тоже имеется - по линии проспекта Мира и гостиницы "Космос" хотя бы), и как повод обратить внимание на проблему дизайна магических артефактов в такого рода произведениях. Вопрос вроде бы мелкий, смешной, но современные режиссеры и художники-постановщики игнорируют его совершенно напрасно. А вот Арсенов выбрал форму простую, но очень точную - крупных размеров прозрачный кристалл в подарочной ювелирной коробочке.

(8 comments |comment on this)

2:25a - "Жара в городе. 458 нанометров" в "35 мм"
По сравнению с осенним "Линолеумом" эта программа "экспериментальной анимации" все-таки более живенькая. Хотя почти половину ее составляют музыкальные клипы разной степени выразительности, в основном спекулирующие на техногенных или урбанистических образами. А иногда даже и не поймешь природу образности: в последнем мультике отовсюду - из листьев и соцветий, из травинок - появляются хлопающие глазки с круглыми черными зрачками, если это, конечно, глаза, а не что-то еще.

Открывает программу, без всяких заставок и предисловий (можно не сообразить, что это уже сама программа, а не заставка), даже без титров, компьютерный мультик, в котором огромный, занятно нарисованный тигр прыгает по абстрактному мегаполису, а в итоге оказывается стреножен какими-то непонятными тенями. Меня почему-то это нехитрое зрелище увлекло, и когда пошли финальные титры, я понял, что предчувствие меня не обмануло: фильм "Тигр" навеян одноименным стихотворением Уильяма Блейка, и хотя отнюдь не является его прямой иллюстрацией, и вообще имеет внешне мало общего с "первоисточником", но, как мне показалось, во многом отражает его пафос:

А когда ты в ночь умчался,
Неужели улыбался
Твой создатель - возлюбя
И ягненка, и тебя?

"Трилогия о диком картофеле" тоже ничего - сначала появляется "рассказчик" (крупный план человеческого пальца, в ногте которого шевелятся артикулирующие звуки речи губы), а затем следуют три мини-новеллы с персонажами-картофелинами, посвященные теме насилия и нетолерантности по отношению к любым проявлениям "инакости" - среди картошки, разумеется. Если это была проповедь терпимости - то слишком тупая, но если все-таки, как мне хочется думать, пародия на подобные проповеди - то довольно оригинальная. Фильм про лицемера-"зеленого", который заступается за корову, из которой живьем нарезают начинку для гамбургеров, и сам при этом не брезгует гамбургером, смешно нарисован, но слишком сумбурный. Мне больше понравился мультик про корову, которая пыталась перепрыгнуть через церковь - вот он по-настоящему веселый: коровы и куры на ферме доятся и несутся по сигналу с пульта управления фермера, а коровка с утра пораньше пытается перескачить через колокольню, но каждый раз вмазывается в стену. В клипе, который дал название программе, изображен эротический танец двух улиток - то ли это улитки-роботы, то ли улитки-инопланетяне, или обычные улитки, но необычно нарисованные на компьютере - но он хотя бы незатянутый. И еще один неплохой фильм за несколько минут показывает всю историю человечества от Адама и Евы до крушения современной цивилизации как непрерывную "пляску смерти".

(3 comments |comment on this)

2:50a - 30 лет спустя
"сиквел" одного из моих любимых анекдотов:

Министерство культуры.
Утро.
Министр входит в приемную и видит, что у секретарши истерика и сотрудники отпаивают ее валерьянкой.
Министр:
- Изольда Павловна, что случилось?
Секретарша, всхлипывая и заикаясь:
- Я тридцать лет работаю в министерстве и тридцать лет ждала этого звонка! Сегодня прихожу на работу, а телефон уже звонит, поднимаю трубку и слышу "Алло, это прачечная? "... А я растерялась!

(6 comments |comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com