November 11th, 2007

маски

"Сиротливый запад" М.Макдонаха в "Сатириконе", реж. К.Райкин

Вторая "половинка" диптиха из разных, но связанных напрямую местом действия и опосредованно системой персонажей пьес Макдонаха: герои "Сиротливого запада" мимоходом упоминают о своей землячке, прибившей кочергой свою мамашу - героине "Королевы красоты", которую играют на той же малой сцене "Сатирикона" также в постановке Райкина: http://users.livejournal.com/_arlekin_/906176.html?nc=4 Но "Сиротливый запад" сложнее и интереснее "Королевы красоты", хотя в основе - тот же сюжетный ход: убийство детьми родителей. Только в "Королеве красоты" убийство матери становится итогом развития событий, а в "Сиротливом западе" с убийства отца все только начинается. Один из братьев снес папаше пол-черепа из ружья за то, что тот насмехался над его прической (на самом деле, конечно, злость накипела за много лет, нужен был только повод). Второй брат покрыл преступление первого с условием, что все деньги и собственность отца достанутся ему. Однако братья, и прежде жившие не слишком мирно, оставшись в доме одни стали враждовать еще сильнее. Примирить их пытается местный священник, в которого тайно влюблена девушка, приторговывающая самогоном. Священник, отец Уэлш - алкоголик и сам сомневается в существовании Бога больше, чем его паства. Однако, не в силах видеть вражду братье и зная о том, что они убили отца, он вслед за еще одним местным 38-летнем жителем, покончившим с собой, топится, оставляя братьям письмо: он погубил свою душу (самоубийство - грех гораздо больший, чем убийство), чтобы хотя бы таким образом обратить их внимание на ненормальность их вражды. Братья, выросшие в ирландской глуши, как и все другие герои Макдонаха - люди верующие, для них Ад, Рай и Чистилище - не абстрактные понятия, и чтобы душа священника отправилась в ад, им очень не хочется. Но и простить друг друга за все, что сделали в течение жизни начиная с самого детства, они не в силах. Честно пытаются каяться друг перед другом, но когда младший признается, что это он толкнул невесту старшего, когда та держала кончик ручки во рту, и она проткнула себе горло, а попав в больницу, познакомилась там с доктором, за которого и вышла замуж; а старший, в свою очередь, предъявляет младшему отрезанные уши его любимого пса - они снова хватаются один за нож, другой за ружье. Невозможность вырваться из замкнутого жизненного круга, из привычного пространства, обусловенная неумением (а иногда нежеланием) переосмыслить прошлое - главная тема всех пьес МакДонаха. Но решать ее можно по-разному. Бычков в вахтанговской постановке "Королевы красоты" только усиливает эту безысходность, окончательно устраивая героиню после убийства в кресло, в котором почти все время сидела ее мать, подчеркивая, таким образом, что она заняла место матери и несмотря даже на смерть, на убийство ранее заведеный порядок не поколеблен ничуть (в пьесе, посидев в кресле, героиня все-таки встает, берет чемодан и выходит); у Райкина все не так однозначно и в "Королеве красоты", и особенно в "Сиротливом западе" - преодолеть инерцию привычных отношений почти невозможно - но какие-то подвижки все-таки происходят. И более того - у Райкина в спектаклях звучат проблемы и общефилософского, даже религиозного характера. МакДонах - совсем не мистик, но часто оперирует сакральными понятиями, не прибегая при этом, впрочем, к цитировании священных текстов. Для героев "Сиротливого запада" вопрос, куда отправится человеческая душа после убийства или самоубийства лежит не в плоскости абстрактной морали, он понимается ими буквально. Брат может убить брата за то, что тот расплавил в его любимой газовой плите его любимую коллекцию пластиковых ангелочков и мадонн - ангелы и газовая плита для него одинаково священны, а вот любовь к ближнему - далеко не абсолютная ценность.
маски

"Убей меня" реж. Джон Дал

Киллер-алкоголик (Бен Кингсли) должен был убить ирландца, подрывавшего мафиозный бизнес польского клана во главе с "крестным отцом", которому сам киллер доводился племянником. Но убийца напился, уснул на задании и прокараулил предполагаемую жертву, тот успел сговориться с китайцами и польский преступный бизнес отошел к ирландцам, а киллера по-родственному сослали в Сан-Франциско лечиться от пагубного пристрастия в обществе анонимных алкоголиков. В Сан-Франциско герой встречает друга, который гей, если не шутит (его играет Люк Уилсон, от которого уже воротит), и девушку, которой все равно, киллер ли ее мужик, алкоголик, лишь бы не был геем, потому что устала "обжигаться" (Теа Леони). На время лечения герой находит временную работу, почти по специальности - устраивается визажистом в похоронное бюро.

Самые смешные моменты фильма - эпизоды в морге похоронного бюро и на собраниях анонимных алкоголиков. Но для хорошей "черной комедии" ирония "Убей меня" чересчур тонкая, но все же не такая, как в фильмах Вуди Аллена. В результате, несмотря на очевидные достоинства сценария и отличных актеров, киношка кажется, особенно в середине, скучноватой и слишком медленной (хотя и идет-то всего каких-нибудь полтора часа). Ближе к финалу авторы как будто это понимают, девушка главного героя, переняв от него киллерские приемы, оказывает ему помощь, буквально спасает жизнь, и хотя глава польского клана убит - но он отомщен, ирландцы повержены, китайцы отступают, поляки излечиваются от алкоголизма. Губит людей не пуля.