August 20th, 2007

маски

"Глянец" реж. Андрей Кончаловский

В прошлом году вышел фильм "Попса", про девочку-певицу из провинции, приехавшую покорять Москву и увидевшую там много якобы нового для себя о русском шоу-бизнесе. Героиня Юлии Высоцкой в "Глянце" - не певица, а модель, и окунается не в эстраду, а в фэшн-тусовку. В остальном все очень похоже. Но если "Попса" держалась на грандиозной Татьяне Васильевой, которая была там сквозным персонажем, "Глянцу" держаться не на чем. И проблема не в персонально Высоцкой - конкретно эта роль не ее, и южно-русский говор можно было бы подавать более убедительно, но вообще она далеко не плохая актриса, что доказала и в театре ("Чайка" - спектакль менее удачный, "Фрекен Жюли" - более, но и там и там Высоцкая выглядит очень достойно). Проблема - в сценарии, который построен таким образом, что Галя из Ростова-на-Дону временами вообще выпадает из истории, некоторые эпизоды к ее судьбе не имеют прямого отношения, а самостоятельно интереса и подавно не представляют.

Сценаристом-соавтором Кончаловского в титрах значится Дуня Смирнова. На премьере ее не было - но, может, это и не значит ничего, мало ли какие планы у человека. И все-таки непохоже, чтобы идеи Авдотьи Андреевны воплотились в фильме в полной мере. Опорными элементами рекламного ролика были три "бля!" (в фильме - намного больше) и сакраментальной вопрос эпизодической модельки "А минет - это в глаз или в рот?" (девушка, понятно, шутила - модели прекрасно знают, что куда). На весь фильм такого рода опорных фраз, разоблачающих ненавистный Смирновой гламур вообще и русский его извод в особенности, набирается десятка два. Но остальное слишком уж непохоже не только на "Манию Жизели" и "Дневник его жены", но и на "Связь". Карьера героини начинается с публикации ее откровенного фото на рубрике "Супермодель КП" ("Комсомольская правда" - инфоспонсор проекта), на протяжении фильма все персонажи так активно пьют водку "Русский стандарт", что аж страшно становится - вряд ли то и другое порадовало бы Смирнову, хотя наверняка не скажешь, может, и ей что-то перепало. Самое неприятное, что анти-глянцевый пафос в фильме по-глянцевому фальшив, и не только в сюжете, в диалогах и в антураже, но и, что особенно печально, в актерских работах. Розанова, Серебряков - профессионалы, мастера, но тут что не говорят - все не в кассу. Удачных "попаданий" я заметил два - один человек просил его не упоминать, а вторая - как ни странно, Татьяна Арнтгольц в роли дочери главного редактора глянцевого журнала (саму редакторшу играет как раз Ирина Разанова). Саундтрек обеспечил Дима Билан. Интересно, что по этому поводу думает Авдотья Андреевна? Кстати, в день премьеры, но пораньше, была еще и презентация книги "Глянец". Автор - Юлия Высоцкая. Сюжет вроде тот же, но детали другие и финал: в фильме Галя вместо замужества за вечно пьяным полубандитом-полуолигархом Михаилом Клименко (Домогаров) оказывается одна в стороне от большой дороги у топкого болота (правда, на титрах она с Клименко снова блистает в "глянцевом" свете), а в книге, вроде бы, не так, по крайней мере, так говорит сама Высоцкая. Презентация в Центре современной фотографии на Палихе прошла, как говорится, "на высоком идейно-художественном уровне", то есть все очень гламурно и в то же время душевно: голые, в одних фартучках поверх-стрингов, мальчики-модели то и дело роняли подносы с шампанским, так что весь пол "индустриального" (по последней моде) помещения и даже дворик были под конец липкими. Про премьеру в "Пушкинском" говорить нечего - дорожка, водочные коктейли и очередь за ними, шампанское в пластиковых стаканчиках. А потом еще и банкет в "Галерее", ой...

Из фильма, кроме прочего, следует, что все мужчины, кто в гламурном и окологламурном мире не геи, те бандиты. А все молодые женщины - бляди с единственной задачей продать себя подороже какому-нибудь "авторитету", за неимением других заинтересованных мужиков. Не то чтобы это было так уж далеко от истины, даже наоборот (на самом деле бандиты зачастую тоже...). Помню забавный - как мне сейчас, пять лет спустя представляется -случай: один человек, считавший мир "глянца" родной для себя средой и пробавлявшийся в ожидании лучшей доли оказанием сексуальных услуг за деньги, зачем-то указал в качестве своего контакта мой домашний телефон, а мне об этом сказать как-то позабыл. Так что услышав однажды из трубки вопрос "Сколько стоит знакомство?", озвученный с интонациями провинциального братка, я, пока разбирался, что к чему, узнал много интересного на этот счет. Увы, применить знания на практике, естественно, мне не удалось, но, по крайней мере, информация не из опосредованных источников, а полученная "из первых рук", сама по себе ценна, и в целом, если говорить о содержательной стороне фильма - для людей, не слишком чуждых этой среде, авторы фильма на удивление плоско подошли к теме, собрали все штампы, довольно-таки механически их соединили, сметали на живую нитку, и выдали в качестве "горькой комедии о сладкой жизни". Отсюда возникает еще один любопытный момент: время от времени героиня попадает в родную деревню - а она даже не из самого Ростова, но откуда-то рядом - в гости к маме и папе. Папа пьяный без трусов, мама с топором - эта та крестьянская "русская духовность", которая противопоставлена наносному "глянцу". Кончаловский, который в "Курочке Рябе" как никто другой точно и безжалостно показал изнанку этой квази-духовности, мог бы и к миру глянца подойти менее предвзято. Глядишь, тогда бы и выяснилось неожиданное: русский гламур никуда не ушел от русской же деревни, немножно другие одежки, другой алкоголь, но те же люди, те же повадки, те же словечки типа "бля" - один к одному. Однако противопоставляя "два мира-две системы", эффекта Кончаловский добился неожиданного: даже на фоне "гламурных ужасов", которые в фильме без особых затей живописуются, исконный русский быт выглядит таким адом, что хочется бежать от него куда угодно - если не к подиумам и яхтам, если не в Ниццу и не в Лос-Анджелес, так хоть в болото придорожное, лишь бы подальше.