July 20th, 2007

маски

"Леди Чаттерлей" реж. Паскаль ферран в "35 мм"

Между названиями "Леди Чаттерлей" и "Любовник леди Чаттерлей" разница едва ли не больше, чем между вариантами "Аngеlove" и "ORangеlove" применительно к одному и тому же украинскому фильму. В формуле Лоуренса заложены все основные конфликты романа: между социальным законом и личной свободой, между долгом и чувством, наконец, самый фундаментальный - между мужчиной и женщиной. Когда один из членов оппозиции (причем основной - "мужской" и "индивидуалистский") бездумно снимается и остается просто "Леди Чаттерлей", это тоже по своему символично - сразу можно предположить, что фильм ни о чем. Предположение оправдывается с первых минут - а ведь предстоит высидеть почти три часа.

К "Любовнику леди Чаттерли" Лоуренса у меня тоже отношение не самое благодушное - наряду с "Плодами земли" Гамсуна это один из классических фашистских романов 20 века (хотя "Плоды земли" - роман гениальный, а "Любовник леди Чаттерлей" - в лучшем случае хрестоматийный середняк). И дело не в том, что Лоуренс был, скажем, антисемитом или что-то там еще (хотя он действительно был антисемитом), а в том, что доминантой его творчества и в первую очередь самого знаменитого, последнего романа было противопоставление природы культуре, причем с явным авторским предпочтением первой перед второй (что, опять-таки, заложено в названии "Любовника леди Чаттерлей"), а это и есть философский фундамент фашизма. Так что еще неизвестно, хорошо или плохо, что в фильме от философии Лоуренса не осталось ничего. Да там вообще ничего не осталось - пустейшая картина, нудно пересказывающая основные сюжетные перипетии книги (второго, позднейшего варианта - не знаю, который вариант читал я, единственное, что мне бросилось в глаза - это открытый финал и отсутствие в фильме эпилога).

"Одна американка, прочитав книгу, заметила: "Муж - интеллектуальный вампир, любовник - сексуальный маньяк. Бедняжке Конни не из чего было выбирать. Обычная история" - пишет Лоуренс в эссе по поводу романа. Взгляд условной американки, возможно, несколько поверхностный, но он определенно ближе к сути, чем подход авторов французской экранизации. В фильме и муж - не вампир, тем более не интеллектуальный, а уж любовник если и маньяк - то совсем несексуальный. Диалогов и эротических сцен в картине хронометражем около двух сорока пяти одинаково мало, а увечный муж-лорд, хоть и едва держится на костылях, по всем остальным статьям выглядит гораздо привлекательнее егеря-любовника. В романе егерь описан как сухощавый мужчина среднего роста, в фильме это пузатый мордастый увалень, "висложопый и малохуий" (позволю себе воспользоваться формулировкой одного из своих френдов). Видимо, это такой художественный прием, призванный продемонстрировать, что Констанция предпочла егеря мужу по одной-единственной причине - той самой, насчет которой героиня Андрейченко из "Военно-полевого романа сказала": "А по-моему, у мужчины может быть только один недостаток, а на остальные я смотрю сквозь пальцы!" - после чего героиня Инны Чуриковой тихо сползала по стене. Но ведь и с этой точки зрения, если, конечно, досмотреть фильм хотя бы до начала третьего часа (пока герои впервые разденутся - до этого они занимаются сексом в одежде), егерь ничем выдающимся не отличается. Наутро Конни говорит ему: "Какой он теперь крохотный!" - как будто накануне в рабочем состоянии "он" был намного больше!

То есть вроде бы все, что положено, в экранизации присутствует: парализованный муж, дееспособный любовник, жена, предпочитающая больного аристократа здоровому простолюдину, в гомеопатических дозах - теоретические беседы о природе сексуального и проблемах угольной промышленности, и даже эпизод с беганием голышом под дождем и последущим обкладыванием половых органов полевыми цветочками - но все это так растянуто и растворено в идиллических кинозарисовках, что за три часа можно сдохнуть со скуки. За весь сеанс единственный более-менее приятный момент для меня был, когда я в очередной раз задремал и мне показалось, что кто-то, сидящий на ряд дальше меня, сбегая с фильма, дорогой как бы в шутку почесал меня за ухом. Но на самом деле позади меня с самого начала никого не было.
маски

"Ангелы возмездия" реж. Жан-Клод Бриссо в "35 мм"

Анонс этого фильма мне зарубили под предлогом, что это порно. Хотя я сразу заподозрил, что сопроводив свою рецензию таким подзаголовком ("софт-порно"), кинообозреватели "Афиши" просто прикололись над теми, кто купится и пойдет смотреть. Ну какое, на фиг, порно? Если "Ангелы возмездия" - это мягкое порно, то "Гарри Поттер и Орден Феникса" - жесткая эротика. В стоминутном фильме всего три сексуальных сцены - сначала одна из героинь мастурбирует с помощью шарика, потом, примерно через полчаса, после долгих и пустых разговоров о сексе и запретных удовольствиях, две героини, раздеваясь, ласкают друг друга, и еще через полчаса они тоже самое делают уже втроем. Все остальное - история о том, как некий режиссер решил снять фильм об удовольствиях, получаемых при нарушении запретов, и проводил кастинг среди актрис, не участвовавших для этого откровенных съемках, чтобы у них не сложилось стереотипов. Из трех отобранных актрис одна влюбилась в режиссера, а другая - в партнершу по проекту. В результате возникших проблем снимать пришлось других девушек, а режиссер чуть было не угодил в тюрьму и не потерял жену, хотя за все время работы своих артисток он по заранее обговоренным условиям даже пальцем не тронул (такое вот порно). Все это было бы просто глупо и скучно, если бы герою-режиссеру время от времени не являлись две девушки-ангела, а главное, если бы на съемки фильма его не вдохновлял бы призрак умершей бабушки. Вот бабушка меня, признаюсь, добила.