July 7th, 2007

маски

президент и амазонка

Никогда не хожу на открытие "Славянского базара" - в присутствии охраны Лукашенко работать все равно невозможно, а тупо смотреть концерт, да еще под дождем, как вчера, никакого смысла нет - его можно увидеть в прямой трансляции прямо в номере по телевизору, тем более, что окна выходят прямо на амфитеатр, так что эффект присутствия полный. Но смотреть прямой эфир все-таки стоило ради Сердючки. Данилко, видимо, всерьез обиженный на развернутую против него (на абсолютно пустом месте, кстати) пиар-кампанию, кажется, решил пойти ва-банк. Во всяком случае, Сердючка позволила себе то, что не позволяет в Витебске и вообще в полуфашистской Белоруссии ни один артист (хотя режиссер Сергей Петров, надо сказать, встроил в финал концерта-открытия целый тематический блок: Мария Шерифович-Верка Сердючка-Дмитрий Колдун-Борис Моисеев и, после Патрисии Каас, Петр Дранга). Сердючка про свое "Ай-лю-лю" сначала сказала, что это песня с галлюциногенным эффектом, потому что всем, кто ее слушает, слышится что-то не то, что она поет, потом предложила Лукашенко сфотографироваться на мобильник, и, не ограничившись заявлением на словах, поднялась в президентскую ложу, плясала там вместе с батькой... фотографам, кроме личного лукашенковского, снимать президентский танец запретили, а Лукашенко, хоть и сплясал, потом весь остаток вечера сидел скуксившись. Что от развернутого сердючкиного конферанса (от "где моя "Моторола"? до "никто не отнимет у России эту таблетку радости") останется в российской телеверсии (которая в два с лишним раза короче, чем концерт шел на самом деле) - тоже большой вопрос. На концерт "Вива, Евровидение!", где Сердючке, казалось бы, самое место (по этому поводу она тоже вчера отметилась - "Второе место лучше первого! Победительница теперь обязана дать в Европе шесть концертов бесплатно, а я - то же самое, только за деньги!"), Данилко не остался. И Даны Интернешнл тоже не будет, увы.
маски

"Кука" реж. Ярослав Чеважевсий

Героиня Дины Корзун переживает по поводу того, что ее "крутой" отец (Юрий Беляев) отставлен от дел фирмы ее не менее крутым и амбициозным любовником (Андрей Ильин). Впрочем, отец и любовник появляются только в самом начале фильма, чем они так уж круты, что за фирма - неизвестно. Суть же в том, что героиня из зажравшейся и обезумевший от денег Москвы едет в Петербург, где у нее имеется полузаброшенная квартира. В отличие от Москвы, Питер населен вечно пьяными высокодуховными бомжами (традиционное для русскоязычной культуры в целом противопоставление двух городов, в котором Петербург выглядит помойкой и одновременно заповедником нравственности - вполне в русском духе, где нравственность - синоним помойки). Помимо грязной и пьяной соседки Клавы в исполнении Голуб (правда, пьет она почему-то исключительно мартини), героиня знакомится с руководителем районной социальной службы (Половцев) и его двумя подручными дебилами, косящими от армии (Деревянко и Колокольников). Главное же действующее лицо этой истории - шестилетняя девочка по имени Кука. У Куки умерла бабушка. Говорить об этом Кука, настоящее имя которой в фильме, кажется, так ни разу и не звучит, никому не стала, чтобы ее не забрали в детдом. С мертвым телом бабушки и безглазым плюшевым медведем девочка в заброшенной строительной сторожке прожила полгода, сама вела хозяйство, питалась макаронами со сгущенкой, пока добрая Лена, героиня Дины Корзун, не нашла ее и не удочерила - в ускоренном оформлении документов ей помог крутой в недавнем прошлом отец. После чего Лена с Кукой уехали обратно в Москву, где и квартира получше, и врач Рома, жених Лены (Дмитрий Дюжев) уже отчаялся ее ждать.

Маленькая девочка, полгода живущая со "скелетированным трупом пожилой женщины" (так это звучит в милицейских отчетах, фигурирующих в фильме) - сюжет, вообще-то, в духе "Психоза" Хичкока или "Груза 200" Балабанова, в крайнем случае, для какой-нибудь арт-хаусной страшилки. Чеважевский же посчитал, что может получиться слюнявая сентиментальная мелодрама. Мелодрама получилась - но фальшивая, абсолютно алогичная и по сюжету, и по характерам героев (среди прочих там еще действует вор-рецидивист, продающий девочке продукты, которого пытается подставить хозяин магазина - вор, на самом деле, оказывается персонажем положительным и Кука относится к нему как к папе, в связи с чем возможна конкуренция между ним и персонажем Дюжева). Вообще Чеважевского я знаю как самую яркую персону ежегодного фестиваля рекламы - там он, вечно с бутылкой виски в обнимку, зажигает на церемониях открытия и закрытия. Рекламист он действительно очень успешный, и по каждому кадру фильма это очень заметно - так и ждешь, что вылезет этикетка очередной бутылки или марка йогурта (на счету Чеважевского, в частности, серия роликов, посвященных сокам, с Дианой Шпак в главной роли - и наработки этой серии Чеважевский использует в "Куке" очень активно, хотя Куку играет другая девочка, актер Половцев - из тех же рекламных клипов). И когда наименования брендов не вылезают, испытываешь не столько облегчение, сколько разочарование, потому что смысл происходящего утрачивается окончательно.