March 24th, 2007

маски

НикаГда не говори НикаГда

Бесполезнейшее, никчемнейшее на всем белом свете существо, известное в ЖЖ под ником podryga, задало мне перед началом церемонии вопрос: что я, собственно, здесь делаю. Вопрос был не риторический. На кинопремии я не хожу. Не был ни разу даже на "Золотом Орле", хотя каждый год про него писал, а про "Нику" и писать не всегда приходилось: четыре года назад откоменнтировали принесенные внештатным фотографом фотки, а в прошлом году для материала к эфиру премии все узнал напрямую от Гусмана - позвонил Юлию Соломоновичу и он мне все рассказал, что меня интересовало. Но вот, довелось и лично поприсутствовать.

По-моему, Бернард Шоу в свое время насмешничал: у нас две политические партии, и это прекрасно - но какая между ними разница? Так вот, у нас уже несколько лет две главные кинопремии (еще у нас две главные музыкальные премии, но это другая тема). Разница между ними, в общем-то есть. Если об идеологии говорить, то "Ника" - как бы независимая (хотя это очень относительно) и как бы с либерально-интеллигентским уклоном, "Орел" - как бы национальный (хотя опять же - вывеска далеко не отражает реальное положение дел) и с уклоном державно-православным. Но что толку, если там и тут "уклоняются" в разные стороны по большей части одни и те же люди (а те, что брезгуют враждебной стороной, делают это по соображениям, далеким от политики, не говоря уже об искусстве собственно), а самое интересное, куда ни "уклоняйся", итог-то один: лучший актер - Мамонов, лучший режиссер - Лунгин, лучший фильм - "Остров". Если брать церемонию как шоу, "Ника", надо отдать ей должное, более самоиронична (почти все приколы, которые я в своей записи использую раскавыченными и без ссылок на первоисточник - на самом деле цитаты из сценария вечера), а говоря конкретно о нынешней, 20-й, еще и технически лучше продумана, чем "Золотой орел" (постановочно 20-я Ника - выше всяких похвал, но "человеческий фактор" и привычка старорежимных борцов с режимом толкать телеги "коротенько, минут на сорок", начиная с ведущего Гусмана, сводят усилия сценографов и осветителей на нет). Но "Ника", же, как ни странно, и более пафосна. Сначала Эльдар Рязанов, прощаясь с "президентством", загнул такой "отчетный" доклад (по бумажке, путаясь в тексте), что сделался похож на Брежнева из анекдотов, потом Алексей Баталов, президентство принявший, говорил, но хотя бы без бумажки, наизусть заученную, "тронную" речь, разве что слезу не пуская по ходу. Затем маятник качнулся в другую сторону и Гусман для разрядки принялся шутить насчет того, что надо бы к проктологу сходить, но домашняя клизма всяко лучше (и еще про что-то, но я не разобрал - у Юлия Соломоновича с дикцией еще хуже, чем у меня со слухом, а тут он вдруг еще и заикаться начал). И так пять часов подряд: то память покойных минутой вставания почтим под Юрия Шевчука, то про жопу похихикаем. Юрию Чурсину "Нику" в номинации "открытие" не дали (дали Вырыпаеву! не Бычковой за прелестный "Питер FM" и не Чурсину за "Изображая жертву", а Вырыпаеву!), но реплика его героя "Русское кино в жопе" стала для юбилейной "Ники" ключевой и исходной для всех самых ярких выступлений.

Ярких в хороошем смысле слова было три (в плохом - больше). Поскольку выступавшие всю дорогу только и делали, что рифмовали первые попавшиеся на язык слова, я тоже складно скажу: выбор, значит, мой такой: Быков, Галкин и Швыдкой. Предсказуемый, если возвращаясь обратно к прозе, выбор - но что ж делать. Максима в кудряшках и его блестящий, как всегда, номер - импровизацию на тему мата в кино - наверняка покажут в телеверсии. Не зря же ее поставили ближе к финалу, к объявлению лучшей мужской роли (мне, тоже вполне предсказуемо, больше других понравился фрагмент, где Максим пародирует Вульфа, как бы рассуждающего об "Изображая жертву": "Мальчик в кепочке сказал "российское кино в жопе". Там не то слово надо запикивать. Я бы запикал слово "кино", тогда никому не было бы обидно, каждый подумал бы о своем"). А вот сатирические стишки Дмитрия Быкова в качестве преамбулы к вручению "открытия года" даже такой прогрессивный канал, как СТС, вряд ли отважится дать в полном объеме. Сам, каюсь, за Быковым не стенографировал. Но если, как в случае с Мамоновым на "Золотом Орле", кто-то записал и выложил в интернет - очень рекомендую ознакомиться. Мамонов, кстати, говорил мало, общо, и когда по-быстрому затух, Юлий Соломонович аж перекрестился (правда-правда). Ну и наконец любимый (наш с уже упомянутым никчемнейшим существом) Михал Ефимыч. В паре с Шабдурасуловым. Госчиновник чуть ли не под ручку с верным "березовцем" - это отличное наглядное учебное пособие для старых лесбиянок с "Эха Москвы" по предмету "специфика политической жизни в путинской России", чтобы не обманывали себя и других насчет того, что идет священная война за права человека или другие какие глупости. Нет никакой войны, толко мир-дружба-жвачка и искусство еще до кучи. К главной премии прилагается машина (вряд ли из тех "народных автомобилей", что в 90-е так и не получили вкладчика AVVA, но когда налицо возрождение православных ценностей, не до чистоплюйства по мелочи). Швыдкой же сказал, что герой Чурсина не прав и кино не в жопе. Так и сказал, честно и откровенно: "Не в жопе". Кому другому, а Швыдкому я верю - ему ли не знать, где кино? (Возвращаясь к Галкину: "Если мы теперь знаем, где российское кино, понятно, куда надо идти, чтобы его посмотреть"). Ну и кроме того, что Евгения Симонова, заслуженно получившая премию за роль в "Многоточии", на "Нике" не появилась, как не появлялась и на "Золотом Орле", когда ее награждали там. Ничего не скажешь - последовательно. Как и неизбежное вездеприсутствие Федора Чеханкова.