January 16th, 2007

маски

Валентин Янин в "Школе злословия"

- А как выглядит мостовая 11-го века?
- Так же как и 12-го, и 13-го...

Если бы ведущие дали волю профессору и обошлись бы без истерик, то речь, видимо, шла бы исключительно о берестяных грамотах, вечевом строе и призвании Рюрика. Все это интересно, но тогда это была бы другая передача - "Очевидное-невероятное" хотя бы. А "Школу злословия" стоит смотреть как раз ради интеллигентских воплей о безграмотности властей, тупости мелких администраторов и нежелании народа знать свою историю. Ну не желает русский народ знать свою историю, да - а как иначе, если таким образом у русских проявляется животный инстинкт самосохранения? если знание поставило бы под сомнение смысл и необходимость существования этой страны? Но на этот раз ведущим пришлось скулить в одиночку. Янин - во-первых, крупный историк (а ведущие, при всем их пафосе, не показали в программе, что знают историю намного лучше народа, безграмотность которого их так печалит - в своих рассуждениях оперировали в основном слухами, вычитанными в популярной литературе и прессе), во-вторых, ему 77 лет, и с высоты своей мудрости он судит обо всем спокойно. Ну хотят отдать место раскопок под кладбище (хотя тут нельзя не согласиться со Смирновой и Толстой - это верх идиотизма) - а мы боремся. Ну считают петербургские историки (а у питерских ученых всегда свое мнение, отличное от общепринятого - я помню, что в курсе современной лингвистике питерские языковые концепции мы изучали отдельно по всем предметам, от фонологии до синтаксиса), будто первой столицей была Старая Ладога - а мы объясним, что это не так. Ну воюет с археологами новгородский архиепископ - а мы с ним (да и кем еще может быть православный архиепископ, как не мудаком? Янин это понимает, Толстая, вероятно, тоже, но для порядку почему-то все равно удивляется).

Меня в этом выпуске другое поразило и порадовало: насколько людей науки той, старой школы все внятно, одновременно и глубоко, и общедоступно. Остроумные скептики (типа Дмитрия Быкова) не всегда справедливо, но небезосновательно насмехаются над "птичьим языком" новейших течений в гуманитарном знании, над его путаной терминологией, над непроработанными методами, над неопределенным предметом и туманными, никчемными выводами - а Янин настолько ясно представляет себе предмет своей работы, что и говорит о нем с любой аудиторией, даже самой неподготовленной, так же ясно. Замечателен в этом плане приведенный Яниным в программе его диалог с Путиным по поводу Старой Ладоги, была ли она первой столицей или нет:
- Владимир Владимирович, от того, что вы сейчас в Новгороде, Новгород становится столицей?
- Вы меня убедили!
Или чудесная история о "берестяной" переписки Бориса и Натальи. Мне она тоже памятна - на занятиях по древнерусскому мы говорили о новгородце Борисе, который пишет жене, чтобы прислала рубашку - он рубашку ("сорочицу") дома забыл.

Что добило - это "наивный фрейдизм" Толстой и Смирновой (впрочем, очень характерный для их среды, я даже в комментариях к своему дневнику постоянно с ним сталкиваюсь, не далее как на прошлой неделе, когда один из читателей выдвинул обвинения в адрес авторов "Дневного дозора" ровно в том же духе) в решении вопроса, отчего градоначальники так легко допускают разрушение городской старины - они, мол, все лимита. Из этого должен следовать вывод, что раз Лужков - москвич, то к Москве не должно быть претензий. А к Москве у них претензий тоже - выше крыши. Неувязка. Впрочем, интеллигентов такие неувязки не смущают - у них вся власть на одну физиономию.
маски

Мадам Брошкина за стойкой буфета

Случайно наткнулся по ссылке с главной страницы "мэйл.ру" на текст, озаглавленный: "Почему у Пугачевой нет хороших песен?":

http://www.vzglyad.ru/columns/2007/1/11/63564.html

Общий пафос статьи сводится к тому, что отсутствие у Пугачевой хороших песен - это не персональная проблема Пугачевой как певицы, а симптом ситуации в стране. Но Бог с ним, с этим пафосом, потому что по каждой отдельной детали, каждой строки текста довольно известного автора (сейчас он позиционируется как писатель и интернет-деятель, а я помню еще его статьи и интервью в газете "Культура" - если это, конечно, был не его полный тезка - посвященные культурной жизни Челябинска, вполне обычные, если не сказать банальные, по содержанию, но поражавшие воображения непомерными для такой частной тематики объемами) хочется возразить. И есть чем возразить. Но достаточно только одного пассажа:

"Последний образ (и хит), распеваемый (усвоенный) всей страной, – мадам Брошкина, для поправки бюджета стоящая за стойкой буфета, прочитывалась как все та же Россия, замершая в ожидании капиталистической перемены участи."

Я не причисляю себя к фанатам АБ, хотя мне очень интересно и близко многое из того, что она делает (да-да, и то, что она делает сейчас - тоже), и интересен тот миф, который она создала на своем образе и биографии. Я знаю, что фанатам Пугачевой ничего доказать невозможно. У меня был случай, когда после одной моей статьи, посвященной 55-летию Аллы Борисовны (не интернетной, а нормальной, газетной) оборвались мои отношения, не дружеские, но вполне доброжелательные, а главное, многолетние, с одним человеком. Только потому, что он, будучи настоящим поклонником Пугачевой, посчитал статью оскорбительной (каковой она, на мой взгляд, вовсе не была, да при формате нашего издания и не могла быть). Тем не менее я считаю, что мнение, будто Пугачева когда-то пела много хороших песен, а теперь поет мало и плохие - ошибочное. Недавно мы дискутировали на эту тему с yoga_v_tumane:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/788246.html?nc=16

Впрочем, я допускаю, что хороши ли песни Пугачевой последних лет (скажем так, потому что момент, до которого Пугачева была хороша по-настоящему, а потом якобы "испортилась", каждый тоже определяет по-разному) - вопрос спорный, что это, наконец, дело вкуса. Но когда я читаю в статье, формально претендующую на серьезность и аналитику, пассажи вроде того, что процитирован выше, у меня нет других возражений, кроме мата. Ну по какому, черт побери, праву, человек берется свысока судить о предмете, который знает столь поверхностно? Или "мадам Брошкина за стойкой буфета" - это такой "бытовой постмодернизм", пользуясь терминологией из статьи? Шутка интеллектуала? Блеск и нищета так называемой "серьезной журналистики"? В таком случае эта игра ума, на мой вкус, не слишком изящна. Но судя по всему, автор все-таки абсолютно серьезен, просто тупо путает две совершенно разные пугачевские песни (причем даже авторы текстов - разные, в одном случае - Михаил Танич, во втором - сама Алла Пугачева). Во всяком случае, слова "образ" и "хит" применительно с "мадам Брошкиной за стойкой буфета", он употребляет в единственном числе. Впрочем, он и "Рождественские встречи" называет "Рождественскими вечерами".