December 30th, 2006

маски

Ричард Бротиган "Чудище Хоклайнов"

При очевидном сходстве сюжетов и отчасти стилистики с Воннегутом у Бротигана, по крайней мере, в этом романе, нет сатирического подтекста и вообще нет той пусть даже здоровой социальной озабоченности, какая есть в "Колыбели для кошки" у Воннегута. Хотя у Бротигана тоже действует выдающийся полусумасшедший ученый, который в результате проекта "Химикалии" в своем стоящем в глухомани на ледовых пещерах доме получил мыслящий свет (и сопутствующую ему тень), который, свет, то есть, превратил самого ученого в подставку для зонтиков и долго издевался над его дочерьми-близняшками, пока те не наняли для своего "чудища" двух киллеров. Зато у Бротигана гораздо радикальнее эксперименты с композиций и, насколько можно судить по переводу, с языком. Язык - нарочито "наивный", с несложной лексикой (соответствует интеллектуальному уровню персонажей - хотя недалекие на первый взгляд убийцы Камерон и Грир - вполне даже себе на уме, Камерон к тому же имеет привычку пересчитывать все, что видит; и взбесившийся свет победили, взорвав его с помощью виски, вылитого в сосуд, откуда этот свет произошел) и короткими фразами. Композиция соответствующая - короткие (иногда по четыре строки) главки, каждая - с отдельным заголовком, в которых самые невероятные события описаны отстраненно и без лишних деталей, как нечто само собой разумеющееся, за счет чего возникает юмористический эффект. При этом стиль Бротигана местами не лишен изыска (типа: "Дорога замирала, как подпись умирающего на завещании, составленном в последнюю минуту")
маски

Андрей Малахов в "Сто вопросов к взрослому":

- Людей встречают так, как они выглядят. И провожают часто точно так же.

Помимо всех других замечательных профессиональных и личных качеств, Андрей еще и совсем не умеет врать. И в тех случаях, когда это необходимо, он, несмотря на весь свой колоссальный телевизионный и шоуменский опыт, теряется, и это всегда заметно.
маски

блю-джин-пати с hugh_person

время
22.00-06.00
напитки
голубой бомбейский джин, тоник и черный чай с корицей
еда
бутерброды (точнее, "сэндвичи") с красной икрой, салат из морепродуктов и сметанный торт с вишнями и орехами
кинопрограмма
"Кошмар перед Рождеством" Тима Бартона (с параллельными поисками в сюжете мультика и тексте диалогов реминисценций из "Гамлета" и "Двенадцатой ночи", а в саундтреке Дэнни Эльфмана - музыкальных тем из классических опер и мюзиклов)
литература для обсуждения
Ричард Бротиган, Курт Воннегут, Том Стоппард, Питер Хег
музыкальная программа
последние альбомы Юли Савичевой и Верки Сердючки, а также диск Саши Асташенка из проекта "Дневники"

По улицам и переулкам центра Москвы перед открытием метро страшно идти - боишься наследить на идеально ровной и безупречно белой поверхности снежного ковра.
маски

"Русские комедии. Путешествие во времени с Антоном Чеховым" в Театре им. А.Пушкина, реж. Ю.Еремин

Люди в черном вывозят на сцену вешалки с костюмами, ни слова ни говоря друг другу переодеваются и начинают разыгрывать сценки в духе шоу "Слава Богу, ты пришел". Только в шоу сценки смешные и импровизационные, а в спектакле Еремина - пошло-балаганные и основанные на водевилях Чехова, хотя текста Чехова за ереминским бредом не видно и не слышно. Сначала подумалось: может, режиссер пытался (пусть неудачно) поиграть с литературными стилями или театральными школами разных эпох? Но нет, Еремин просто насмотрелся постановок Серебренникова, Чусовой, Субботиной, еще кого-то, и, чтобы не отстать, тупо собезьянничал. Актерам это обезьянничанье еремино то ли постыдно, то ли просто неинтересно, а может, и сами актеры - так себе, но кривляются они скучно и как будто через силу. "Предложение" (точнее, то, что от него осталось, как и от других чеховских водевилей) отнесено в 1798 год и разыгрывается в камзолах и париках (что не мешает персонажам смачно говорить "чо" - но, может, актеры просто разучились по-другому?). Действие "Медведя" происходит в синематографе начала 20-го века, где под игру тапера помещица, тоскующая в манере героини Елены Соловей из "Рабы любви", прямо под киноэкраном, а потом и за ним, разбирается с соседом-кредитором, облепленным со всех сторон искусственной черной шерстью, и его подручными - бородатыми мужиками в картузах и белых перчатках. Время от времени персонажи оттесняют от клавиатуры, наигрывая то Листа, то Бетховена, а то и без всякого инструмента (не считая флейты, потому что флейтист уже с начала спектакля - на сцене) начинают, припевая, отплясывать "Милорда" Эдит Пиаф. Вообще классические дуэты и трио водевилей Чехова Еремин до предела уплотнил нелегальными подселенцами: у Ломова в "Предложении" объявился не то слуга, не то доктор-француз, и даже Угадая и Откатая играют актеры, у героев "Медведя", где лошадь уже деревянная, объявляются две свиты из, соответственно, степенных мужиков и нервных бабенок. В "Юбилее", где дело происходит в годы НЭПа, старушка Мерчуткина оказывается гангстершей: она травит Шипучина (еврея в комиссарском френче) вмест с его женой и счетоводом Хириным из пульверизатора и, подсмотрев код, вскрывает банковский сейф - тот, правда, оказывается пустым. "Свадьба" гуляет в кафе "Чайка" (прости их, Антон Павлович, ибо не ведают, что творят) в годы развитого социализма. Совграждан веселит молодая Пугачева, которая, характерно поправляя паричок, поет "Малиновки заслышав голосок"... Зато Змеюкина - трансвестит в красном платье с зеленым боа - исполняет, уступив уговорам, "Мадам Брошкину".

Наверное, я не ходил сегодня в театр и ничего этого не видел, просто насмотрелся за год всякого говна и мне приснился кошмарный сон.
маски

клетка для буйных

Новый год еще не наступил, а у меня в квартире очередные острые бытовые проблемы на фоне хронической экзистенциальной катастрофы: потек кран, перегорела одна из трех лампочек и отказал электрочайник. Лампочку в люстре я худо-бедно заменил, и даже без помощи стамески (читатели со стажем поймут, о чем речь). Лампочка на чайнике тоже горит, но спираль почему-то не греется (хотя накануне еще все работало и ничего не текло). Осталось выключить сигналы всех телефонов, отрубить интернет и закопаться в одеяло перед телевизором.