November 18th, 2006

маски

«Эффи Брист» по роману Теодора Фонтане, реж. Й.Дрезэ, Театр «Талия», Гамбург

20-летняя Эффи вышла замуж за 38-летнего богатого дворянина, в прошлом безнадежно влюбленного в ее мать. До этого она, как девчонка, качалась на качелях, не стесняясь, что из под ее короткой юбочки выглядывают трусики, а теперь, в незнакомом городе, вынуждена держать себя как дама, хотя в душе остается девочкой-провинциалкой. Чтобы отвадить ее от "лишних" интересов, муж придумывает историю о погибшем китайце, который когда-то якобы жил в квартире сверху, и Эффи начинает воображать его призрак. Но все-таки это не уберегло ее от романа с другом мужа. Много лет спустя, когда уже подросла их дочь, муж обнаружил любовную переписку жены, убил друга на дуэли, а Эффи выгнал из дома, лишив возможности нормально общаться с дочерью, родители от нее отступились, она умерла. Эпизод дуэли вынесен в пролог спектакля, так что все повествование ведется от лица убитого возлюбленного героини, из простреленной груди которого все время тянется струйка дыма.

Постановка - добротный евростандарт: хай-тековые декорации (белые стены, увитые искусственной зеленью, огромная стеклянная веранда), современные костюмы (пиджаки и платья вне конкретной эпохи), рассыпанный по сцене песок, кой-какая пиротехника, непременный травести-персонаж - мужчина, играющий известную певицу, выступающую в спектакле с музыкальным номером (даже в многократно и незаслуженно обруганном всем прогрессивным человечеством "Ва-банке" Захарова тот же прием был отработан намного остроумнее). Будь в основе какой-нибудь хрестоматийный текст, при таком режиссерском решении спектакль вышел бы невыносимым, а так, благодаря отличной актрисе в главной роли и не известному заранее сюжету смотрелся с интересом. Правда, в современном антураже история с характерной для конца 19 века проблематикой (бесправие женщины) смотрится довольно странно. Но сегодняшний театр это не смущает в принципе - пару лет назад на "NET"'е показывали "Нору" Ибсена, тоже немецкую, в постановке Томаса Остермайера, так там героиня мужа убивала и топила труп в аквариуме:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/187716.html?nc=16

Правда, для этого Остермайеру пришлось сильно переписать пьесу и переиначить сюжет, вывернув наизнанку мораль оригинала. А в "Эффи Брист" мораль, что называется, "аутентичная", и сюжет неприкосновенен, так что современные одежки ей совсем не идут.
маски

"Огни городских окраин" в "35 мм", реж. А.Каурисмяки

Простой пьющий охранник в супермаркете хочет открыть свое дело - но кто ж даст кредит пьющему охраннику супермаркета? В него влюблена продавщица продуктового ларька - но он равнодушен к ней. Бандиты подставляют его - подстраивают знакомство с женщиной, которая узнает коды от магазинных замков, грабят ювелирный отдел, а в итоге в тюрьме оказывается без вины виноватый герой. Продавщица пишет ему в тюрьму письмо - он не читая рвет его. Освободившись, поселяется в ночлежке и устраивается на работу посудомойщиком в ресторан - но однажды там появляется девушка-подстава со своим приятелем бандитом, и несчастного увольняют за то, что скрыл свою отсидку за кражу. Отчаянная попытка зарезать бандитского главаря заканчивается избиением. Влюбленная продавщица находит бывшего охранника и бывшего посудомойщика полумертвым на помойке. Все это Каурисмяки рассказывает неспешно, но без натуги, без надрыва, без крупных планов и продолжительных панорам, без акцентов на не связанные напрямую с сюжетом символы. Надрыва-то мне как раз и не хватает в его фильмах. А в "Огнях городских окраин" нет еще и выхода за пределы бытовой реальности - как было в "Человеке без прошлого". И складывается ощущение, что все несчастья маленького человечечка - в порядке вещей, так несправедливо устроен социальный порядок: бандиты безнаказанно грабят и богатеют, простые люди безвинно страдают. Вероятно, такую задачу режиссер и ставил - не вызвать сочувствие своим героям, а передать собственное ощущение неуюта в этом мире, причем не экзистенциальное, а социальное. В этом смысле вполне логично, что фильм начинается с того, как герой слушает болтовню бредущих по улице забулдыг о Пушкине, Гоголе, Достоевском и Толстом (по-русски), а когда попадает в тюрьму, за кадром звучит (тоже по-русски, но с небольшим ацентом) песня "На позицию девушка провожала бойца..."
маски

Александр Сокуров, предваряя показ "Молоха" по ТВЦ:

- В замысле человека - большая ошибка.

До чего же надо дойти, кем себя надо возомнить, чтобы снимая подобные фильмы, бросаться подобными заявлениями? И этот человек называет себя христианином... А это ведь не то что не христианство, это уже и не православие даже, это настоящий сатанизм.