November 13th, 2006

маски

Геннадий Зюганов в "Сто вопросов взрослому"

- Правда ли, что при социализме не было секса?
- Чего?
- Это правда, что при социализме не было секса?
- Не понял... Ты громче говори!
- Правда, что секса при социализме не было?
(пауза)
- Мне жаль, что сейчас прекрасное слово "любовь" заменили этим расхожим термином. Без любви не может быть хорошего секса.

Вообще в программе было много эпизодов, наводящих на мысль, что назначить руководителем коммунистов колхозника-дебила входило в планы демократов первой постперестроечной волны, а потом к Зюганову уже привыкли и не захотели менять. Чего стоила одна дискуссия про туалетную бумагу (это когда Зюганов на вопрос о дефиците туалетной бумаги при советской власти ответил: "Без туалетной бумаги мы с тобой легко обойдемся, гораздо хуже, что у нас сейчас дефицит дружбы народов и уважения к своей державе), но меня все-таки, естественно, больше интересует вопрос про секс. Потому что, если вдуматься в суть ответа, получается, что при социализме и любви тоже не было.
маски

Дмитрий Быков "ЖД"

Если коротко, вся история России - это непрекращающийся конфликт завоевателей: северян ("варягов") с южанами ("хазарами"). Раз примерно в сто лет конфликт обостряется и приводит к некоторым переменам в социально-политическом устройстве, ничего не меняя по сути. Но ни "варяги" с их языческим культом жертвенности и фанатичным пристрастием к порядку любой ценой вопреки здравому смыслу и природе человеческой, ни "хазары" с их хитростью, двуличием и склонностью к торгашеству не являются коренным населением России. Оно, коренное население, живет вне истории, ходит в прямом и переносном смысле по кругу (потому что двигаться некуда и незачем), не работает (потому что работать тоже незачем - это чужую землю надо пахать, чтобы она давала плоды, а своя даст и без этого, на то волшебные яблоньки и печки существуют), поет грустные песни, завоевательскому уху кажущиеся бессмысленными, и пуще всего опасается начала истории, потому что начало для коренного населения будет самым настоящим концом. Но это если очень коротко. А вообще в новом талмуде Быкова - без малого 700 страниц. Делением на "варягов", "хазар" и "коренных" социология Быкова, похожая больше на демонологию, не ограничивается. В стратификации второго порядка среди он выделяет более мелкие группы и среди "коренных" (волки, сторожа), и среди прочих. Помимо ярко выраженных "варягов" (российская официальная власть и российская армия) и "хазар" (таково у Быкова эвфемистическое наименование евреев, хотя аналогия здесь чуть более сложная, но об этом отдельно), в романе действуют... Да кто только не действует в этом романе: бандиты ("блатные" у Быкова собрались в городе Блатске), горцы-исламисты, партизаны (маргинальная "позолоченная" молодежь, взрывающая железные дороги, опутавшие Россию по кругу, чтобы ускорить конец и, следовательно, начало), монахи (эти сидят по монастырям сомнительно христианского толка, все видят, все понимают и все знают наперед, но не говорят, что именно). Что касается коренных - они вообще ничего не делают, потому что это их земля, а на своей земле ничего делать не нужно, все само собой сделается; у коренных - два бога, Даждь-бог (добрый, все дает) и Жаждь-бог (злой, все отбирает), у каждого - своя официальная "резиденция" - деревни Дегунино и Жадруново.

Collapse )
маски

Дженифер Джейсон Ли в "Темной стороне страсти" Джейн Кэмпион (2003)

страшненькая и постаревшая, точнее, видимо, нарочито "состаренная" гримерами, поскольку играет вечно неудовлетворенную бабенку в поисках мужика, сестру главной героини. Сама героиня в исполнении Мэг Райан (поэтическая натура, везде умеющая найти стихотворные высказывания), наоборот, выглядит как огурчик, но до поры до времени, пока на нее не будет совершено уличное нападение и она не появится перед учениками школы, где работает, с разбитым лицом и фингалом под глазом. Ее любовник-полицейский (Бенджамен Братт) ничем ей не помогает, и вообще ведет себя странно - вроде страж порядка, а можно заподозрить, что он и есть маньяк. Хотя на самом деле маньяк, отрезающий женщинам головы (героине Дженифер Джейсон Ли тоже отрезают) - его напарник, временно отстраненный от оперативной работы за попытку убийства жены. Вообще когда режиссер-эстет (тем более - эстетка) берется за триллер про маньяков, нормального триллера не получится - будет либо шедевр, либо какая-то невнятица. Хорошо если красивая, как у раннего Питера Уира. У Кэмпион - самая обыкновенная. Я даже не понял, тот второй ухажер Мэг Райан, облезлый и белобрысый - это Кевин Бейкон был, так оригинально загримированный, или просто кто-то похожий?
маски

"Требуется старый клоун" М.Вишнеча в Театре на Юго-Западе, реж. В.Белякович

Один за другим по объявлению "требуется старый клоун" к указанному времени в непрезентабельное помещение, похожее не то на конюшню, не то на заброшенный театр или цирк, являются трое старых знакомых, полностью экипированных сообразно случаю: толстяк Филиппо (Коппалов) - в порванной шляпе, худосочный Никколо (Ванин) - в полосатой жилетке, дряхлый Пеппино (Сергей Белякович) - в беретике с паричком, прикрывающем лысину, и все - в клоунском гриме. Предполагаемые работодатели не спешат, и старые клоуны вспоминают былые дни, попутно выясняя отношения, кто из них талантливее и достойнее продолжать свое дело.

Поскольку с самого начала понятно, что старый клоун в этом мире никому не требуется и никто к ним не придет, все внимание сосредоточено на том, как клоуны собачатся друг с другом, демонстрируя себе и зрителю свои артистические возможности, пока, наконец, не доиграются до полной гибели всерьез, каковая ждет в этой жизни любого "старого клоуна". Артисты работают в узнаваемой юго-западной эстетике - яркой, с откровенно эстрадными приемами, подходящей к этой немудреной пьесе как ни к какой другой, и в каком-то театре, наверное, такое решение спектакля показалось бы новым поворотом, но для Юго-Запада эта эстетика - норма, потому постановка ничем не выделяется - очередная добротная "форматная" работа Беляковича и К.