October 9th, 2006

маски

настоящее

Недавно _Магдалина_ обратилась ко мне за помощью по вопросу, по которому, вообще-то, помочь невозможно, а можно только посочувствовать, что я в меру своих ограниченных душевных возможностей и попытался сделать. Но наш сумбурный разговор вывел меня на простую мысль, которая почему-то раньше мне в голову не приходила: понять, была ли любовь или дружба настоящей, можно только после того, как она закончилась, до этого можно лишь предполагать и надеяться. Но когда тебя с человеком уже ничего не связывает в настоящем, а только в прошлом - тогда можно задаться вопросом: что осталось от того, что было между вами. Если разочарование, обида или, упаси Бог, ненависть - значит, и жалеть не о чем. От настоящих чувств, когда они проходят, остается только благодарность.
маски

"Сдвиг" реж. А.Кельчевская, В.Кильбург

Все ужасы, которые рассказывают про этот бездарный бред, конечно, невыдуманные, но сценарий сам по себе не так уж безнадежно плох. Пусть в нем не сходятся концы с концами, роль большей части персонажей в интриге, их судьба или хотя бы их принадлежность к какому-либо из сражающихся лагерей в фильме совершенно непонятна (а ведь в титрах - четыре соавтора, включая Александра Велединского), но при профессиональной режиссуре из этого мог выйти терпимый тупой боевик, "шедевры" с участием Сигала тоже ведь не отличаются детальной продуманностью сюжета. А вышло что-то совсем несусветное, в духе "Мужского сезона".

Нормальный боевик всегда пытаются замешивать на патриотизме, и как в американских образцах (в азиатских все-таки по-другому), в новорусском подвиде жанра представлены два варианта патриотизма - плохой гэбистский (в лице героя Бориса Галкина, Льва Евгеньевича, он же Генрих Юрьевич, якобы погибшего десятью годами ранее генерала, мечтающего с помощью сейсмического оружия собрать снова вместе все части бывшей российской империи) и хороший народный (в лице дяди Вани в исполнении Ивана Бортника, который хоть и обзывает своего бежавшего в Нидерланды племянника-ученого "предателем родины", но все-таки помогает непутевому выжить в борьбе с врагами России). Представлены оба одинаково комично, чем ближе к финалу - тем более фарсово, особенно когда после перенаправленного взрыва бомбы, когда все вроде бы погибли (они ж еще до взрыва друг дружку перестреляли!) из-под воды начинают один за другим всплывать живые-невредимые злодеи, а под конец появляется еще и дядя Ваня на ржавом катере.

Но и это все было бы не столь безобразно, если бы не актеры. То, что в "Сдвиге" делают даже не самые плохие в других случаях исполнители - беспросветный кошмар, начиная с Дмитрия Ульянова (главная роль) и до Олега Тактарова. Но ладно Тактаров - что с него взять. Но ведь и Тактаров кажется Николаем Черкасовым в сравнении с Анной Чуриной! Чурина - самая загадочная актриса новорусского кино. Бывают актрисы уникально талантливые. Чурина - уникально бездарна. И это очевидно до такой степени, что авторы фильма не пытаются этот факт маскировать ни непосредственно в картине, ни в прессе, но чтобы как-то оправдать ее присутствие в кинопроектах (кроме "Сдвига" - "Знаки любви" и "Человек безвозвратный) помимо наличия мужа-продюсера (Петрухин, кстати, тоже участвует как актер в "Сдвиге"), по любому поводу говорят о ее красоте. Как язык поворачивается - просто загадка. Или в "Сдвиге" просто на гриме и визажистах сэкономили? У Чуриной здесь не то что потасканный вид и незамазанные синяки под глазами - у нее простуда на губах! и по коже - пятна какие-то странные, похожие то ли на старческие, то ли на трупные. Ну а как она говорит и двигается... Люди так не говорят и не двигаются, но это уже не только к Чуриной относится, ко всем остальным участникам проекта то же.

Я, допустим, могу поверить на слово в теории, которые толкает главный герой-сейсмолог о "формуле сдвига", в то, что великий ученый (Михаил Козаков) разработал методику воздействия на земную поверхность на расстоянии, но отказался сотрудничать с сомнительными силами и был за это убит, что его бывший ученик, отказавшийся от российского гражданства и спокойно живущий в Европе, благодаря статье в интернете оказывается в центре событий, связанных с попытками взорвать некий высокий саммит по вопросу раздела каспийского нефтяного шельфа, как его обвиняют в убийстве, потом похищают при перевозке в СИЗО и обманом и химическими препаратами заставляют работать непонятно для кого (в фильме вообще много чего непонятно - кто-то кого-то все время убивает, но кто и за что?), в то, наконец, что бывший ученый, все бросивший, живет бомжем в прикаспийском поселке и играет в местными детишками (Михаил Евремов) - все это ладно. Но не говорят люди с такими интонациями, как актеры в этом фильме, и не двигаются так, как они в кадре двигаются. "Сдвиг" бездарен не на уровне сюжета или режиссуры, и не на уровне дешевых и нелепых компьютерных эффектов, он бездарен на уровне физиологии. Все остальное в связи с этим не имеет значения.
маски

Развитие либерализма в России

"Мой выбор - революционный либерализм" - статью с таким заголовком опубликовала в 1992 году Валерия Новодворская. Я так часто в последнее время использую слова "либерал" и "либерализм" в качестве ругательств, что и сам временами забываю, что я - за либерализм. Но применительно к России - только с эпитетом "революционный", что могло бы, вероятно, включать в себя следующее:

- полную оккупацию России войсками НАТО и прекращение на всей территории нынешней РФ действия каких-либо иных органов власти, кроме военной администрации оккупационных сил -

- запрет Русской православной церкви как преступной организации, одновременно с этим - запрет на исповедание ислама -

- запрет на деятельность всех прокоммунистических и просоциалистических партий (а также экологических и пацифистских организаций) и уголовное преследование за пропаганду марксизма, православия и ислама с приравниванием всех этих светских и религиозных идеологий к нацизму и другим преступным идеологиям -

- запрет на право заниматься любой профессиональной деятельностью (в том числе низкой квалификации) для лиц, исповедующих преступные и приравненные к ним идеологии и членов их семей -

- экспроприация всех предприятий, находившихся в собственности граждан России или в государственной собственности с последующей их оптовой продажей на международном рынке -

Вот в случае выполнения этих пунктов можно было бы говорить о практическом либерализме в России, а не об интеллигентских благоглупостях первых постперестроечных лет, о которых сегодня с таким умилением вспоминал Олег Басилашвили в компании ведущих "Школы злословия". Другое дело, что претворение в жизнь этой программы даже частично, помимо окончательного стирания в российских условиях грани между либерализмом и фашизмом - совершенно невероятная перспектива, поскольку означала бы необходимость поголовного истребления населения России и исчезновение этого названия с политической карты мира. Впрочем, именно такой и только такой исход и можно было бы рассматривать как полную и окончательную победу либерализма в России.