October 5th, 2006

маски

"Прощальный поцелуй" реж. Тони Голдвин

Не верится, что этот сценарий написал Пол Хэггис, автор "Столкновения": там удалось увязать огромное количество сюжетных линий и персонажей в плотный завершенный сюжет, а тут у четырех несложных линий, связанных с четырьмя друзьями накануне 30-летия (причем только две из четырех подаются более-менее подробно, другие две - схематично), концы с концами не сходятся. Главный герой живет три года с любимой девушкой, она от него забеременела, но он познакомился с жгучей брюнеткой, которая его хочет до умопомрачения, и сбился с пути. Другой уже состоит в браке и имеет маленького ребенка, но с женой постоянные ссоры и жить вместе обоим невмоготу. Еще один не может забыть жену, с которой разошелся, потому что она слишком быстро нашла себя молодого красавца, а последний трахается в свое удовольствие (показано зажигательно и, насколько это возможно, подробно), но сразу сваливает, как только дело пахнет знакомством с родителями и перспективой свадьбы. Плюс на основную сюжетную линию с беременной и ее неверным парнем, накладывается побочная, родителей девушки. Пожилая мама некоторое время назад отказалась от большой любви, чтобы сохранить семью, но не может простить себе этой жертвы и все-таки запоздало уходит от мужа (хотя ее возлюбленный уже женат на молоденькой и у них младенец), однако быстро возвращается. Дочка сама уговаривает мать не рушить семью, но когда уличает жениха в измене, тому приходится ночевать на крыльце в жару и дождь, дожидаясь прощения. Нет, все правильно: не каждому человеку дается шанс найти другого такого, с кем можно прожить всю жизнь, и если уж повезло его встретить, надо держаться до последнего. Но как же все это тягомотно и невыразительно в фильме показано - даже если заранее согласен с моралью фильма, очень быстро от скуки начинаешь ей сопротивляться.
маски

"Добрый человек из Сезуана" Б.Брехта в Театре на Таганке, реж. Ю.Любимов

Когда на четвертом курсе мы дошли до Брехта, моя преподавательница, по возрасту заставшая спектакли Таганки 60-70-х годов (и не только "Доброго человека...", но и "Жизнь Галилея", и другие), объясняла принципы "эпического театра" именно на примере спектаклей Юрия Любимова как наиболее точно соответствующих художественнойй природе текстов Брехта. "Доброго человека из Сезуана" к тому моменту уже не было и еще не было - Любимов восстановил его позже, но и восстановленной версии уже не один год. Реанимация легенды - очень сомнительное мероприятие, хотя теоретически и полезное, все-таки есть возможность увидеть "живую историю" театра. Насколько "живую" - вопрос. Потому что спектакль, который показывают на Таганке сейчас, живым не кажется. Хотя природе брехтовских пьес он вполне соответствует: зрелище, отчасти напоминающее концерт бардовской песни, вульгарный марксизм, приправленный совковым шестидесятническим либерализмом 40-летней выдержки (это когда что-нибудь говорят об олигархах, а доллары путают с рублями), не спасает ни игровой подход к материалу, ни ироническая по отношению к нему дистанция. Клоунская троица "великих богов", обнаружившая в Сезуане единственного "доброго человека" в лице местной проститутки, дарит ей тысячу долларов, но "трудно быть добрым, когда все так дорого", и чтобы не вылететь в трубу, но и не поступиться своей добротой, героиня совершает поступки не слишком "добрые" от лица своего вымышленного двоюродного брата. Пафос Брехта состоял в том, что никакое индивидуальное добро не работает в мире социального зла (в "Трехгрошовой опере" об этом у него еще более конкретно сказано: "Сначала дайте нам пожрать немнного, а уж потом учите честно жить"). Пафос прежней Таганки тоже сводился к призыву социального переустройства, хотя и не совсем того, которое имел в виду драматург. Сегодня этот пафос - мимо кассы. Столько самых разных перемен - и никакого толку. А добрые люди между тем, вопреки марксистским догмам и диссидентскому нигилизму, не переводятся. Сегодня призывы "менять богов" (сколько ж можно?) и неверие в индивидуальное совершенствование личности (а о чем еще стоит говорить?) звучат такой откровенной дикостью, что даже в рамках "живой театральной легенды" вызывают только отторжение.
маски

"Наука сна" Мишеля Гондри в "35 мм"

в прокате с сегодняшнего дня. Самый яркий во всех отношениях (на мой взгляд) фильм последнего ММКФ, где состоялась его гала-премьера. Можно, конечно, и пропустить - но лучше все-таки не пропускать.