September 29th, 2006

маски

"Гости из будущего" в ККЗ "Мир"

По составу и даже очередности номеров этот концерт практически не отличался от мартовского во МХАТе:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/552704.html?nc=6

Только вместо оркестра был более традиционный состав ансамбля (плюс инструментальный квартет во второй части), и вместо переаншлагового ажиотажа - пустоватый зал (впрочем, год назад "Гости" выступали один вечер - а сейчас два).
И ощущения примерно те же - то есть самые положительные. Вот только балет Еве не нужен совсем. И вообще ей надо по возможности меньше двигаться на сцене. То есть можно и двигаться, конечно - но совсем необязательно. Она тем и отличается от всех других, даже лучших (в том числе от Лолиты, самой яркой личности на сегодняшней российской поп-сцене, которая прыгала сегодня в "Мире" так, как мы с _Магдалин'ой_ и не смогли бы), что у всех - шоу, а у "Гостей..." - концерт, все - поют (ну или пытаются, или делает вид - кто что по силам), а Польна - разговаривает (через пение, конечно). И это разговор такой степени камерности и интимности, что избыточность выразительных средств если не раздражает, то отвлекает от сути. Для полного взаимопонимания достаточно было бы интонаций и жестов.
маски

Впервые на "Манеже"

Конечно, не "на", а "в", но после сегодняшней дискуссии с fomenko по поводу нормативного употребления слова "Украина" в качестве названия самостийного государства с предлогами русского языка я совсем запутался. Так или иначе, а я только сегодня впервые оказался внутри отреставрированного после пожара "Манежа" - после концерта мы с _Магдалин'ой_ за полчаса дошли до него пешком и застали финальную часть не совсем понятного мероприятия, которое проводила меховая "Снежная королева". Зато я, уже год не имея возможности смотреть дециметровые каналы, мог насладиться конферансом "рекламного лица" "Снежной королевы" - Тина Канделаки, которая, вручая призовые сертификаты, была в ударе ("Вы где работаете? В "Спортмастере"? А почему? В смысле - с вашей красотой надо работать совсем в другой сфере"). Ну дальше было не очень интересно - финал дефиле, выстроенного под концепцию "большой город", проходил под "танец рыцарей" Прокофьева в жуткой полуэлектронной обработке с солирующим на рояле Дмитрием Маликовым (причем Маликов, поправляя шевелюру, местами забывал изображать под фонограмму, что дотрагивается до клавиатуры).

Сам Манеж внутри - совсем не тот, что был раньше: стекло, металл, эскалаторы... В общем, "восстановления исторического облика" не наблюдается, но учитывая, в каком виде лично я застал этот "исторический облик" (по правде сказать, до пожара Манеж был сарай сараем), оценка нового интерьера - не такой простой вопрос, как обычно кажется записным "краеведам".
маски

Душа и тело ("Прелюдия к поцелую" реж. Норман Рене)

Во время свадьбы невесту (Мэг Райан) поцеловал незнакомый старичок - в результате чего молодая женщина и пожилой мужчина обменялись телами, и вполне естественно, что получив в пользование новое здоровое тело, старикашка не желает возвращаться обратно - но только до поры до времени. Эта второсортная фитюлька 1992 года с приторной Мэг Райан и невыносимым Алеком Болдуином в роли "мужчины ее мечты", может, и не стоила бы ничего большего, как забыть о ней сразу после просмотра (если вообще досматривать до конца), но в фильме есть одно примечательное обстоятельство. Уже точно зная, что в теле старика, умирающего от рака легких и цирроза печени, живет его любимая женщина, и ощущая непреодолимую тягу к ней, герой Болдуина все же говорит ей (ему): "Извини, но ты меня не привлекаешь".
маски

место и время

Насколько мне не повезло родиться здесь - настолько же повезло родиться сейчас. Сейчас здесь тоже ужасно - но раньше было намного хуже и позже тоже обязательно будет. Так что тем, кому сейчас здесь кажется невыносимо, лучше как можно скорее оказаться где-то подальше. А если нет - то лучше ловить настоящий момент и стараться получить от него здесь хоть что-то, пока не поздно.
маски

4-й международный фестиваль театров кукол им. Сергея Образцова

Даже не старался ходить на все подряд, выбирал только то, что интересно, хотя все-таки пропустил испанцев и австрийцев.

Лондонский Мистер Панч (Театр Конрада Фредерикса), невзирая на правила политкорректности, колотит дубинкой всех подряд, женщин, чернокожих, евреев и даже крокодила, который пытается украсть у него связку сосисок. Одно слово - средневековый мэн. При этом английский хам еще и очень смешно распевает дурным голосом на совершенно невнятный текст песню про Стеньку Разина.

"Вий" по Н.Гоголю, Большой кукольный театр, СПб - "большие" в этом театре прежде всего герои, собственно кукольных персонажей мало - мелкая нечисть и мертвая панночка, Хома - драматический актер, остальные герои - тоже актеры, только в масках. Спектакль смотрится очень выигрышно благодаря работе художника по свету (Глеб Фильштинский, как всегда, на высоте), а в остальном - занимательно и с уважением к первоисточнику, но не более того. Удачных юмористических находок немало (например, черти, полирующие себе когти напильниками). Но почему-то в ключевые моменты веселая гоголевская чертовщина зачем-то подменяется режиссером мрачной бесовщиной в духе Достоевского.

Тульский "Мещанин во дворянстве" - приятно редкий случай сочетания традиционной кукольной техники (мимирующие куклы) с находками современного драматического театра, которые самим драматическим театром уже обращены в штампы, а в кукольном смотрятся на удивление свежо и эффектно. Спектакль, правда, не слишком изысканный по качеству юмора - ну так ведь и Мольер сам по себе тоже не образец изысканности, его прелесть как раз в умеренной грубости. В тульской постановке учитель философии прикладывается к бутылке, а учитель танцев - явный педик (в связи с чем претензии жены Журдена насчет того, что муж слишком много времени проводит с танцмейстером и, чего доброго, еще и в школу запишется, чтобы его там розгами пороли, приобретают совершенно неожиданный подтекст), с фальшивым послом турецкого султана Журден курит кальян, после чего его сначала "пробивает на хи-хи", а потом он попросту "улетает", в буквальном смысле, благо герой - кукла; интересуясь, как поживает "розовый куст" Доримены, Журден жестом намекает на ее бюст и так далее.

"Женевьева Брабантская" из Бельгии, постановка мини-оперы Эрика Сати Брюссельского королевского театра кукол Тооне - одно из главных событий фестиваля. Хотя первая часть представления - просто полулюбительский концерт из других произведений Сати (замечательного композитора, которого у нас играют даже меньше, чем его более известных единомышленников - Пуленка, Мийо и Онеггера), а вот вторая - традиционный бельгийский театр марионеток (вряд ли сильно изменившийся с времен, когда Бельгии как государства вообще не существовало), разыгранный под живую музыку пианиста и вокалистки-сопрано (Пьер-Ален Волондат и Наташа Ковальски) и прочитанный сами руководителем театра Жозе Жеялем-Тооне 7-м в костюме средневекового монаха. Сама опера архиактуальна и по сюжету (пока муж-граф бьет на войне мусульман, предатель в его дворце пытается овладеть его беременной женой Женевьевой, а потерпев неудачу, приписывает ей им самим совершенное убийство и отправляет ее в лес на верную смерть), и по насыщенности сценами насилия и мистическими мотивами (разоблаченного предателя после того, как с него с живого содрали кожу, разрывают на куски, огромный Дьявол утаскивает останки его тела в ад, а за умирающей от болезни и истощения Женевьевой слетает Ангел и забирает ее на небо).

В ревю "Цирк" Дрезденского театра марионеток Олафа Бернштегеля для меня самым интересным было понять, почему я, не любя цирк, получаю такое удовольствие от кукольного спектакля, сделанного в жанре циркового представления. Кажется, я для себя на этот вопрос ответил. В кукольном спектакле (не обязательно кукольном, и не обязательно в спектакле - в фильме тоже, у Чаплина хотя бы) отдельные цирковые номера и сам цирк как культурный феномен получает дополнительное измерение за счет того, что зрителю предлагается не сам по себе цирк, а игра в него, и возникает искусство (задача: показать цирк так, чтобы помимо собственно циркового эффекта в зрелище возникало и отношение к нему того, кто показывает, и ирония, и ощущение, будто мы подсматриваем в цирке - для примера, в цирке, но это может быть что угодно - за тем, что происходит в закулисье) - то есть рождается иллюзия. В настоящем цирке этой иллюзии нет, там слон - это слон, гимнаст - это гимнаст, и даже фокусник - это фокусник, и мы заранее знаем, что сейчас он будет показывать именно фокусы. Если настоящий цирковой медведь отказывается танцевать, значит, это плохой цирк, бездарный дрессировщик или с медведем что-то не в порядке. Если в кукольном цирке танцующий скелет вдруг разваливается на части и косточки начинают плясать по отдельности, а у обезьяны вдруг вытягивается шея, как у жирафа - это остроумный и неожиданный прием, приятно удивляющий публику (таких чудес дрезденские кукольники приготовили немало). Вот эта иллюзия - вместо прямой и банальной демонстрации - мне в спектакле и была интересна, и в этом конкретном, и вообще, а простое воспроизведение реальности, пусть даже художественно обработанной, но в основе своей "документальной" и как бы "правдивой" - совсем нет. Но это только на сцене и на экране мне интересны иллюзии, а жить я стараюсь без них.