September 20th, 2006

маски

"Живой" реж. Александр Велединский (премьера в "Пушкинском")

Налицо многие формальные признаки моего любимого жанра - психоаналитического триллера (воображаемые персонажи, существующие в только в сознании главного героя, в свою очередь тоже фиктивного, "условно живого", действуют как реальные фигуры и определяют развитие сюжета). Но от классического триллера "Живого" отличает мораль. Триллер - тоже жанр не совсем без морали (это одно из главных его отличий от "ужастика"), но мораль там прикладная, типа: никогда не заговаривайте с неизвестным, не поддавайтесь роковому влечению, не знакомьтесь по объявлению и т.п. В "Живом" мораль совсем другого рода: это кино о Служении. И что характерно, его авторы настаивают, что в Служении ценен не столько даже его объект и конечное цель, сколько процесс Служения сам по себе, воинского или религиозного - без разницы, одно и то же (важнейшая в фильме тема - деньги, герой и сам пытается понять, какую роль они сыграли в его решении служить по контракту, и к другим подходит с той же меркой). Отсюда попытка Велединского в очередной раз продемонстрировать на примере собственного "сводного брата Франкештейна" действующую модель "православия с человеческим лицом". Попытка заведомо неудачная, даже если закрыть глаза на то, что бородатый вампир Костя в рясе в принципе выглядит анекдотично (особенно когда служит панихиду по погибшему мусульманину заодно с православными покойниками), потому что никакого человеческого лица у православия быть не может, даже в жанровых рамках психоаналитического триллера (хоть православие - это и "религия священного материализма", как любит говорить большой поклонник Мадонны дьякон Андрей Кураев).

Collapse )