September 16th, 2006

маски

"Дверь в полу" реж. Кип Уильямс

Пропустил два года назад этот фильм сначала на ММКФ, потом в прокате, и вот дождался, пока его показали глухой ночью по Первому.

Писатель, автор детских книжек (Джефф Бриджесс), и его жена (Ким Бессингер) решают пожить отдельно. В их жизнь входит помощник, молодой мальчик - шофер и домработник, начинающий писатель, рассчитывающий чему-то научиться у своего кумира. А у писателя есть маленькая дочь. Писатель еще и увлечен изобразительным искусством, для чего пользуется услугами натурщиц. А у жены завязывается роман с мальчиком-помощником: понаблюдав, как он мастурбирует на ее фотографии и белье, она позволяет ему потерять с ней девственность. В один из моментов в спальню, где мальчик имеет маму сзади, входит маленькая дочка. Ребенок в шоке. Папа подает на развод. Дальше в результате продолжительных выяснений отношений обнаруживается, что старшие сыновья пары погибли в автокатастрофе, и парень-помощник напомнил матери о них.

Экранизация романа Джона Ирвинга - работа настолько психологически тонкая и перегруженная символами (в финале герой Бриджеса открывает дверь в полу - это заглавная метафора из его знаменитой "страшной сказки" - и погружается в "подполье"), что даже чересчур: человек, конечно, существо сложное, но это не значит, что надо еще больше запутывать дело вместо того, чтобы пытаться его понять и объяснить.
маски

"Девичник club" Айвона Менчелла в Театре им. А.Пушкина, реж. Р. Козак

Три вдовы, старые подруги, ежемесячно посещающие могилы мужей на кладбище, в раздумьях: закончилась ли на этом их жизнь или все-таки не худо бы по примеру снова и снова выходящей замуж подруги поискать себе на старость какого-нибудь вдовца посимпатичнее, и лучше если прямо не отходя от могилы. Если не путаю, эту пьесу в прошлом году репетироват в МХТ Андрей Мягков, но Табаков, увидев готовый спектакль накануне премьеры, закрыл постановку с оговоркой "мы не настолько бедны, чтобы выпускать халтуру". Козак в своем театре пьесу ставил сам, да и спектакль - не такая уж халтура (хотя эвфемизм "работа на уровне качественной антрепризы" - тоже комплимент сомнительный), однако вдовья судьба и тут оказалась нелегкой. На одну из трех главных ролей была назначена Лолита, на нее уже пошили костюм - но она чуть ли не в последний момент отказалась, на мой взгляд - по уважительной причине, на взгляд театра, как я понял - по не очень уважительной, так или иначе вместо Лолиты сыграла Лариса Голубкина. Любопытно, что Дорис, которую должна была играть Лолита, весь спектакль зудит и пытается учить других смирению и скромности, а ближе к финалу скоропостижно умирает за сценой, и для Лолиты это было бы совершенно внове, тогда как Голубкина в этой роли не то что слаба, но как минимум предсказуема. Гораздо интереснее Мария Аронова, состаренная седым париком, и в еще большей степени - похудевшая и похорошевшая Вера Алентова - в экстравагантных костюмах, немыслимых париках и ярком макияже она не то невольно походит на Людмилу Гурченко, не то наоборот, сознательно пародирует ее манеры.

Все бы ничего, если бы не так долго и, что еще хуже, не так предсказуемо. Странно, что отовсюду раздаются стоны: мол, нету пьес на актрис, кому за... В то же время число спектаклей про престарелых мечтательниц о простом женском счастье зашкаливает за разумные пределы, только в театре Пушкина и только за последний год - вторая, весной, правда, на сцене филиала и с актрисами еще более старшего поколения, тот же Роман Козак поставил "Девичий источник" Богаева:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/597671.html?mode=reply

Пьеса Менчелла - это, конечно, драматургия не настолько беспомощная, как у Олега Богаева или какого-нибудь Кена Людвига (хотя недостатки последнего хотя бы искупаются отчасти задором театральной молодежи), но это даже не Саймон, не говоря уже о чем-то более сложном. В лучшие моменты своих дискуссий Алентова, Аронова и Голубкина напоминают героинь "Секса в большом городе" с поправкой "...дцать лет спустя", в нелучшие - образы Елены Степаненко. Вместо объявленных двух часов двадцати минут героини пытаются разобраться, в каком возрасте жизнь только начинается, а в каком все-таки заканчиваются, без малого часа три. Хотя единственно правильный ответ на этот вопрос одна из них дает почти в самом начале пьесы: "Собаки тоже бегают за машинами - но ведь никто не сажает их за руль".
маски

"Лесной разбойник" реж. Генрот Ролл

Сказки Отфрида Пройслера, по книжкам которого снят "Лесной разбойник" - определенно не того же рода, что книжки Астрид Лингрен и Туве Янссон, не говоря уж о Кэролле и Милне. Детские такие сказочки про чудеса в решете. Два маленьких братца, не надеясь на тупого полицейского вахмистра (в русском варианте его зовут Держимордер), решили сами поймать и наказать разбойника, похитившего бабушкину музыкальную кофемолку. Но в итоге сами попали в рабство к бандиту и его сообщнику-волшебнику. Выручила фея, телесами - воплощение мечты немецкого гетеросексуала; волшебника уменьшили до микроскопических размеров, а разбойника превратили в птичку. Но тупой вахмистр все-таки его упустил, разбойник снова похитил братьев вместе с бабушкой, фея тоже оказалась бессильной (ее колдовство на кухне, где держит бандит пленников, утратило силу), и только гадалка со своим полупсом-полукрокодилом помогла восстановить конституционный порядок в сказочном немецком городке. При всей моей любви к детским сказкам без заморочек я так и не понял, что мне "Лесной разбойник" напоминает больше: старые гэдээровские фильмы для детей или "Прапорщика Задова" (благо взрослые персонажи мужского пола конкретно смахивают на Дмитрия Нагиева в соответствующем гриме).

Впервые доехал до кинотеатра "Рио Синема-Стар" в торговом комплексе "Рио". Сам комплекс в целом и 6-зальный кинотеатр в частности - хороши, но добраться до него просто немыслимо. Даже на каких-то 7 или 8 трамвайных остановок от редакции до "Рио" ушло больше получаса - дороги узкие, пробки даже в середине дня страшные, а уж ближе к вечеру - кошмар. Ходят, правда, бесплатные маршрутки до "Академической", но на посадке такая конкуренция, что я на обратном пути и пытаться не стал, поплелся обратно к Севастопольскому проспекту на рейсовый автобус. В "Рио" есть большой книжный, само собой, с безумными ценами, но в отличие от других книжных, расположенных в больших торговых комплексах, с продукцией, изданной еще до открытия магазина и, в случае невысокого на нее спроса, не слишком переоцененной. Так что я купил сборник романов и новелл Витольда Гомбровича и последний роман Малькольма Брэдбери если не по дешевке, но по цене сравнительно терпимой (денег, конечно, жалко до безумия) - одно издание 2001 года, другое 2003, а "Рио" открылся год или два назад - как будто эти книжки меня искали и ждали.
маски

«Требуется барабанщик», New York City Players, автор и режиссер Р.Максвелл (фестиваль "Новая драма")

Сломав ногу, навернувшись на мотоцикле, молодой барабанщик сидит дома и выясняет отношения с матерью, в перерывах они поют друг другу песенки, она играет ему на пианино, он бьет в ударную установку.

Про Ричарда Максвелла написано, что он "звезда американского некоммерческого театра" и в одном из его спектаклей действие происходит в столовой, где на столах немолодые герои по ходу представления занимаются сексом. В "Барабанщике" ничего такого нет, даже главный герой раздевается только ближе к концу и всего лишь по пояс (умеренно сексуальное зрелище). Представление недлинное и неутомительное, хотя и не поражающее воображение не темой, ни формой. Прием, который подается как главная режиссерская находка - попытка показать специфику взаимоотношений героев через музицирование - изобретен задолго до Максвелла и многократно опробован более крупными драматургами 20 века (мне сразу вспомнились пьесы Мрожека 30-40-летней давности, но набор имен и названий тут может быть у каждого свой). Гораздо более эффектным, чем сам спектакль, оказалась встреча с режиссером и актерами после его окончания. Особенно трогательны были два момента: вопрос мужчины из центра зала, характерен ли для американского менталитета эдипов комплекс в той же мере, что для российского, где "хорошая мать сына для старости прокормит", и финальный спич моей соседки справа, объяснивший всем присутствующим, включая авторов спектакля, в чем заключается глубинный смысл увиденного (пережив смерть матери, герой поэтапно переосмысливает свои отношения с ней) и заслужившей сдержанную и скупую признательность американца. А лично я ему признателен за то, что благодаря его импортному некоммерческому секонд-хенду поневоле с радостным трепетом ожидаю новых постановок Ольги Субботиной по пьесам Ксении Драгунской.