August 31st, 2006

маски

Татьяна Доронина в "На ночь глядя":

- Вас однажды назвали русской Мерилин Монро...
- Я очень расстроилась, когда меня так назвали - у нас разные профессии.

И кто там спрашивал, почему я смотрю "На ночь глядя", если Берман и Жандарев настолько невыносимы? А вот потому и смотрю, что где еще можно увидеть Доронину? К Малахову она ведь не придет, да и к Канделаки (хотя СТС у меня все равно не ловится) тоже. А у Бермана с Жандаревым ее можно увидеть и, когда ведущие не пытаются говорить вместо нее, даже услышать. Нелепую, жалкую, ограниченную, загубившую творчески и финансово свой театр, неадекватную - и самоироничную, мудрую, великую, конечно, великую.

В моем обиходе есть фразы, заимствованные из интервью разных людей (и выдающихся, и не очень) и ставшие частью моей повседневной речи. Кое-что несколько лет назад я взял и от Дорониной. Ее ответ на вопрос, не жалеет ли она спустя годы об уходе из БДТ:
- Я уже когда уходила - жалела.
Когда меня спрашивают, не жалею ли я о чем-нибудь, о каком-то своем решении, я отвечаю варициями на тему Дорониной.

Правда, в этой программе ничего похожего не прозвучало. Может, и могло бы - но дело не дошло, ведущим же тоже хочется поговорить.

Кстати, мне послышалось или действительно в тот момент, когда Доронина рассказывала историю ухода Виктора Павлова из театра им. В.Маяковского, в студии "На ночь глядя" заиграл мобильник?
маски

Вы когда-нибудь видели, как вы спите?

Меня зацепила эта нарочито "странная" фраза из "Мании Жизели" Дуни Смирновой и Алексея Учителя (записка, которую оставляет Ольга Спесивцева, уходя от своего первого любовника, критика Акима Волынского).

Ведь сон - это, пожалуй, едиственное состояние, в котором человек, хочет он того или нет, не контролирует себя и предстает перед тем, кто рядом с ним в этот момент, именно таким, какой он есть на самом деле. Но мало того, что во сне себя нельзя контролировать - во сне нельзя даже увидеть со стороны. А еще сновидения, этот отвлекающий маневр, уводят бесконечно далеко от той простой и грубой реальности, которая и без того недоступна нашему восприятию. Зато доступна восприятию со стороны.

Вообще это неспроста, что глагол "спать" в определенном контексте приобретает значение "заниматься сексом". На самом деле, как мне все чаще кажется, как раз именно совместный сон, а вовсе не секс сам по себе, делает людей интимно близкими. Неудивительно, что многие предпочитают после секса спать раздельно или вообще не спать, а разбегаться, не задерживаясь.

В сексе (даже в сексе - а это, что ни говори, самая высокая степень близости) можно быть кем угодно, во сне - только самим собой. Спроси того, кто спит с тобой рядом - и он скажет тебе, кто ты. Если, конечно, не обманет. И если есть кого спросить.

С другой стороны - а что остается от интимных отношений, когда они заканчиваются (если вообще начинаются)? От секса как такового, если отбросить случаи беременности и венерических болезней - ничего. А от сна остается впитанное кожей щеки тепло дыхания, которое не остывает с годами.