August 29th, 2006

маски

"Москва" реж. Александр Зельдович

Шесть героев, внешне благополучных, даже богатых по меркам московских 90-х. Жизнь в долг и не по средствам, бандитский шантаж, кидалово на деньги, преданные, но предающие друзья, разговоры о различиях американской и русской норки (якобы американская русскую может затрахать до смерти при спаривании), диалоги за бутылкой о высоких и низких материях и перетрах всех со всеми - очень узнаваемые темы и сюжеты Владимира Сорокина. Еврейская тема тоже присутствует, но это вряд ли от Сорокина - как же Зельдовичу рассказать о Москве 90-х и не упомянуть евреев (а показ не обошелся и без Аллы Гербер, этой "мадам Стороженко" московской кинотусовки). Эффектные ходы с надуванием предателя автомобильным насосом через зад, самоубийством героя Виктора Гвоздицкого через падение с трамплина на Воробьевых горах, сексом в вагоне метро или, тем паче, через прорезанную на месте Москвы дыру в карте России. Участие короткостриженной Ингеборги Дапкунайте, Натальи Колякановой и Татьяны Друбич. Гениальная музыка Леонида Десятникова.

Замечательный ход: Друбич играет дочь (душевнобольную, только что выпущенную из стационара) героини Колякановой - хотя они практически ровесницы. Вот такая странная, нездоровая, старообразная девочка, поющая в какой-то совершенно невообразимой (Десятников все-таки - безусловный гений) обработке песни советских композиторов, в том числе "Враги сожгли родную хату" (в аккомпанирующем ансамбле - непременный исполнитель музыки Десятникова, одутловатый, неприглядный гомосексуалист Алексей Гориболь). Лаврентьев во вступительном слове сказал, что по этому совершенному фильму и через сто лет можно будет понять суть московских 1990-х. Может быть, это даже не сильное преувеличение. Во всяком случае, я не помню другого фильма, где так красиво и подробно была бы зафиксирована Москва, которая даже на моих глазах ушла в прошлое вместе с демонтированными "Интуристом" и "Россией" (первую коробку герои наблюдают из окна квартиры, а мимо второй даже проплывают на пароходике, вспоминая, что это самая крупный отель в Европе - теперь уже можно сказать БЫЛ). Хотя образ города, с несуществующими зданиями и неистребимыми бандитами - не единственное оправдание заглавия, есть и более простое: в огромных бетонных буквах, которыми выложено название столицы, один из героев прячет деньги, украденные у другого, его лучшего друга (персонажа Александра Балуева, мецената и любителя балета, в финале как раз за эту самую похищенную наличку и пристрелит киллер, отправленный немногословным персонажем Чиндяйкина).
маски

"Многоточие" реж. Андрей Эшпай (фестиваль "Московская премьера")

Как и героиня Алисы Фрейндлих из "На Верхней Масловке", героиня Евгении Симоновой из многоточия - известный советский скульптор. Но поскольку на дворе - не мутные 90-е, а сравнительно безоблачные для специалистов по ваянию девушек с горнами и ленинских монументов скульптора послесталинские годы, в жизни Киры Георгиевны все хорошо: муж Николай Иванович (Сергей Дрейден) не вполне здоров, со скульптурой боксера (для нее позирует красавец Юра - Евгений Цыганов) не все ладится, но в целом - жить можно. Как вдруг появляется Вадим - первый муж из их далекого, еще довоенного, совместного киевского прошлого. Вадим отсидел в лагере, вышел, занимается реабилитацией, в Магадане у него гражданская жена и 4-летний сын. Прежняя любовь возрождается, но у нее - муж, у него - семья, и работа, и еще очкастая журналистка из ГДР под ногами путается, требует интервью (ее очень смешно и трогательно, совсем непохоже на себя, играет Чулпан Хаматова). Герои собираются вернуться вдвоем в Киев, начать жизнь сначала - но их заклинания "в Киев, в Киев" звучат как эхо монологов и реплик из "Трех сестер", которые по ходу фильма постоянно всплывают.

С премьеры в Доме кино многие уходили - и, в общем-то, не без оснований. Фильм действительно не самый совершенный, в нем много лишнего, особенно это касается "видений" главной героини, сопровождающихся топорно сработанными "спецэффектами"; есть куски, даже сами по себе замечательные (например, эпизод застолья героев Сергея Дрейдена и Николая Чиндяйкина в присуствии домработницы Луши в исполнении замечательной Натальи Журавлевой; визит Юры в дом Николая и Киры со своей девушкой Тоней, которую ярко, практически без слов, сыграла Зоя Кайдановская; встреча Киры Георгиевны с сестрой Вадима Варей-Ингой Оболдиной, которую Кира поначалу принимает за его гражданскую жену из Магадана), но на эти куски фильм распадается, как на сборник отдельных сюжетов.

Но я не помню, когда последний раз видел в кино Евгению Симонову (только в театре, где она за последние годы сыграла блестящие спектакли - "Шестеро любимых", "Три высокие женщины"), а тут у нее замечательная, сложная роль. Да и вообще история хоть и несложная, и неровная, но трогательная. Вадим уехал "на три дня", проводить жену с ребенком - но обещал вернуться. И хотя дальше вроде бы - то самое "многоточие", все понятно. Жизнь никогда не дает второго шанса. Да и первыми не разбрасывается. Редкий случай: многоточие здесь - не знак ложной многозначительности. Как раз наоборот: расставлены все точки. Просто этих точек слишком много.