August 18th, 2006

маски

Гарфилд! Гарфилд!

Все мои эмоции двухлетней давности:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/120102.html?nc=6

удваиваются. Поскольку в "Гарфилде-2" Гарфилдов двое: один - настоящий, американский, другой - его британский двойник Принц 12-й, наследник аристократического замка и объект преследования мерзкого лорда, племянника покойной хозяйки Принца, решившего прибрать родовое имущество к рукам, для чего ему нужно сначала извести кота. Помимо двух котов и туповатого щенка из предыдущей серии, здесь целый скотный двор, бунтующий под угрозой сноса и застройки многоэтажками для курортников. Особенно прелестны всеми ненавидимый попугай, хорек, утки и, конечно, бульдог, прислуживающий Принцу (а когда тот пропал - его двойнику Гарфилду) наряду с человекообразным дворецким.

Чем прекрасен "Гарфилд-2" в сравнении даже с другими замечательными проектами того же рода - так это тем, что он одновременно и обаятельно простодушен внешне, и внутренне многослоен. Такой виртуозной работы с англо-американской культурной мифологией не в каждом фильме Тима Бартона увидишь, не то что где-нибудь еще. Отправная точка сюжета - ход, позаимствованный из "Принца и нищего" Марка Твена, интрига - чисто диккенсовская, в работе над характерами без Вудхауса точно не обошлось (некоторые ситуации имеют откровенные параллели с "Дживсом и Вустером"), и так далее вплоть до мелочей (это когда горничная в лондонском отеле последовательно сравнивает героя то с Хью Грантом, то с Кэри Грантом). Про "Скотный двор" я уже вскользь упомянул. Обнаруживая родство культур, авторы ненавязчиво демонстрируют и различия - хотя бы через котов-двойников: они, в принципе, почти одинаковые, особенно когда Гарфилд распробовал прелести аристократической жизни, а Принц 12-й - вкус лазаньи, и тем не менее там, где англичанин предпочтет скрыться по-тихому, американец (речь о котах) полезет в драку - и победит.

А вообще интересно было бы проследить литературную родословную Гарфилда - он ведь хоть и дворовый американский кот, но отнюдь не "безродный". Наверное, считать надо от Кота в сапогах, далее - гофмановский Мурр, Чеширский кот Кэролла, булгаковский Бегемот... (продолжите список). Матроскин тоже родственник - но по побочной ветви, он Гарфилду - двоюродный или сводный.

(А какой ролик про саблезубую белку с желудем перед сеансами показывают! Теперь из-за портативной машины времени она виновата еще и в катастрофе "Титаника"...)
маски

"Пульс" реж. Джим Сонзеро

По-моему, это лучшее из всего, что было создано в подобных жанрах за последние годы. Смерть, приходящая из интернета - уже киноштамп, однако в "Пульсе" очень много такого, чего раньше я не видел никогда (поправьте, если я что-то пропустил).

Начать с того, что до сих пор потустороннему злу эры высоких технологий, приходящему из мира глобальной сети и компьютерных игр, в молодежных ужастиках пытались противостоять чесноком, осиновыми кольями и прочими морально устаревшими средствами, вычитанными в непревзойденном и не утратившем актуальности, но тоже не вполне соответствующем нынешним реалиям "Молоте ведьм". Здесь, у Крэйвена (автор сценария) и Сонзеро впервые герои пытаются найти технологически адекватное решение проблемы - с обескураживающем результатом: решения нет.

Во-вторых, я не помню другого ужастика (напомните мне), где действие не было бы локализовано во времени, пространстве и ограничено количеством персонажей, а перерастало в масштабы, более свойственные жанру фильма-катастрофы, как он понимается в современном кинематографе ("Послезавтра" и т.п.) В "Пульсе" же в "зоне поражения" оказывается все человечество, точнее, все городское население. Причем процесс развивается последовательно, постепенно (хотя и достаточно быстро), от частного случая - к глобальной катастрофе и захвату мертвецами всего окультуренного пространства.

В-третьих, сам образ зла подан нестандартно. С одной стороны, оно неперсонифицировано - в то время как юные герои представляют собой хоть и схематичные, но индивидуализированные типажи, мертвецы сливаются в аморфную массу; если внешне некоторых еще как-то можно распознать и вычленить из серой толпы (например, появляющуюся в комнате повесившегося Джоша женщину с очень характерной, запоминающейся пластикой), то каких-либо других признаков личности они лишены начисто. Однако при этом вся мертвечина в фильме показана без натурализма и без нарочитого уродства - ожившие покойники по-настоящему страшны, но не отвратительны. То и другое резко отличает "Пульс", скажем, от очень мною нелюбимых фильмов Ромеро на, в принципе, похожие сюжеты о "живых мертвецах".

В-четвертых, фильм, как это и подобает лучшим образцам молодежного ужастика, не лишен иронического подтекста. Речь даже не о чудной по-своему сцене в кафе, где пожилой алкоголик вдруг начинает проповедовать о грядущем Апокалипсисе - это эпизод рассчитан на откровенно смеховую реакцию, примерно на середине фильма несколько разряжающую обстановку. Но кроме того, такие "фишки", как, например, необходимость бежать в "мертвую зону", где нет интернета и не ловится сигнал мобильного, чтобы сохранить жизнь - это тонко и остроумно.

Наконец, Крэйвен нашел такую грань между моралистической "луддитской" притчей и тупой страшилкой, которой, казалось бы, вообще быть не может. В "Пульсе" нет нотаций, нет проповеднического пафоса, нет претензий ни на художественные откровения, ни на религиозное Откровение. Вместе с тем у фильма есть предельно внятный посыл, просто он подается как-то буднично. Прямым текстом (буквально и дословно) констатируется факт:

"То, что должно было облегчить нам общение, стало источником невообразимого зла".

(А ведь всего-то навсего: один продвинутый технарь пытался найти новые частоты, чтобы расширить возможности связи, другой, не разобравшись, что к чему, через эти частоты выпустил наружу истомившихся в небытии мертвяков - а дальше пошло-поехало. И что еще примечательно: мертвые не убивают живых, не расчленяют и не пожирают, а те, в свою очередь, не истекают клюквенным соком, как это полагается по законам жанра; они просто забирают волю к жизни, остальное - дело времени, человек просто распадается, гниет заживо и в конце концов рассыпается в прах, если прежде не успеет добровольно прекратить свое физическое полусуществование).

Но самый удивительный эффект "Пульса", на мой взгляд, в том, что заведомо условная, от начала до конца выдуманная и далеко не во всем логичная ситуация показана предельно убедительно. Вот падает захваченный мертвецами горящий самолет. Это что - фильм ужасов или кадр из выпуска новостей?

***

"ДОМ 3", презентация в "Кафемаксе" на Новокузнецкой. Диск с программой + сайт в интернете - и вы (точнее, ваш виртуальный двойник) в городе, где нельзя умереть, где всегда тепло и почти всегда солнечно, нет грязи, а все обитатели - молоды и красивы. С ними можно знакомиться и общаться - сначала в сети, а потом, при желании, и в реале. Я, никогда в жизни не игравший ни в какую компьютерную игру (даже в "тетрис" - честно), тоже попробовал. Виртульный антропоморфный Арлекин погулял по городу, по паркам и магазинам, прокатился на метро - оно устроено по принципу московского: кольцевая линия и три радиальные (точнее, четыре, но последняя запустится, когда проект заработает в полную силу) - хотя деловой и культурный центр города смещен к северу от кольца. Выбор в магазинах, правда, небогатый, зато город зеленый, много парков и река, прямо тут же впадающая в море. Пока город населен электронными роботами и тестирующими проект специалистами - но постепенно он будет обживаться реальными пользователями, начиная с гостей сегодняшней презентации (нам оплачен доступ на два месяца вперед). Если что, мой двойник - высокий мускулистый брюнет с легкой небритостью, в обтягивающих джинсах и парчовом галстуке (других предметов одежды выше пояса на нем нет). Увидите - не проходите мимо.
маски

Караченцов, Магомаев, Остроумова

По двум основным каналам - три замечательные персоны.

Фильм о Караченцове в первую очередь запомнится пронзительными кадрами лечебной гимнастики (какая все-таки сила воли в человеке! ну дай Бог, дай Бог), фильм о Магомаеве - информацией о том, как герой с шести утра сидит на своем персональном сайте и общается с поклонниками, "На ночь глядя" с Остроумовой - просто Остроумовой.

Хотя Караченцова пересластили православием, Магомаева - официозом, а впечатление от Остроумовой опять отравили Берман с Жандаревым. Вчера у них получилась на удивление удачная программа с Чурсиной - настолько, что я подумал, дело налаживается, но нет, они, видимо, безнадежны.