August 14th, 2006

маски

"Хотт@быч" реж. П.Точилин

С уродским "Меня зовут Джинн" - само собой, ничего общего, но более того: у Точилина запаса фантазии и профессионализма оказалось больше, чем у всех других российских спецов по молодежным комедиям вместе взятых. Способности эти сами по себе, конечно, действия весьма ограниченного - но задача, чтобы было не скучно, не совсем тупо и при этом хотя бы отчасти непохоже на многочисленные образцы - выполнена и перевыполнена. Одно дело - просто вызвать из бутылочного заточения придурковатого уродца и стравить его с отмороженной молодежью - это легко. Сложнее тот же самый ход взять за основу и сварганить нечто удобоваримое и при этом не постыдное.

У Толоконникова теперь не одна звездная роль, а две, совершенно разных, но достойных, если и не в равной степени, но не перечеркивающих одна другую. Джинн у него получился очень человечным - с меняющимся настроением, озорным, но и склонным к печали, даже комплексующим (хотя и комплексы его тоже самоироничны: "Моль съела мой ковер-самолет. Неужели я настолько стар?!"). В какие-то моменты проникновенным. Тем больше, чем ближе к финалу, и особенно после того, как становится смертным, как погибает от бандитской пули, выпущенной из руки врага Шайтаныча, не дающего человеческим желаниям осуществляться, как попадает обратно в ненавистный кувшин и возрождается через расшифровку генетического кода в виртуальном образе героя компьютерной игры и интернет-чатов (что, ко всему прочему, логично смыкает интернет-эпилог фильма с интернет-прологом). Вообще это редкое для подобных "низких" жанров качество: ткань сюжета вязки довольно грубой, но ни одна ниточка не оборвана, ни одна петелька не спущена,все побочные сюжетные линии распутаны до конца, все второ- и третьестепенные персонажи (от бандитов-рэкетиров до сотрудников спецслужб, от блудной мультяшной тени Шайтаныча до виртуального робота Кисы из секс-чата, от алкоголиков из приемки цветного лома до говорящей моли) - на своем законном месте и пристроены к делу. В "Хоттабыче" и все осталльное на удивление уместно - в том числе все актеры, так что это вовсе не бенефис Толоконникова, при том, что Ямпольскис и компания никаких актерских откровений не демонстрируют, зато и не раздражают своей навязчивостью.

Вообще "Хоттабыч" - едва ли не первый молодежный комедийный русскоязычный кинопродукт, представляющий собой не просто нарезку веселых (и хорошо еще если смешных при этом) сценок, а логично выстроенный, не ладно, может быть, скроенный, но крепко сшитый целостный фильм, по сути довольно серьезный и даже мизантропический. Но это тоже не главный плюс "Хоттабыча". Точилин прошел по краю - непозволительно пичкать публику прописными истинами, но и совсем без морали оставить адресованную подрастающему поколению кинокартину тоже нельзя - лихо и легко. Очень быстро становится ясно, что кино не о том, как надо осторожно с желаниями обращаться и что "сбытие мечт" не всегда оборачивается счастьем (хотя это уже само по себе - достижение сценариста). Но о чем оно - понятно не сразу, мутные какие-то мысли крутятся в голове, пока следишь, как джинн сыплет мешками доллары, отпечатанные на папирусе, и заливает московскую продвинутую молодежь фирменным пивом своего имени-отчества. Постепенно и верно все проясняется, и совсем все ясно становится в момент, когда джинн сообщает свое решение превратиться в смертного и признается, что страны джиннов, куда можно улететь, освободившись от кувшина, нет, что он сам ее выдумал, и вообще нет такой страны, где можно быть свободным. Джинн - раб кувшина, человек - раб своих желаний.
- Куда же ты летал? - спрашивает его программист Гена.
- Подальше от мира людей.
И какой же выход из этой тотальной рабской зависимости? Оказывается - очень простой и известный с самого начала, с первых кадров фильма: интернет - волшебный мир свободы, где всякому смертному доступны любые чудеса. Это в реальном мире даже джинн не может ни убить, ни заставить полюбить, ни заставить разлюбить (а на что же тогда годен этот чудотворец? доллары-то ведь можно и на станке напечатать). А в интернете толстые девочки и прыщавые подростки без посторонней магической помощи превращаются в суперменов и принцесс. И волоски на себе рвать не надо.
маски

Мы забываем, что влюбленность

не просто поворот лица,
а под купавами бездонность,
ночная паника пловца.

Покуда снится - снись, влюбленность,
но пробуждением не мучь,
и лучше недоговоренность,
чем эта щель и этот луч.

Напоминаю, что влюбленность
не явь, что метины не те,
что, может быть, потусторонность
приотворилась в темноте.