August 12th, 2006

маски

"S.P.L." в "35 мм" реж. Уилсон Уип

Гонконгский боевик - и этим все сказано. Однако выполнен на таком уровне, что может считаться классическим образцом жанра, настолько классическим, что местами даже кажется слегка старомодным - но это неизбежный побочный эффект "образцовости". То, что полицейский Чан, умирающий от рака мозга, нарушает закон во имя справедливости едва ли не больше, чем его противник, пузатый мафиози По - это нормально, как и то, что персонажи из обоих лагерей с равным простодушием режут головы врагам и ласкают детские головки. Последнее, собственно, как ни странно, выходит на передний план, оттесняя историю мафиозной разборки. В фильме практически соблюдены три классические единства: события (не считая пролога) развиваются в течение суток, в пределах одного города и действие крутится вокруг одного предмета, а именно: все начинается с того, что инспектор Чан, когда-то не сумевший уберечь свидетелей, готовых дать показания против По (и в итоге суд его освободил) и воспитавший их выжившую дочь, обнаруживает, что у него рак мозга, одновременно с этим его увольняют из полиции, и тогда соратники по отряду похищают деньги у людей По, чтобы отдать Чану на воспитание дочери - По в ярости, он убивает полицейского агента, полицейские в ответ пытаются подставить По с помощью случайно сделанной дебиловатым подростком видеозаписи преступления ("Я снимал чудовище из лагуны, а заснял убийство"), но По опережает их, все полицейские, кроме неизлечимо больного Чана, погибают, и Чан с сумкой похищенной наличности сам идет выяснять отношения с По. Суть фильма, однако, в другом. День, в течение которого разворачивается криминальная линия сюжета - это так называемый День отца. Дети, как это ни странно, и становятся главными героями боевика. Чан воспитывает приемную девочку. У жены По после нескольких выкидышей наконец-то родился сын. У полицейских - дочери, которые звонят им и поздравляют с Днем отца, у одних маленькие, у других взрослые; один из отряда решает после долгих лет вражды позвонить отцу и выясняет у матери, что тот уже месяц как умер. Любят все-таки режиссеры гонкогских боевиков в перерывах между кровопролитием и членовредительством порассуждать на вечные темы, о жизни и смерти. На очень высоком уровне условности - в этом смысле классический гонконгский боевик очень похож на классический русский балет. Символизм кульминационной сцены "S.P.L." - стопроцентно балетный: инспектор Ма, предполагаемый преемник Чана, разочаровавшийся в "законности", извлекает из под тела По, которым раздавил стеклянный бар, бутылку джина, наливает два стакана - себе и прикованному тут же Чану - но выпить не успевает, По, сумев очухаться, выбрасывает его из окна; падая с высоты, Ма пробивает крышу лимузина, в котором ждут По его молодая жена и месячный сын - все умирают. Симфонический саундтрек - под стать сюжету.
маски

"Слухи" Н.Саймона, La'театр

Несколько лет назад видел эту пьесу в театре им. Станиславского в постановке Семена Спивака - неудачной настолько, что никаких воспоминаний о ней не осталось (да и прошла она всего несколько раз). Старый спектакль Дубровицкого, где когда-то играл Шифрин (да и кто в нем только не играл за столько лет) немного симпатичнее, хотя неплохие актеры (Андрей Ильин - Кен, Марина Могилевская - Клэр, Валентин Смирнитский - Эрни) позволяют себе не перенапрягаться, только Владимир Стеклов (Ленни) и Ольга Волкова (Куки) работают если не в полную силу, то, по крайней мере, честно. Но, как я окончательно убедился (по спектаклю Спивака об этом невозможно было судить), сама по себе пьеса, мало похожая на обычные лирические комедии Саймона - главная причина того, что от спектакля остается ощущение, будто присутствовал на съемках ситкома. Четыре супружеские пары преуспевающих нью-йоркцев собираются на 10-летие свадьбы своих друзей, но обнаруживают, что хозяин дома прострелил себе мочку уха и весь в крови, а хозяйка вообще неизвестно где (в финале выяснится, что она заперта в подвале), сначала те, кто пришел раньше, пытаются скрыть положение вещей от опоздавших, затем все вместе гости стараются отделаться от навязчивого полисмена... - отдельные эпизоды смешны, отдельные перебивки скучны, в целом - можно с тем же успехом смотреть по частям или даже в обратном порядке сцен - результат от перемены мест не изменился бы.
маски

"Лифт" реж. Всеволод Плоткин

Несколько персонажей оказались против своей воли в замкнутом пространстве и в стрессовой ситуации проявляют скрытые черты своих характеров, открывая по ходу дела тайные истины. Очень распространенный сюжет, использованный с разным успехом десятки раз (у Сартра в "За закрытой дверью", у Дюрренматта в "Туннеле", в полупародийном ключе - в "Трое на качелях" Лунари и в спектакле "Быстрее, чем кролики" "Квартета И", да и много еще где), про лифт, проникающий вопреки воле своего пассажира сквозь пространство, есть новелла у Джанни Родари в его замечательном сборнике "Сказки по телефону". Так что дело не в свежести сюжета, а в умении его подать. Или, как в случае с "Лифтом" Плоткина, в неумении. В элитном, судя по всему, многоэтажном доме заходят в лифт, чтобы никогда уже из него не выйти, пять человек: юная теннисистка-наркоманка, вор-скрипач, врач-убийца, плохой сын плохого отца (в исполнении Сергея Горобченко - это если про сына, отца играет Мартиросян) и совсем уж невразумительный персонаж, сыгранный Даниилом Спиваковским. Один из пятерых ко всему прочему - маньяк по кличке Ван Гог, отрезающий своим жертвам уши. Лифт едет и едет неизвестно куда, персонажи выясняют отношения и пытаются выбраться, маньяк же постепенно убивает одного за другим.

По бессмысленности происходящего и посредственности актерской игры "Лифт" напоминает еще одно "очень странное кино" - "Ночной продавец". И в "Лифте" тоже есть эротика - когда трое из пятерых уже мертвы, оставшиеся - докторша и вор (его играет Игорь Верник) начинают ни с того ни с сего трахаться как мартовские кошки. Чтобы окончательно отбить у как можно большего числа людей охоту тратить время на это безобразие в ожидании, пока на экраны триумфально вернется чудесный кот Гарфилд, остается сказать, что маньяк - герой Верника, а в финале лифт, как это не удивительно, все-таки откроет двери, и очам жильцов элитной многоэтажки предстанет выжившая среди уже четырех трупов докторша (маньяка-Верника она-таки замочила). Уже совсем лично от себя добавлю, что одну из эпизодических ролей в фильме бездарно, как всегда, сыграла одна престарелая проститутка, из-за которой я пять лет назад загремел в ментовку (сначала она мне в интервью рассказала про то, как переспала с половиной обитателей Николиной горы, а потом решила от своих слов отказаться, дальше, если коротко, мы подрались, нас обоих забрали в отделение, а по дороге в ОВД "Хамовники" два мента угрожали мне подбросить наркотики и посадить на десять лет).