August 11th, 2006

маски

"Бешеные деньги" А.Островского в Театре им. Гоголя, реж. С.Яшин

Просидев почти час в Малом в кабинете у Юрия Соломина и выслушав все о том, куда катится русский театр, я еле ноги унес - пока Юрий Мефодиевич говорил в целом про необходимость цензуры и моратория на "современные" трактовки классики, еще ничего, но когда мэтр распалился и дело дошло до частностей (Соломин, если я его правильно понял, крайне возмущен тем, что в сегодняшних сериалах после "я тебя люблю" герой снимает рубашку, "это штамп, если у тебя стоит - надо брюки снимать, а не рубашку, я никогда рубашку не снимаю!" - я до сих пор под сильным впечатлением и обдумываю услышанное), мне стало невмоготу и я при первой возможности, ссылаясь на то, что в приемной ждут телевизионщики, слинял в редакцию. Немного отдохнул душой - и отправился в Театр Гоголя, чтобы не расслабляться.

В прошлом году на дверях Театра имени Гоголя висело объявление: "Для постановки спектакля "Бешеные деньги" театру требуются конторские счеты". Наверное, закупали с запасом, потому что судя по тому, как с этими счетами обходятся по ходу действия, их приходится часто менять. Мельтешащая три с лишним часа массовка, за которой почти не разглядеть ни центральный персонажей, ни сюжета, отбивает ритм спектакля костяшками счет. Из того, что во всем этом базаре житейской суеты все-таки удалось разобрать: Васильков Ивана Шибанова - не только мелочный, но и в буквальном смысле мелкий (особенно на фоне крупных Лидочки и Надежды Антоновны Чебоксаровых) человечек, Лидия Юрьевна - циничная картавая шлюшка при своей маменьке с манерами содержательницы притона (туалеты у обеих - соответсвующие), Кучумов - сексуально озабоченный старикашка, откровенно жалкий (я видел в этой роли Менглета в тоже далеко не выдающемся спектакле Театра Сатиры - но тот Кучумов был просто царь по сравнению с этим разряженным бомжиком), к тому же приплясывающий и припевающий "Дубинушку" (это "князенька"-то! а впрочем, тут и Надежда Антоновна с хором выводит "Степь да степь кругом"), Телятьев - вульгарный грубиян, Глумов попросту стар и представить его в роли альфонса совершенно невозможно - с ним самим таким "красавцем" с приплатой никто бы жить не стал. Все без исключения герои неприятны настолько, что даже не смешны. И хуже всех - толпа (ну, не толпа, а так, кучка - пяток убогих) людей со счетами. Кстати, теперь на дверях театра висит объявление: "Для спектакля "Бешеные деньги" требуются кожаные чемоданы больших размеров". Хотя чемоданы в спектакле уже есть, но, наверное, "люди" их так безжалостно таскают туда-сюда, что они со временем приходят в негодность и нужны запасные.

А ведь это, в общем, "традиционная" постановка. Психологизма столько, что аж жуть - такие паузы, такие поиски мотивировок, актеры так глубоко размышляют в процессе игры, что их персонаж в данный момент чувствует, что почти уже непонятно, что же он при этом делает. И костюмы - не современные (хотя и не совсем классические, Надежда Антоновна, например, расхаживает в платье типа кимоно с орнаментом в виде павлиньих перьев). Ну и толку от этих "традиций"? Все-таки, как говорил герой моей любимой пьесы, дело не в новых и старых формах.
маски

смольныйбля

- прислала в полвторого ночи СМС-ку _Маgdalina_, раздасадованная неудачными попытками дозвониться мне хоть на какой-нибудь из телефонов. Ну да, смольный-не смольный, а дозвониться трудно. Часто занято, а иногда я просто трубку не беру. В данном конкретном случае у меня были телефонные интервью - просто мои герои живут, как правило, в одном ритме со мной, и общаться им удобнее ночью (а некоторые ведущие редакторы звонят мне и в три часа ночи, потому что в это время я наиболее беззащитен и безопасен). Но иногда просто не хочется говорить. Не с кем-то конкретно, а вообще - лень открывать рот и напрягать связки. Не вижу в этом смысла. Я за день провожу в разговорах, очных и телефонных (иногда приятных и интересных, но по большей части - бесполезных и утомительных) столько часов, что тратить оставшееся время на пиздежь не по делу просто не хочется. Именно это, кстати, а вовсе не какая-то моя "необщительность", "закрытость" и тому подобное, главная причина, почему я избегаю новых знакомств. Ну не вижу я смысла в том, чтобы просто "общаться" ради "общения", и что такое "роскошь человеческого общения" - я не понимаю. Почему-то сейчас делают из самого процесса общения фетиш, как будто общение - самодостаточная ценность. А меня всегда раздражали люди, страдающие, как я это определил для себя еще на первом курсе университета, "гиперкоммуникабельностью". Для меня общение - только средство, и я прибегаю к нему исключительно по мере необходимости. Некоторых это обижает, даже оскорбляет, и, конечно, отталкивает многих от меня. Я готов заплатить такую цену за то, чтобы избежать траты сил и эмоций на слова, которые ничего не стоят, и на людей, без которых я могу обойтись и которые могут обойтись без меня. Я некоторое время назад для себя сформулировал: "Общаться стоит только с теми, кому это необходимо, и только в том случае, если это взаимно". Что не является для меня законом, придуманном искусственно, которому я следую неукоснительно. Просто мне так проще жить - без ненужных иллюзий, надежд и самообмана. Да и вообще молчание (я это только в последнее время оценил) - это процесс, доставляющий физическое удовольствие. Причем с самыми минимальными, практически нулевыми затратами сил и средств. В идеале это молчание абсолютное - не говорить, не слышать, не писать, не читать.

(К вышеупомянутой _Magdaline_ все сказанное если и имеет отношение, то косвенное, она в итоге до меня дозвонилась и мы проговорили где-то до половины третьего)