July 31st, 2006

маски

Рады ли вы "возвращению" Жасмин, как рад ему я?

Сама Жасмин мне, в общем-то, вполне безразлична, но было бы чертовски обидно потерять из виду один из лучших на российской эстраде мужских балетов!

А конферанс Пугачевой перед выходом Жасмин вошел в телеверсию? (Я имею в виду: "Так, а кто у нас следующий? Жасмин? Она тут? Жива?!")
маски

культурный шок-2

Когда Андрис спросил, поедем мы на кабриолете с верхом или без, я так заверещал, что уже наездился без крыши над головой на всю оставшуюся жизнь вперед, что потом всю дорогу от Юрмалы до Риги Андрис меня успокаивал. Андрис - журналист одной из латвийских радиостанций, знакомый Юриса. Юрис на своем синем кабриолете поехал до Риги с Лаурисом, а меня подсадил в красно-черную машинку Андриса. Пока добирались до вечеринки, которую почему-то сделали не в Юрмале, как обычно, а в Риге (в казино того самого отеля, где в 2003-м во время "Евровидения" располагался Евроклуб), Андрис жаловался, что он, вообще-то, специализируется на судебной хронике, а его отправили на "Новую волну". Объяснение, почему так произошло, достойно того, чтобы его зафиксировать:
- В Латвии слишком мало мошенников, материала не хватает, нам не о чем рассказывать, вот меня и гоняют по разным другим заданиям - сказал Андрис.

Но меня больше интересовала не криминальная, а музыкальная хроника. Андрис рассказал по дороге, что взял интервью у Лаймы Вайкуле.
- Зачем тебе Вайкуле? - удивился я. - Она уже у вас тут круглый год живет, а сейчас в Латвии куча народу, которые сюда на несколько дней приехали?
- Нет, мне нужна была именно Вайкуле, - ответил Андрис, - мы ее редко видим, у нас ее не любят.
- Если не любят - зачем интервью делать?! Попробовал бы лучше с Орбакайте поговорить!
Андрис напрягся:
- Орбакайте... Она из Литвы?
Как параноик со стажем я сразу понял, что надо мной издеваются, и решил поддержать юмористический тон беседы.
- Ну конечно, откуда еще может быть дочка Пугачевой.
- Что, правда дочка Пугачевой?!
Помимо Орбакайте, Андрис, как оказалось, никогда не слышал о Лолите и Валерии. Я скорее обрадовался, чем расстроился (хотя за артисток, конечно, обидно - я их люблю) - надо же, как развивается процесс дерусификации на оккупированных Советским Союзом прибалтийских территориях. Но тут вдруг Андрис продолжил:
- О, есть одна российская группа, которая мне очень нравится!
Я напрягся в ожидании. Но Андрис никак не мог то ли вспомнить, то ли выговорить названия. Я предложил ему напеть какую-нибудь песню. Как говорит в таких случаях живущий в Латвии Михаил Задорнов, наберите в грудь побольше воздуха. Потому что я ожидал услышать все, что угодно, только не это. Шок от услышанной на гей-дискотеке песни Баскова оказался моментально перебит. Андрис долго подбирал слова, а потом затянул со своим немыслимым латышским акцентом, путая слова:
- Ты неси меня рекааааа... За крутые берегаааа....
- Ты слушаешь "Любэ"?!
- Да! Только у меня всего один альбом. Я когда был в Минске, хотел найти другие - не смог. В Москве не бывал никогда - но еще побываю, я же молодой!

Мы доехали до клуба, точнее, до казино, где проходило мероприятие, и встретились там с Юрисом, а заодно и с его коллегой из конкурирующего издания Анной, я, пока Андрис отходил за едой, рассказал Юрису про "Орбакайте из Литвы" - они с Анной дружно поржали, а потом и про "Любэ".
- А у меня всех их альбомы есть - сказала Анна.

Когда я в Москве говорю, что Игорь Матвиенко - лучший российский поп-композитор последнего десятилетия, а "Любэ" - один из самых удачных и стабильных проектов, это воспринимается в лучшем случае как юродство. А в Латвии - причем латыши, не русские! - "Любэ" слушают, и на концерты ходят. На Вайкуле не ходят - а на "Любэ" ходят!

В его 22 Андрису не дашь больше 17, чем он сам очень доволен (ну так понятно). Что особенно мучительно - это наш речевой диссонанс, который всегда заводит меня почти так же сильно, как молодость. Когда я пытался объяснить, что надо повернуть налево после забора, Андрис спросил: "Забор? А что это?", хотя успел еще родиться и даже немножко вырасти в СССР и по-русски кое-как понимает (впрочем, слов "калитка" и "беседка" он тоже не знал). Юрис меня предупредил: "Мальчика не трожь! Я пока сам не разобрался, но если что..." Хотя там разбираться особо не в чем - и так все ясно, Юрис получит свое, и ждать долго не придется. А я-то что? Я ничего, даже в мыслях - куда уж мне. Я побыл на вечеринке примерно до половины пятого, потом по утренней Риге полтора часа погулял и поехал обратно в Юрмалу.
маски

Не успел я порадоваться "Жизни"....

как новое удовольствие. Кстати, что-то "Жизнь" хило осветила "Новую волну" в этом году. Я даже ничего не смог оттуда списать - сплошная чепуха. Равнение - на "МК". Только два абзаца о Пугачевой из вчерашней большой подборки "Алла спит с целым взводом". Вдыхаем глубже - и наслаждаемся каждым звуком (на самом деле - я читал это сейчас громко вслух - как стихи, слова просто во рту таяли):

"Перепуганная Алла в ночнушке с кружевами, кутаясь в покрывало, вызывала ночью в свои апартаменты на крыше пятизвездного “Балтик Бич” целый взвод охраны. Она даже не знала, что кричать — то ли насилуют, то ли грабят, — кто-то настойчиво и шумно пытался взломать ее дверь, когда она уже сладко разлеглась в 2 ночи на своем кингсайзе. Охрана примчалась во всеоружии и услышала чьи-то быстрые шаги на пожарной лестнице, но никого не поймала."

"На вертеле посреди лужайки ароматно румянился молочный поросенок, на барбекю шипели бараньи рулетики и нежнейшее филе морского окуня. Несколько рядов фуршетных столов было уставлено изысканными яствами. Глубокие тарелки с красной икрой, севрюги-стерляди всех видов копчений, мидии, устрицы, креветки, гребешки, сыры, колбасы, нарезки, грибы, салаты, овощи, раки, крабы и прочая всячина способствовала обильному слюновыделению. Гости фланировали между столами, подчеркнуто неспешно наполняя тарелки деликатесами. Алла Пугачева в задумчивости стояла у огромного чана с красной икрой и, разглядывая ее с какой-то невообразимой нежностью в глазах, потом с досадой махнула рукой и угрюмо побрела к своему столу. Официант семенил за ней с тарелочкой, на которой дрожал скромный кусочек парного окуня и горстка стручковой фасоли на гарнир. “Здоровье берегу”, — буркнула Алла, которая с утра метала громы и молнии в съемочную бригаду прямого эфира за ракурсы, в которых она себе очень не понравилась. Запретила “брать” крупные планы и вот села — на рыбу с фасолью. Хотя она это — зря. Все только и ахают, как свежа Алла в Юрмале, и нарадоваться не могут ее ежедневным дефиле в немыслимо роскошных нарядах, которых она навезла сюда четыре чемодана. Еще не оправившись от вечернего концерта у Паулса, где Примадонна в розовом пеньюаре куталась в накидку из белых страусиных перьев, все разглядывали невероятное золотое платье в нежных зеленовато-бордовых ориентальных узорах, которое одним своим видом подчеркивало неординарность и уникальность хозяйки."