July 30th, 2006

маски

Черный клавиш, белый клавиш, все, что было, не исправишь

Я слишком трепетно отношусь к Раймонду Паулсу - с огромным уважением как к человеку и с еще большим восхищением как к композитору (собственно, я об этом писал в день его юбилея - http://users.livejournal.com/_arlekin_/513213.html?mode=reply) - чтобы тупо на ура воспринимать все, что с ним связано. Творческий вечер Паулса в рамках "Новой волны" напоминал вечер художественной самодеятельности в элитном санатории. Нет, это даже хорошо - удалось избежать лишнего пафоса, словоблудия и занудства, Паулс сам вел концерт, говорил мало, скромно и без высокопарностей. Но набор номеров, конечно - очень сомнительный. Много проходняка и серости - но это ладно. Ведь были же вещи просто недопустимые. Искалеченный Иваром Калныньшем "Еще не вечер" - одна из самых удачных песен Паулса. Дважды уебищный "Вернисаж" дикого дуэта Калныншь-Ветлицкая. Ни одного сольного номера Вайкуле! Ну как же так - вечер Паулса фактически без Вайкуле, хотя в ее репертуаре - десятки его песен. Большая часть римейков - плохие, уродующие природу музыки Паулса и песен в целом. Причем не только в тех случаях, когда ретро пытались оживить быстрыми темпами и современным ритмами - это ладно. Но вот Интарс Бусулис спел "Я тебя рисую" из репертуара Яака Йолы как медленный блюз - и нормальная советская дискотечная песенка "пропала". А как можно включать рэп-вставки Доминика Джокера в текст Андрея Вознесенского? (при том, что номер "Полюбите пианиста" в исполнении трио Вайкуле-Стивер-Джокер сам по себе смотрелся еще ничего). "ВИА ГРА" превратила "Старинные часы" в шарманочную песенку - как будто играл музыкальный автомат где-нибудь в баре при борделе, а не живые люди, эмоций - ноль, драматизма - ноль.

Были и явные удачи: "Синий лен" Кристины Орбакайте, "Подберу музыку" Валерия Меладзе, "Ничего не случилось" Сергея Лазарева, конечно, "Я вышла на Пикадилли" Анжелики Варум - это было просто великолепно, на уровне Вайкуле, очень похоже - и в то же время иначе, по-своему. Блестяще сочиненный, хотя и несовершенно исполненный номер Сердючки "Делу время" - Верка в спортивном костюме терпит муки от соседей, которые гуляют под... Сердючку. Вроде бы просто придумано, идея на поверхности лежит - а попробуй, найди и подбери! Были и настоящие откровения. Я про "Миллион алых роз" группы "Космос". В прошлом году некая полуамериканка Стефани убила эту песню своим бездарным ремиксом. Благодаря "Космосу" шедевр Паулса-Вознесенского пережил второе рождения. У "Космоса" он звучит как драматический реквием - помимо того, что это фантастически музыкально, это еще и очень здорово театрально, хотя идея, опять же, простая в своей безупречной логике: один из участников в течение выступления что-то "рисует" у мольберта, в конце оказывается, что это портрет Пугачевой -она - актриса, маэстро Паулс - "бедный художник". Но описывать бесполезно - "Космос" с "Миллионом алых роз" обязательно надо видеть и слышать. У Пугачевой была только одна сольная песня - "Без тебя", хорошая, хотя не лучшая из тех немногих, что они сделали с Паулсом. Впрочем, АБ роскошная и это не обсуждается - нет таких мерок, чтобы ее оценивать, она сама себе эталон и все, что ни сделает - правильно, именно ТО и ТАК. Кода "живым голосом" - просто четыре ноты, обращенные напрямую к Паулсу: "ля-ля, ля-ля" - и все, но это потрясающе в своей гениальной простоте. Так ведь песни Паулса, по крайней мере, самые известные, тоже не так уж сложны: как в таких случаях говорят - "три аккорда". А больше и не надо.
маски

Андрей Данилко

- удивительный человек. Необыкновенно умный и тонкий - при этом без каких бы то ни было дешевых претензий на "интеллектуальность". И совсем без "игры" в жизни. Вот просто совсем. Я таких никогда не встречал - даже среди тех артистов, которых нежно люблю.
маски

А я сяду в кабриолет

- решил я вчера и сел. Это был кабриолет дорогого нашего (в смысле - не только моего, а всей российской прессы) латышского друга Юриса. Зачем я туда сел - это интересная история, которая берет свое начало с мая прошлого года. Тогда в Киеве Hiakintos c прискоком побежал в койку к субъекту, которого гей-пара, приютившая нас в украинской столице (Сашкины знакомые) определила "колобком", ради двух вещей: Дима-"колобок" а) жил на Крещатике на одной лестничной клетке с Веркой Сердючкой и б) ездил в кабриолете. На мое агрессивное недоумение (а я по другому недоумевать не могу - только агрессивно), как же можно трахаться с уродом из-за такой фигни, Сашка фанатично твердил: "Хочу ездить в кабриолете, чтобы волосы развевались на ветру!" Вот это "чтобы волосы развевались на ветру" я вчера и испытал по дороге от Юрмалы до Риги. Удовольствие, прямо скажем (даже если за него не надо обслуживать "колобков"), ниже среднего. Волосы действительно развеваются на ветру - так, что на голове потом черт-те что творится (а у меня там и без кабриолета - черт-те что). В ушах ветер - может продуть (а я и так полуглухой из-за хронического отита). Кругом шум от автострады, разговаривать невозможно - ничего не слышно (к тому же - см. выше - я и без того слышу неважно). Ну и что за радость эти ваши кабриолеты? Нет, мой транспорт - троллейбус. И точка.
маски

Долгая дорожка в дюнах

После предыдущей бурной рижской ночи хотелось прийти в себя, просто успокоиться, сидеть после утомительного дня в темноте на лавке среди сосен, дышать и молчать. Пока сидел и думал, не сходить ли на берег посмотреть на ночное море, из закрывающегося пресс-центра вышла Света, с которой мы знакомы еще по первой "Новой волне" 2002 года. И вдруг предложила пойти к морю - поскольку это совпало с моими размышлениями, я согласился. Мы впотьмах (дело шло к двум часам ночи) вскарабкались по крутой дорожке из настеленных деревянных реек, занесенных песком, на некоторых ее участках Свете пришлось вести меня за руку, иначе я переломал бы последние кости. Потом стояли у спокойного моря, смотрели на маяки справа и слева от нас, подсвечивающие пенные барашки на волнах. Ночную идиллию поминутно нарушала отдыхающая публика - подвыпившие придурки, собаководы со своими четвероногими людоедами... - в конце концов Света забеспокоилась: "Здесь небезопасно". А я не согласился. Это не потому, что я такой храбрый и не боюсь опасностей, и даже не потому, что в повседневной своей жизни я каждый день езжу в московском метро, в сравнении с чем беспокойная ночь на юрмальском пляже тиха, как сон младенца - я просто не верю в безопасность, в то, что где-то во Вселенной есть место (страна, землянка, галактика), где живой и хоть сколько-нибудь мыслящий человек может чувствовать себя защищенным от любых напастей.